Новости партнеров
Прослушать статью

«Я готов был отдать все деньги»

В Китае ежегодно похищают тысячи детей. Кому их продают и сколько на этом зарабатывают?

Фото: Kin Cheung / AP

Конфета, игрушка, обещание показать щенков — увлечь ребенка несложно. А китайские похитители детей — настоящие мастера своего дела и знают тысячи уловок. Но с самыми маленькими работает самая простая: отвлеки родителя, хватай малыша и беги. И чем младше ребенок, тем лучше — таких проще продать. Об этом приключении он скоро забудет и, оказавшись в новом месте и в новом окружении, воспримет все как должное. Ежегодно в Китае пропадают десятки тысяч детей. Эта проблема не решается десятилетиями, и за эти годы в стране выросло не одно поколение тех, кто даже не подозревает, что родители однажды просто купили их, как породистого щенка. Как устроен китайский рынок детей и почему власти не придают значение этой проблеме — в материале «Ленты.ру».

Мао Инь пропал в мгновение ока. Двухлетний мальчик с отцом Мао Чжэнцзином возвращался из яслей в городе Сиане, когда ему захотелось пить. Они остановились у гостиницы «Цзиньлинь», чтобы попросить у сотрудников воды. Пока отец отвлекся, остужая кипяток — в Китае принято пить горячую воду, — сын исчез.

Это случилось 17 октября 1988 года. С тех пор родители мальчика расклеили тысячи объявлений о пропаже в десяти провинциях, раздали сто тысяч флаеров, подняли на уши все поисковые группы и полицию. Ради поисков мать ребенка Ли Цзинчжи даже уволилась с работы. «Надежда — мой единственный стимул жизни, — говорила она журналистам. — Я обязательно дождусь дня, когда найду сына».

Женщина ходила на телешоу, 300 раз находила зацепки, но все безрезультатно. В 2007 году она присоединилась к самой известной в стране группе активистов по поиску пропавших людей — «Баобэй хуэйцзя», что буквально переводится как «Золотко, вернись домой». Ли даже помогла десяткам семей воссоединиться.

В итоге спустя более чем 30 лет судьба улыбнулась и ей. В апреле 2020 года полиция получила известия о молодом человеке, который мог быть пропавшим ребенком Ли и Мао. Он жил в тысяче километров от Сианя в провинции Сычуань под именем Гу Нинин. 34-летнему мужчине провели тест ДНК, и результат совпал с данными Мао Чжэнцзина и Ли Цзинчжи.

Как рассказали в полиции, в конце 1980-х Мао Иня усыновила бездетная семья, которой его продали за 6 тысяч юаней — 840 долларов по нынешнему курсу. О приемных родителях власти не распространялись, но заявили, что расследование дела еще не закончено. Сам Мао Инь не знал о своем прошлом, но решил, что будет проводить время с биологическими папой и мамой.

Похожая история произошла в минувшем октябре, но ждать родителям пришлось еще дольше. 70-летние супруги из провинции Шэньси воссоединились с сыном, похищенным у них 38 лет назад. Двухлетний мальчик пропал в 1982-м из собственного дома в деревне: отец уехал и не стал запирать дверь, а проснувшаяся утром мать обнаружила, что сына нет. Ребенка также обнаружили при сравнении ДНК с базой данных. К тому моменту ему стукнуло 40 лет, он жил в тысяче километров от родных вместе с женой и двумя детьми.

Однако так везет далеко не всем родителям, потерявшим детей. И таких в Китае много.

«Сиротки» на продажу

Похищения участились в 1980-е и в большинстве своем происходили в деревнях — там родителям тяжелее организовать поиски и поднять на ноги полицию. При этом цель похищения — не всегда перепродажа в семью. Некоторых детей отправляют заниматься принудительным трудом, проституцией или попрошайничать. Последних часто увечат — калекам чаще дают милостыню. При этом известны случаи, когда детей под видом сирот из детских домов отправляли в приемные семьи за рубеж. Таким образом, желая помочь иностранной сиротке, европейцы и американцы косвенно поддерживали бизнес по торговле детьми.

Официальной статистики о том, сколько малышей ежегодно похищают для перепродажи бездетным семьям, нет.

30-70
тысяч
детей, по примерным оценкам, похищают в Китае каждый год

Полиция, как правило, включает в статистику только раскрытые дела о похищениях. Так как родители не могут доказать, что их дети не сами сбежали из дома, а были похищены, их заявления пылятся в папке «о пропаже».

На портале «Баобэй хуэйцзя» с 2007 года появилось около 50 тысяч сообщений от семей, ищущих своего ребенка. Судя по этим объявлениям, больше всего детей — более 2 тысяч в год — похищали в 1990-е. Затем тенденция пошла на спад, и в последнее десятилетие на сайте ежегодно размещают менее 500 объявлений.

Из размещенных портфолио исчезнувших малышей можно сделать вывод, что самое опасное время года — лето. Причина, скорее всего, в том, что в теплое время года дети чаще и дольше гуляют на улице. Больше остальных воруют младенцев и детей до четырех лет. При этом независимо от сезона и возраста, главные жертвы киднепперов — мальчики. 

Многие семьи в Китае традиционно предпочитают иметь сыновей, а не дочек. Раньше женщины рожали, пока не появлялся наследник мужского пола. Однако с началом одиозной политики одного ребенка на семью, которая проводилась с 1970 по 2015 год, такая схема перестала работать. Девочек либо вообще не рожали — делали аборты, из-за чего сообщать пол будущего ребенка впоследствии запретили, — либо оставляли на произвол судьбы на улице или убивали в младенчестве. 

Если родить мальчика никак не получалось, приходилось действовать наверняка — покупать его. По некоторым данным, такая покупка обойдется семье примерно в 120 тысяч юаней (около 18 тысяч долларов). О разглашении «семейной тайны» такие покупатели как правило не переживают — менталитет китайцев устроен так, что если что-то не касается их лично, то в чужой дом нос совать они не будут, а документы на всякий случай можно оформить за взятку. Поэтому те, кто решит пойти в полицию и рассказать, что соседка внезапно родила двухлетнего мальчика, — большая редкость. 

Быстрые и дерзкие

В конце прошлого века организовать похищение было легче — на улицах не было камер, интернета тоже, организовать масштабные поиски родителям было крайне сложно. Но с тех пор многое изменилось — на проблему обратили внимание власти, интернет есть практически в каждом доме, в сети появились форумы и сайты, сообщества волонтеров с опытом поиска детей — бывших полицейских, детективов, — система слежения стала более продвинутой. Однако и это не всегда помогает.

По рассказам родителей, потерявших детей, зачастую полицейские не смотрят записи с камер. А даже если и смотрят, то только спустя сутки, когда концов уже не сыщешь

Ребенка Сунь Хайяна — Сунь Чжо — украли прямо из детского сада под объективом камеры наружного наблюдения в 2007 году. Неизвестный мужчина протянул ему игрушку и увел с собой в неизвестном направлении. «Я тогда выскочил на улицу и всю ночь бегал, выкрикивая имя сына, — вспоминает Сунь. — Больше всего меня беспокоило, что каждый раз, оказываясь на перекрестке, я не знал, куда дальше бежать». В полиции родителям сказали сначала поискать ребенка своими силами, так как подать заявление можно только спустя сутки после пропажи человека. Однако и через три дня стражи порядка отказались помочь семье.

«Мы решили объявить о вознаграждении (за информацию) в 100 тысяч юаней (около 13 тысяч долларов). В 2007 году это были огромные деньги. Но и этого было недостаточно. Я готов был все деньги отдать, занять, если нужно. В итоге мы удвоили сумму», — рассказывает Сунь Хайян. Сына так и не нашли.

Сунь Чжо в этом году должно исполниться 16 лет. Отец мальчика признается, что думает о нем каждый раз, когда видит на улице подростков его возраста.

Вместе с другими родителями, потерявшими детей, Сунь ездит в Пекин на митинги. По их мнению, если бы полиция действовала более оперативно, шансов вернуть детей было бы больше. Правда, такие демонстрации часто заканчиваются задержаниями участников.

При этом не только в деревнях или небольших городах, но и в столице родители должны быть начеку. В 2018 году в Пекине произошел вопиющий случай, всколыхнувший страну. В микроблоге Weibo появилась история мужчины, который рассказал, как в одном из торговых центров города его 11-месячного сына среди белого дня чуть не украли прямо из-под носа матери. Неизвестная женщина вынула мальчика из детского стульчика, пока мама отвлеклась. Та вовремя схватила сына, однако две другие подскочившие преступницы попытались ее остановить. На шум сбежались прохожие и отвоевали ребенка. 

Публикация вызвала бурную реакцию в соцсетях еще и потому, что мужчина прикрепил к ней фотографии документов, согласно которым женщин-киднепперов приговорили к пяти суткам административного ареста. Одна из них якобы заявила, что спутала мальчика со своим внуком. Полиция же поверила в ее оправдание и отказалась принимать заявление о попытке похищения, чтобы «лишний раз не наводить шум», говорилось в посте. «Если такое происходит в Пекине, то страшно представить, что в других местах творится», — подытожил автор.

@Shanghaiist / Facebook

Решительные меры

Судя по делам, которые полиции все же удается раскрыть, похищением детей занимаются крупные преступные организации, которые действуют по всей стране. Ребенка «перебрасывают» из рук в руки, из провинции в провинцию, чтобы его перемещение невозможно было отследить. Похититель, продавец, посредник, тот, кто следит за ребенком во время переездов, — всю эту цепочку людей редко удается вычислить, особенно когда для этого необходимо содействие властей разных регионов. 

Однако если преступников ловят, их ждут длительные сроки заключения и даже высшая мера наказания. Так, в 2018 году в Китае смертный приговор получили двое организаторов преступной сети по похищению детей. В начале 2000-х они украли девять мальчиков в провинции Гуандун. По словам злоумышленников, они перепродали их через некую «тетю Мэй», которую полиция так и не нашла. Тем не менее сроки от трех до десяти лет получили еще трое участников ОПГ. 

При том, что по сравнению с предыдущими десятилетиями детей стали воровать реже, говорить об этом, напротив, стали больше. О похищении пишут статьи, снимают документальные и художественные фильмы. Например, основанный на реальной истории фильм «Дорогой», известен не только в Китае — его показывали в программе Международного кинофестиваля в Торонто в 2014 году. 

Власти тоже больше не могут закрывать глаза на проблему. В 2009 году в Китае утвердили общенациональный отдел полиции по борьбе с торговлей людьми. Спустя пять лет Министерство общественной безопасности обязало полицейских незамедлительно принимать меры в ответ на заявления о пропаже детей, а не ждать 24 часа.

Появилась и государственная система экстренного реагирования под управлением министерства общественной безопасности, а также база образцов ДНК, чтобы можно было быстрее определить родство. Данные найденных детей туда добавляют полицейские, а родители могут внести свои и узнать, есть ли совпадения. Если спустя год после публикации сведений о ребенке биологические родители не отыскиваются, его отдают на усыновление. Правда, если они объявятся позже, то усыновление аннулируют и вернут дитя папе и маме. 

С 2015 года уголовную ответственность стали нести не только похитители и продавцы, но также покупатели детей

Ведь они не просто берут детей из сиротских домов, не подозревая об их прошлом. Обращаясь к преступникам сознательно, они сами составляют портфолио желаемого ребенка. Некоторым важно, чтобы он походил на них цветом волос или глаз, чертами лица. Кроме того огромное значение имеет пол, от этого зависит и цена.

В том же 2015-м Верховный Народный суд объявил, что количество похищений заметно снизилось, и в основном преступники «сбывают» детей, которых родители продали добровольно или просто бросили на улице. Как правило, такое случается, когда семья не может прокормить ребенка и хочет отдать его более обеспеченным людям. Здесь стоит отметить, что год от года благосостояние китайских семей растет, к тому же один из приоритетов властей — борьба с нищетой и развитие сельских районов. 

Еще одна причина, по которой бизнес по торговле людьми может вскоре уйти в прошлое, — постепенное снятие ограничений на число детей в семьях. Если раньше у китайцев был только один шанс родить «правильного ребенка», то с 2016 года руководство КНР разрешило гражданам иметь двух детей. 

Конечно, и новейшие системы слежения, и участие властей в поисках, и смягчение политики планирования семьи, возможно, решат проблему в недалеком будущем. Однако тысячам детей и родителей все равно так и не суждено будет воссоединиться.

Мир00:0417 октября

Кандидаты от бога

Иран мог стать светской страной, но пришел к исламской республике. Теперь к власти рвутся военные
Мир00:0211 октября

Ушел по-корейски

Студенческие бунты, самоубийства и пытки: как южнокорейский диктатор пытался удержать власть
Мир00:05 8 октября
URUMQI, CHINA - JULY 07: Chinese policemen push Uighur women who are protesting at a street on July 7, 2009 in Urumqi, the capital of Xinjiang Uighur autonomous region, China. Hundreds of Uighur people have taken to the streets protesting after their relatives were detained by authorities after Sunday's protest.  Ethnic riots in the capital of the Muslim Xinjiang region on Sunday saw 156 people killed. Police officers, soldiers and firefighters were dispatched to contain the rioting with hundreds of people being detained.  (Photo by Guang Niu/Getty Images)

Геноцид против сил зла

Китайские мусульмане много лет исчезают в лагерях. Почему за них решили вступиться США?