Новости партнеров
Прослушать статью

Алмазы, золото и кровь. Почему Россию обвиняют в зверствах наемников из ЧВК в Центральной Африке?

Российские специалисты — ветераны военных кампаний в Афганистане, Чечне и Сирии — прилетают в африканскую страну, раздираемую гражданской войной, и за короткий срок превращают толпу вооруженных людей в боеспособную армию. Не вмешиваясь непосредственно в конфликт, они способствуют тому, чтобы страна из «несостоявшегося государства» понемногу превращается в крепкого союзника России. Такую картину событий в Центральноафриканской республике (ЦАР) демонстрируют не только российские СМИ, но и недавно вышедший на экраны российский кинофильм «Турист». Но на Западе рисуют совсем другую картину происходящего: в стране якобы работают сотни наемников из частной военной компании (ЧВК) Вагнера — они не только поощряют зверства в отношении мирных жителей, которые устраивают местные военные, но и сами в них участвуют. Что известно о событиях в ЦАР, почему там идет война и зачем в ней участвует Россия — разбиралась «Лента.ру».

«Я был в ЦАР на прошлой неделе. Я видел вагнеровцев в работе, они там повсюду. (...) Они не приносят стране ничего, кроме, возможно, оперативного решения вопросов безопасности, но при этом они нарушают права человека и творят бесчинства», — заявил 30 июня на конференции в Вашингтоне генеральный директор Военного штаба Евросоюза Эрве Блежан.

Его рассказ — лишь один из множества примеров «обличения» России и ее граждан в причастности к жестокостям в ЦАР. 24 июня ситуацию в Центральноафриканской республике обсуждали на заседании Совета безопасности ООН. В стране, по словам ее представителя при организации, в последние месяцы участились случаи насилия: незаконных убийств, изнасилований, грабежей и пыток стало на 28 процентов больше по сравнению с прошлым годом, в особенности против мусульманского населения. Это происходит на фоне того, что республиканские власти устанавливают контроль над все большей территорией страны, оттесняя повстанческие группировки. Утверждается, что в городах и деревнях идут «зачистки», жертвами которых становятся не только повстанцы, но и мирные жители.

Саванна в крови

Тревожные новости из Центральноафриканской республики регулярно появляются в российских СМИ. В конце мая из-за подрыва мины там погибли трое российских граждан. Они находились в стране в качестве инструкторов: с 2018 года Россия снабжает ЦАР оружием и по просьбе местных властей отправляет в страну военных и гражданских специалистов. Их цель — обучать правительственные войска и налаживать инфраструктуру.

По официальным данным, в ЦАР сейчас работают 535 военных специалистов, но на Западе уверены, что на самом деле российских бойцов в ЦАР в несколько раз больше, просто большинство из них находятся там в качестве наемников, сотрудников так называемой группы Вагнера и других ЧВК. Информации о том, сколько всего россиян работает в ЦАР, Российская Федерация не приводит: в МИД заявляли, что такими данными не располагают.

Зато такие данные якобы имеются у иностранных институтов: CNN и международная группа расследователей The Sentry, опираясь на закрытые документы ООН, насчитали на территории ЦАР 30 баз и опорных пунктов, на которых размещаются вооруженные россияне в количестве от 10 до 100 и более человек.

2300
российских наемников
находится в ЦАР, по утверждениям западных СМИ

Точного числа наемников не называет никто, но власти России отрицают сам факт их пребывания в стране — по российским законам наемничество уголовно наказуемо. Как подчеркивают в разговорах с журналистами представители российских инструкторов, в боевых действиях они не участвуют, открывают огонь лишь в том случае, когда их жизни угрожает опасность. Западные источники утверждают обратное: граждане РФ не просто участвуют в планировании и проведении операций правительственной армии, но и принимают участие в расправах, которые африканские военные учиняют на занятых территориях.

Речь идет о десятках трагических случаев: расстрелы мирных жителей в мечетях и на улицах, сожженные деревни, погибшие от шальных пуль дети и женщины. О причастности россиян к этим событиям за три недели до CNN сообщало одно из самых влиятельных иностранных СМИ в ЦАР — французская радиостанция RFI.

В ООН не спешат публиковать доклад рабочей группы Верховного комиссариата по правам человека о зверствах «российских наемников»: документ, на который ссылаются СМИ, пока остается конфиденциальным, в большинстве публикаций обвинениям предшествует слово «предположительно».

Российские государственные СМИ указывают на то, что эти обвинения абсолютно бездоказательны, это подтверждают и власти ЦАР. Пример того, как выглядит российское присутствие в ЦАР, — боевик «Турист» (его, по некоторым данным, финансировал бизнесмен Евгений Пригожин, имя которого связывают с деятельностью ЧВК Вагнера), где российские инструкторы выступают на стороне добра и вступают в бой только по необходимости. А название документального фильма Russia Today, снятого на ту же тему, говорит само за себя: «Как Россия помогает Центральноафриканской республике остановить одну из самых долгих войн».

Страна тяжелой судьбы

Гражданская война идет в ЦАР с 2013 года, но военные действия с разной интенсивностью продолжаются в стране не одно десятилетие. В начале ХХ века республика, еще будучи французской колонией, пережила период эксплуатации, затем против колониальных властей поднялось одно из крупнейших движений за независимость.

В 1960 году Франция отпустила колонию в свободное плавание, сохранив, впрочем, и политическое влияние, и тесные экономические связи. Вскоре после этого у власти оказался Жан Бедель Бокасса — безумный и жестокий диктатор. Он провозгласил себя императором и, подражая Наполеону, устраивал грандиозные церемонии и пиршества, не обращая внимания на бедственное положение населения. Бокасса известен тем, что хранил в холодильниках на дворцовой кухне части тел своих врагов: по его собственным словам, не для употребления в пищу, а в ритуальных целях.

После свержения Бокассы, к которому приложили руку французы, власть неоднократно переходила из рук в руки. За эти годы в стране сложилась своеобразная политическая традиция: каждая последующая группировка, оказавшись у власти, начинала репрессии против своих предшественников. Жители ЦАР в основном считают себя христианами — в том числе те, кто участвует в жестоких расправах над врагами. Мусульмане составляют меньшинство, с которым у остального населения отношения напряженные. Однако политические и военные конфликты редко возникают здесь на религиозной и этнической почве. Как правило, они начинаются по непонятным причинам.

В ЦАР проживает более 80 народностей, говорящих на разных языках. Вооруженные группировки зачастую формируются из представителей одного этноса

Территория ЦАР богата ресурсами — в стране добывают алмазы, золото, нефть и урановую руду, в ее лесах растут ценные породы деревьев, но из-за постоянной нестабильности это одно из самых неблагополучных мест в мире. В 2019 году республика заняла предпоследнее место по индексу человеческого развития, а с поправкой на неравенство и вовсе занимает самое последнее, опережая Нигер и соседний Чад. Ее также признавали худшим местом для взросления и худшей страной по уровню здоровья граждан.

По оценкам международных организаций, примерно половина населения республики находится в бедственном положении и нуждается в гуманитарной помощи, а за последние годы почти каждому четвертому из примерно 4,6 миллиона жителей страны пришлось покинуть свое жилище — часть беженцев осталась внутри страны, десятки тысяч мигрировали в соседнюю Республику Конго и другие государства.

Иностранное участие

Нынешний конфликт в основном начинался как религиозный, но стал политическим. Мусульманские группировки, объединившись в коалицию «Селека» в 2012 году, пошли войной на президента Франсуа Бозизе (тот пришел к власти путем переворота десятью годами ранее) и уже на следующий год смогли добиться его свержения. Это не привело к мирной передаче власти, напротив — повергло страну в хаос: ее территорию разделили между собой от 15 до 20 различных вооруженных групп.

Хотя у некоторых из них — например христианской и антимусульманской «Антибалаки» («антимачете») — поначалу были идеологические основания для войны, в итоге все свелось к контролю над добычей золота и древесины, считает Льюис Мадж из правозащитной организации Human Rights Watch. Такое отношение естественным образом привело к жестокости и поборам с мирных граждан.

Войну за ценные ресурсы не удалось остановить мировому сообществу: операции французских войск дали лишь временный результат, не помогло и вмешательство международного контингента. Учрежденная в 2014 году операция ООН по поддержанию мира (MINUSCA) имеет в распоряжении до 15 тысяч человек, однако ее присутствие не привело к объединению страны.

Избранный в 2016 году президент Фостен-Арканж Туадера еще во время предвыборной кампании подчеркивал, что не поддерживает ни мусульманские группировки, ни их противников. Он выступал за примирение сторон и привлечение иностранного участия для восстановления страны. Но мира добиться не удалось: боевики сохраняли свое влияние, столкновения продолжались, продолжалось обнищание населения и вынужденная массовая миграция.

Зато получилось договориться с иностранцами: в 2018 году Туадера подписал межправительственное соглашение с Россией. Российская помощь, считают западные СМИ, не ограничилась поставками оружия и обучением солдат: вместе с военными специалистами приехали политические — помогать президенту с переговорами и грядущими перевыборами. Как указывает «Рыбарь» — аналитическая группа, специализирующаяся на африканском и ближневосточном регионе, — российские специалисты, помимо прочего, налаживают таможенную службу и помогают ЦАР вернуться в Кимберлийский процесс, который позволит местным жителям снова легально добывать алмазы.

Что такое Кимберлийский процесс?

Кимберлийский процесс — международная организация, призванная бороться с теневым оборотом алмазов. 80 стран-участниц согласились совместно предотвращать появление на рынке «кровавых алмазов» — камней, деньги от продажи которых идут на финансирование локальных войн и террористических группировок.

Когда в ЦАР разгорелся последний гражданский конфликт, ее участие в Кимберлийском процессе приостановили. Позже, в 2015 году, добычу алмазов частично разрешили — на той небольшой части территории, которую контролировали правительственные войска. Сейчас российская сторона работает над полноценным возвращением ЦАР в процесс, что в перспективе может обеспечить дополнительные рабочие места и принести стране необходимые средства.

Впрочем, главное достижение, к которому ЦАР пришла при участии россиян, все же военное. Еще в прошлом году государственные силы контролировали примерно одну пятую территории республики. Заключенные в 2019 году Хартумские соглашения не сработали — повстанцы вышли из них и в преддверии выборов организовали новое нападение на Банги, столицу страны. Атаку удалось отбить. Сейчас, по разным данным, правительственные войска удерживают контроль над 70-90 процентами страны — практически над всей ее территорией, если учитывать зоны контроля группировок, примирившихся с государством.

Законная добыча

В соглашении, подписанном РФ и ЦАР, значится, что их сотрудничество строится на взаимном интересе к развитию. Разумно было бы предположить, что российские структуры — государственные или негосударственные — получают от этого определенную материальную и политическую выгоду.

Как подчеркивал заместитель главы МИД Михаил Богданов, формально Россия не отправляет в страну военный контингент, инструкторы — не в счет: она ведет себя в соответствии с планом, который одобрили в Совбезе ООН в 2018 году. Даже поставка в ЦАР военной техники не может считаться военным вмешательством, но лишь в том случае, если соглашение действительно соблюдается.

Западные страны все громче говорят об обратном: что существующая вне закона ЧВК Вагнера ответственна и за обучение солдат, и за добычу ископаемых, и даже за личную охрану Туадера. И Россия, считают они, напрямую причастна к этим процессам. Журналисты утверждают, что заявления об отсутствии в ЦАР наемников — ложь, а постоянный представитель США при ООН Ричард Миллс подчеркивает, что силы ЧВК нельзя считать независимым актором: они, по его словам, лишь «действуют как продолжение Минобороны России».

Как указывает Сорча Маклеод, член правозащитной группы ООН по наемникам, использование такого формата, как ЧВК с ее позывными вместо имен, закрытыми лицами и менее вертикальной структурой, открывает возможности, недоступные кадровой армии. Бойцы, которых невозможно запомнить и привлечь к ответственности, безнаказанно делают и то, что от них требуется, и то, что выходит за рамки миротворческой работы.

Колониальные инфовойны

В том числе из-за скрытности оказываются бездоказательными западные обвинения: просто «белые люди, говорящие по-русски» — недостаточное описание для поиска конкретных виновников, и все предоставленные доказательства бесчинств россиян — пока лишь слова очевидцев. Это сыграло роль и в деле об убийстве российских журналистов Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко в 2018 году: недалеко от места их гибели якобы видели машину с «белыми людьми», идентифицировать которых так и не смогли. Дело, по словам родственников погибших, не двигается с мертвой точки.

Всю ситуацию в целом не назовешь прозрачной — и такое положение дел дает большое пространство для вбросов и дезинформации. Как указывают аналитики из группы «Рыбарь», некоторые местные СМИ, связанные с Западом, регулярно производят фейки о присутствии россиян в стране: это одна из их основных целей. К примеру, в феврале портал Corbeau News, сочувствующий повстанцам, выдал пленение чернокожего солдата FACA за поимку «русского наемника».

В первую очередь в атаках на имидж российских солдат заинтересована Франция: французов возмущает, что русские действуют в их «исторической» зоне влияния. Еще в декабре, перед выборами, Reuters сообщало, что в центральноафриканском Facebook выявили «войну троллей»: там шли две кампании по дезинформации, направленные на жителей ЦАР. Одна, предположительно, велась с российской стороны, другую подготовили французы. Социальная сеть тогда удалила более 500 фейковых аккаунтов.

Франция еще в 2018 году предупреждала, что Россия становится новым игроком в ЦАР, а сейчас глава французского МИД вполне открыто заявляет, что президента Туадера окружают одни россияне, и Россия благодаря успешным военным действиям захватывает все больше влияния в стране.

В попытке вернуть влияние в бывшей колонии Франция ведет не только информационную кампанию. В начале июня она сократила военную и денежную помощь ЦАР. Позже в том же месяце стало известно, что президент Туадера сместил двух пророссийских министров, в том числе министра обороны Мари Ноэль Кояра, в тот самый момент, когда она находилась с визитом в России.

Неясно, насколько этот ход связан с действиями западных стран. Гендиректор Военного штаба Евросоюза Эрве Блежан заявил, что много общался с Туадера во время недавнего визита в страну и увещевал его не полагаться на помощь Москвы, которая претендует на суверенитет его государства и в долгосрочной перспективе якобы вовсе не заинтересована в благополучии ЦАР.

***

Последние действия президента могут вызывать опасения у российской стороны, но в целом случай ЦАР можно назвать примером свершившейся экспансии России в далеком и относительно незнакомом регионе. Неясно, насколько сообщения о пророссийских настроениях местного населения основаны на фактах. Успех фильма «Турист», премьера которого состоялась на стадионе в Банги, едва ли говорит о реальном положении дел, а победа в очередной войне в ЦАР может вообще ничего не значить. И все же сегодня Россия (или те, кто ее представляют) играет в судьбе этой африканской страны заметную роль.

Это едва ли изменит жестокие обычаи местного населения. Расправы над бойцами вражеских группировок — устоявшаяся традиция гражданской войны в ЦАР, и бойцы правительственных войск не откажутся от нее, несмотря на усилия иностранных инструкторов. Поэтому люди здесь будут гибнуть даже после победы республиканских властей. Убедительных доказательств того, что к этим расправам причастны российские граждане — нет. Как и доказательств их непричастности.