Новости партнеров
Прослушать статью

«Все будет нарастать, как снежный ком» Американские соцсети годами игнорируют законы других стран. Что может заставить их передумать?

Фото: Shailesh Andrade / Reuters

В январе 2021 года Facebook и Instagram пообещали открыть в Турции официальные представительства. Властям страны удалось повлиять на IT-компании с помощью нового закона о регулировании соцсетей, пригрозив цифровым гигантам крупными штрафами и замедлением трафика. Вопрос открытия локальных офисов оказался актуален в связи с ситуацией в США, где главы крупнейших социальных сетей лично заблокировали аккаунты действующего президента Дональда Трампа и его многочисленных сторонников. В России тоже хотят принять закон, обязывающий иностранные интернет-компании иметь представительства в стране. Как это защитит цифровой суверенитет государства — в материале «Ленты.ру».

Наказали лирой

В середине января замглавы министерства транспорта и инфраструктуры Турции Омер Фатих Сайян сообщил гражданам хорошие новости: владельцы Facebook и Instagram наконец-то согласились открыть в стране официальные представительства. Добиться желаемого властям удалось с помощью последовательных действий: в сентябре 2020-го Анкара утвердила новый закон о регулировании соцсетей, а спустя месяц оштрафовала практически все популярные иностранные платформы за отказ его исполнять. Уже в ноябре Facebook, Instagram, Twitter, YouTube, Periscope и TikTok заплатили 10 миллионов турецких лир (101,5 миллиона рублей) за то, что в надлежащий срок не предоставили информацию о своих представителях в стране.

10
миллионов лир
Такую сумму выплатили все популярные соцсети за нарушение турецкого законодательства

Согласно недавно принятому документу, все работающие в Турции иностранные соцсети, в которых зарегистрировано более миллиона человек, обязаны иметь локальные офисы. При этом глава представительства должен быть гражданином Турции.

Свежий законопроект включает в себя и другие обязательства для популярных интернет-платформ. В частности, он обязывает соцсети хранить все данные жителей Турции на территории страны. Есть и специальные правила, касающиеся модерации контента: «оскорбительные и клеветнические» посты, если таковыми их признают власти, должны удаляться без решения суда в течение двух суток. Нарушителей ждет наказание в виде крупного штрафа или значительных сокращений трафика.

Открытие представительств Facebook и Instagram можно считать большой победой властей Турции. Многие государства пытаются заставить крупные площадки открыть официальные представительства, потому что только это позволяет властям требовать от них соблюдения местного законодательства.

«Существует такая правовая лазейка, которая позволяет игнорировать правила рынка, если компания не открывает представительство, а также избегать необходимость соблюдения требований местного законодательства», — объясняет председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России Александр Журавлев. Эта лазейка дает возможность IT-компаниям уклоняться от налогов и штрафов за нарушение законов.

В пример он приводит российскую практику. Как и в Турции, в нашей стране действует закон о локализации персональных данных. По нему иностранные компании, оперирующие большими объемами персональных данных россиян, обязаны хранить их на серверах в России. Однако делают это далеко не все. Государство не только не может заставить корпорации открыть представительства, но и взыскать с них штрафы за то, что они отказываются это делать. К примеру, Twitter на протяжении нескольких лет не выплачивает четыре миллиона рублей за отказ в локализации персональных данных. «Если мы говорим о том, что необходимо бить рублем, то есть взыскивать штрафы, то эти штрафы просто неоткуда взыскивать», — поясняет Журавлев.

Турецкий прецедент может позитивно повлиять на неразрешимую проблему с западными соцсетями в России, предполагает он.

«Это определенный жест уважения к стране, показатель того, что компания приходит всерьез и надолго, что она намерена работать в правовом поле, в соответствии с законодательством этой страны», — считает член Общественной палаты России Александр Малькевич. Иностранные IT-компании обязаны открывать официальные представительства во всех государствах, где они ведут бизнес, высказался Малькевич разговоре с газетой «Взгляд».

Стимуляция бигтеха

На вопрос, может ли Россия перенять турецкий опыт взаимодействия с крупными американскими IT-компаниями, эксперты отвечают положительно. По словам Журавлева, в силу уже вступили несколько законов, которые в будущем смогут стимулировать иностранные соцсети к работе в правовом поле. Важными нововведениями он называет увеличение штрафов за противоправную информацию, а также наказание за цензуру в отношении российских СМИ.

Последний закон был принят в конце 2020 года и касается YouTube, Facebook, Twitter и других представителей бигтеха. Он позволяет наказывать соцсети за ограничение доступа к российским СМИ из-за расовой, национальной или политической принадлежности. Нарушителям грозят штрафы, замедление трафика или даже полная блокировка сервиса на территории страны.

«Я полагаю, что на этом останавливаться не стоит. Сегодня могут быть приняты и другие меры. Допустим, дополнительные законодательные запреты на обработку отдельных категорий данных», — считает Журавлев, объясняя это тем, что сбор персональных данных является для соцсетей основным заработком. Подстегнуть IT-гиганты открывать «дочки» в России может запрет на размещение рекламы в социальных сетях для компаний с государственной долей, продолжает он.

Замедлять трафик для соцсетей-нарушителей можно только в крайнем случае, когда все остальные меры уже применены, а взыскание штрафов не работает, подчеркивает глава комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики. Замедление трафика ударит непосредственно по пользователям ресурсов, в то время как экономические меры будут напрямую принуждать социальные сети идти на уступки.

Турецкий гамбит

В Общественной палате России настаивают на том, что отечественные законотворцы должны провернуть турецкий сценарий. 22 января участники круглого стола в ОПРФ пообещали направить письмо в Госдуму с просьбой поспешить принять закон, который обяжет иностранные соцсети открывать локальные представительства в стране. В Общественной палате надеются, что рассмотрение законопроекта начнется в весеннюю сессию, потому что «в соцсетях существует множество угроз».

«Мы не раз предлагали депутатам Госдумы взять пример турецких коллег и ускориться в совершенствовании нашего законодательства по этому поводу. В России тоже нужен закон, который даст государству широкий набор инструментов воздействия на интернет-платформы для отстаивания прав граждан», — заявил в ходе круглого стола Малькевич.

Среди одной из главных угроз от зарубежных соцсетей эксперты назвали повторение ситуации, которая произошла с теперь уже бывшим президентом США Дональдом Трампом.

Речь идет о том, что все популярные американские соцсети буквально в одночасье заблокировали аккаунты политика после того, как его сторонники устроили беспорядки в Капитолии 6 января. Twitter навсегда удалил учетную запись Трампа (на нее были подписаны более 90 миллионов человек), а Facebook ограничила доступ к его странице до 21 января — непосредственно до вступления в должность нового президента Джо Байдена. Так же поступили YouTube, Snapchat, Twitch и Discord. Ради повсеместной блокировки Трампа американский бигтех практически уничтожил соцсеть Parler, где общались сторонники лидера страны. Сначала приложение удалили из App Store и Google Play, а затем Amazon полностью перекрыл ей воздух, прекратив предоставлять услуги облачного хранилища.

«Так называемый бигтех присвоил себе абсолютно наднациональные права: нет больше никаких законов, нет никакой власти над всевластием транснациональных IT-корпораций. Если раньше они загоняли нас в цифровой концлагерь, то теперь появился новый термин — "цифровое убийство"», — возмутился Малькевич. По его словам, в погоне за блокировкой Трампа соцсети не остановились даже перед серьезными финансовыми потерями: из-за падения акций Facebook и Twitter в общей сложности потеряли около 44 миллиардов долларов.

Малькевич считает, что похожие ситуации могут повториться в США и в будущем, но куда важнее следить за ситуацией в России, где, по его выражению, «продолжается цензура отечественных СМИ». В качестве примера он привел блокировку ролика Руслана Осташко на YouTube-канале PolitRussia и отдельные выпуски новостных программ ряда средств массовой информации. Кроме того, эксперт отдельно отметил блокировки региональных филиалов ВГТРК в Instagram. «Это все будет продолжаться, это все будет нарастать как снежный ком», — предрек член ОП.

Опасность повсюду

По мнению большинства участников круглого стола в Общественной палате, в России необходимо всерьез заняться регулировкой соцсетей как минимум по нескольким причинам. И потенциальное «цифровое убийство», как это было в случае с Трампом, — лишь одно из негативных последствий того, что соцсети обрели серьезное влияние на политику во всем мире.

Исполнительный директор Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям Екатерина Мизулина пожаловалась на то, что ролики в TikTok и Twitter массово провоцируют российских детей к участию в несанкционированных митингах. В качестве доказательства член ОП показала несколько коротких роликов, в которых блогеры высказывали негативное отношение к действующей власти. По ее мнению, это «дорогая кампания», которая явно кем-то финансируется. «Совершенно непонятно, за чей счет праздник», — недоумевала Мизулина, недовольная мягкими мерами Роскомнадзора в отношении соцсетей, в которых распространялись подобные видео.

Заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Никита Данюк заметил, что, несмотря на законодательные подвижки, механизмов контроля социальных сетей у того же Роскомнадзора пока недостаточно. Данюк считает замедление трафика соцсетей в случае нарушений оптимальной мерой, поскольку это позволяет оградить пользователей от контента, который власти признали запрещенным, но при этом не блокировать сервис полностью.

В то же время некоторые представители IT-индустрии полагают, что открытие представительств в России не решит проблему отношений власти с иностранными соцсетями. Игорь Ашманов, президент компании «Крибрум», которая занимается мониторингом и анализом социальных медиа, видит угрозу в США. Он убежден, что западные социальные сети — инструмент в руках правящего американского режима. В связи с этим эксперт не верит в то, что открытие «дочек» популярных сервисов в России гарантирует то, что они перестанут исповедовать прежние принципы.

«Я не вижу способа договориться с соцсетями, если они не прекратят политическую деятельность на нашей территории (то есть если не прекратит государство США)», — полагает Ашманов.

Схожей точки зрения придерживается доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве России Геворг Мирзаян. По мнению политолога, отечественные власти потеряли контроль над умами и настроениями молодежи. Он полагает, что это произошло вследствие того, что в стране нет нормальной альтернативы зарубежным соцсетям. Отчасти в этом виновато государство, которое «не вкладывало должных усилий в развитие отечественных соцсетей». Мирзаян — за радикальный сценарий. По его мнению, Россия должна двигаться по китайскому пути: заниматься не только жестким запретом, но и активно создавать свои альтернативы соцсетям. Причем замены Facebook и YouTube должны быть «не куцыми, а популярными, интересными и привлекательными» для молодой аудитории.