Прослушать статью

Волкодав Сталина. Советский разведчик ликвидировал врагов СССР по всему миру. За что Хрущев отправил его в психбольницу?

Павел Судоплатов
Павел Судоплатов

«Лента.ру» продолжает цикл статей о советских разведчиках, оказавшихся в центре самых важных событий мировой истории. В прошлой статье речь шла об отважной разведчице Африке де лас Эрас. Сегодня, 7 июля, в день рождения Павла Судоплатова мы расскажем о жизни этого знаменитого разведчика, которого за глаза называли волкодавом Сталина. С 1929 по 1953 год все наиболее важные операции советских спецслужб так или иначе были связаны с его именем. Судоплатов лично ликвидировал лидера украинских националистов Евгения Коновальца, организовал убийство Льва Троцкого и руководил отделом, который добывал данные о ядерной программе США. И это лишь малая часть длинного послужного списка генерала Судоплатова. После смерти Сталина опытный разведчик оказался в опале. Его преданность вождю вызывала тревогу у Никиты Хрущева, и в итоге сталинского волкодава надолго заперли в психбольнице.

Поздним утром 23 мая 1938 года в ресторан гостиницы «Атланта» в Роттердаме (Нидерланды) вошел мужчина средних лет. Он расположился за столиком у окна и заказал бокал хереса. Попивая вино, он думал о том, как в скором времени изменится судьба мира, а заодно и его собственная. Это был лидер украинских националистов в изгнании Евгений Коновалец — недавно он был представлен рейхсканцлеру Германии Адольфу Гитлеру, и теперь разрабатывал план отделения большей части Украины от СССР. При финансовой и военной поддержке Германии Коновалец мечтал создать независимую и свободную от коммунистов Украину.

Около полудня за столик к Коновальцу подсел мужчина — явно хорошо ему знакомый. «Самоуверенная осанка, возраст около 30-35 лет, 1,7-1,8 метра ростом, аккуратно одетый и гладко выбритый человек», — так позже опишет его официант. Коновалец недолго беседует с гостем, и тот вскоре уходит, тепло попрощавшись и оставив на столе подарок — коробку шоколадных конфет. Коновалец, конечно, не догадывался, что его собеседник — советский разведчик Павел Судоплатов, а его визит в «Атланту» — финальный этап операции советских спецслужб. Примерно через 30 минут Коновалец решил отведать конфет, открыл коробку — и прогремел взрыв...

***

Павел Судоплатов родился 7 июля 1907 года в украинском городе Мелитополе. Большую семью, в которой, кроме Павла, росли еще четверо детей, обеспечивал отец: он трудился разнорабочим, мельником, пекарем, официантом и поваром. Но в 1917 году глава семьи неожиданно скончался.

Судоплатовы переехали в маленькую двухкомнатную квартиру, которую снимали у одного из местных домовладельцев. Пока мать и старшая сестра Павла пропадали на работе, мальчик углубился в изучение «Азбуки революции».

Идеи построения справедливого общества пришлись Судоплатову по душе: в 12 лет он сбежал из дома и через некоторое время примкнул к красноармейцам. Несмотря на юный возраст, военные оценили умеющего читать и писать подростка — его определили в роту связи 44-й стрелковой дивизии Красной армии.

Наравне со старшими товарищами Павел принимал участие в сражениях под Киевом — бились в основном с отрядами украинских националистов, которыми командовали Евгений Коновалец и Симон Петлюра. Как-то юный Судоплатов вместе с однополчанами попал в плен — их планировали расстрелять, но многие, в том числе и Павел, сумели бежать.

Пережил будущий разведчик и тяжелый недуг — в условиях фронтовой антисанитарии он заболел тифом. В 1921 году Судоплатова направили в Особый отдел дивизии, который незадолго до этого понес серьезные потери. Павел быстро освоил навыки телефониста и азы шифровки.

Но более ценной для себя он считал возможность присутствовать при неофициальных переговорах с партизанским руководством, которые проводились с участием сотрудников ЧК в Житомире.

В логово националистов

После обещанной националистам правительственной амнистии Судоплатов возвратился в родной город, где занял пост младшего оперативного сотрудника в Государственном политическом управлении (ГПУ) при НКВД и держал на связи информаторов из немецкого, греческого и болгарского поселений.

В 1927 году Судоплатова приняли в члены ВКП (б) и перевели в Харьков — там состоялась его встреча с коллегой и будущей женой Эммой Кагановой. По инициативе жены Павел поступил на факультет права местного университета, но вскоре был вынужден оставить учебу из-за нехватки времени — работал Судоплатов с десяти утра до одиннадцати вечера.

Кроме основной работы, Павел занимал пост комиссара спецколонии в Прилуках и следил за бывшими беспризорниками

К своим воспитанникам Павел относился тепло — он и сам успел побывать беспризорником в Одессе.

В Москву Судоплатов переехал в 1933 году: он был принят на работу в иностранный отдел ОГПУ и возглавил подразделение, занимающееся эмигрантскими экстремистскими организациями.

Вскоре он получил предложение стать разведчиком-нелегалом в Германии. Язык, которого разведчик совсем не знал, он выучил за восемь месяцев — практиковался дома, разговаривая с женой исключительно на немецком. Перед ответственной командировкой Судоплатов освоил основы рукопашного боя и научился стрелять из разных видов оружия.

Главной целью разведчика был его давний противник Евгений Коновалец, который к тому времени стал главой Организации украинских националистов (ОУН), осел в Германии и свел тесную дружбу с Гитлером.

При помощи фюрера Коновалец планировал сепарировать Украину и возглавить ее

К слову, с лидером ОУН у разведчика были личные счеты — в сражении с людьми Коновальца погиб старший брат Павла Николай, а в 1934 году члены боевой ячейки по ошибке расстреляли во Львове друга Павла, дипломата и разведчика Андрея Майлова — его перепутали с генеральным консулом СССР. Кроме того, террористы ОУН были причастны к расправе над главой МВД Польши Брониславом Перацким.

Подобраться к Коновальцу советским властям удалось через его представителя на Украине Василия Лебедя — тот стал агентом советской разведки еще в 1920 году. Согласно оперативному плану, в Германию Судоплатов должен был попасть под видом племянника Лебедя.

На грани провала

Путь Судоплатова, получившего псевдоним Андрей, лежал через Финляндию, границу с которой он перешел по лесной местности нелегально.

В Хельсинки его ждал еще один агент советской разведки — местный представитель Коновальца Кондрат Полуведько. Вскоре Судоплатов столкнулся с серьезной нехваткой денег.

В тяжелые минуты его выручали живущие в Финляндии разведчица Зоя Воскресенская-Рыбкина и ее муж, резидент СССР Борис Рыбкин — во время рабочих встреч они подкармливали Павла шоколадом и бутербродами. Следующим пунктом назначения для разведчика был Стокгольм.

Туда в сопровождении Полуведько Судоплатов прибыл под видом активиста из Центрального подразделения ОУН.

В Швеции Павел оказался на грани провала: после проверки пограничник отказался отдавать Судоплатову паспорт, не увидев сходства между ним и фотографией в документе

Но тут помог Полуведько, который начал сыпать угрозами и в итоге заставил пограничника вернуть Павлу паспорт. Через неделю Судоплатов оказался в Берлине, где предстал перед ожидавшим его Коновальцем.

Любимец главаря

Несколько серьезных бесед с националистом Павел выдержал успешно — вскоре его приняли в организацию и направили на трехмесячные курсы в нацистскую школу в Лейпциг. Там Судоплатову стало известно, что около двух тысяч националистов готовы к боевым действиям в ряде областей Украины — Галиции, Волыни и Буковине.

Экстремисты также планировали провести несколько терактов против партийных деятелей в Москве. Применив всю силу убеждения, Судоплатов уговорил сепаратистов отказаться от диверсий, аргументируя свои доводы высокими рисками разгрома и необходимостью дождаться начала войны между Германией и СССР.

Зная о том, что в рядах ОУН назревает раскол и к власти рвутся сторонники Степана Бандеры, Судоплатов осведомил Коновальца о словах одного из своих одноклассников по нацистской школе

Тот в присутствии Павла неосмотрительно высказался, что Коновальцу следует покинуть свой пост — из-за возраста, за что и поплатился жизнью.

А Судоплатов благодаря такому ходу добился исключительного доверия лидера националистов. В знак благосклонности Коновалец сделал Судоплатова личным представителем и взял с собой на деловую встречу в Париж.

Там Павлу предстояла встреча с советским курьером и передача всей собранной информации об ОУН

Соблюдая все условия конспирации, разведчик прибыл в условленное место и с огромным удивлением обнаружил, что связным была его жена — Эмма прибыла в Париж под видом студентки из Швейцарии. Снабдив ее данными, Павел все же настоял, чтобы она больше не участвовала в столь опасных операциях и отказалась от роли связной.

Шоколадная бомба

В 1937 году Центр отозвал Судоплатова в Москву. Коновальцу это известие было преподнесено как выгодное для ОУН мероприятие: Павел устроится радистом на советское судно и, приплывая в иностранные порты, будет поддерживать связь с разными группами националистов.

Однако путь в СССР чуть было не закончился для разведчика тюрьмой — когда он переходил границу с Финляндией по болотистой местности, его схватили пограничники.

Около месяца в ИНО НКВД пыталось выяснить, куда пропал Судоплатов. Предполагалось, что он был ликвидирован врагами

Нашел Павла Полуведько, который подтвердил, что арестованный — член ОУН, и переправил его в Эстонию. Оттуда Судоплатов под видом туриста по фальшивому паспорту прибыл в СССР. За свою деятельность в Германии разведчик был удостоен ордена Красного знамени.

Подробности своей командировки он доложил лично Сталину. Вскоре было решено использовать внутренние распри в ОУН и ликвидировать Коновальца: это должно было привести к активной борьбе за власть между националистами и, как следствие, сильно ослабить деятельность самой организации.

Операция по покушению на жизнь Коновальца разрабатывалась под кодовым названием «Ставка» (по другим данным — «Стена»). Чекисты остановились на идее замаскировать взрывчатку под коробку шоколадных конфет — Судоплатову было известно, что Коновалец любит сладкое и никогда не откажется от такого подарка.

Механизм бомбы, состоящей из химического кислотного взрывателя и тротиловой шашки весом 150 граммов, был хитроумным: изготовители уверяли, что взрыв произойдет через полчаса после того, как коробка перейдет из вертикального в горизонтальное положение.

«Это вам подарок из Киева»

Встреча советского разведчика с лидером националистов состоялась в мае 1938 года в одном из ресторанов голландского Роттердама. Помимо бомбы Судоплатов прихватил с собой пистолет «Вальтер», но пуля предназначалась не Коновальцу — в случае ареста разведчик планировал свести счеты с жизнью.

Чтобы у Коновальца не возникло идеи сразу же распечатать «взрывные» конфеты, Павел прихватил с собой еще одну коробку со сладостями, ее он сразу же открыл и протянул националисту. После непродолжительной беседы Судоплатов поспешил распрощаться — якобы торопился на корабль.

Покинув ресторан, он отправился в ближайший магазин одежды и переоделся в купленные там плащ и шляпу. При выходе из торговой точки Павел услышал звук, напоминавший хлопок. Добравшись через Париж в Барселону, разведчик узнал из газет, что операция окончилась успехом — Коновалец погиб при выходе из ресторана.

Перебраться из Испании во Францию, а затем и в СССР, Судоплатову помог генерал Котов — сталинский ликвидатор и разведчик Наум Эйтингон

Между тем члены ОУН догадались, кто стоял за устранением их лидера, и заочно вынесли предателю смертный приговор.

Боевики не знали настоящих данных разведчика, но в их распоряжении было его фото — случайный фотограф запечатлел Судоплатова и Коновальца во время совместной прогулки. Однако, несмотря на активную помощь абвера, выйти на след Павла мстителям так и не удалось.

«Утка» для Троцкого

В 1938 году Судоплатов был назначен исполняющим обязанности руководителя ИНО НКВД — после ареста его предшественника Сергея Шпигельгласа. Но вскоре Павлу припомнили его приятельские отношения с репрессированными коллегами: понизили до заместителя испанского отдела и чуть было не исключили из партии.

Все поменялось, когда Сталин решил привлечь разведчика к важной миссии — разработке плана по ликвидации опального революционера Льва Троцкого

Павла вновь повысили — на этот раз до замначальника разведки НКВД. Его напарником стал Эйтингон, вместе разведчики приступили к организации спецоперации под кодовым названием «Утка».

В окружение Троцкого, который с 1937 года обосновался в Мексике, был внедрен испанский коммунист Рамон Меркадер. Агенту удалось очаровать Сильвию Агелоф — сестру секретарши революционера. Под видом сына бельгийского дипломата Меркадер стал часто гостить у Троцкого.

В конце августа 1940 года Меркадер, как обычно, пришел в особняк политика и, улучив момент, ударил его ледорубом по голове. Троцкого успели доставить в больницу, но рана оказалась смертельной, на следующий день революционер скончался. Позже на вопрос, считает ли Судоплатов преступлением организацию убийства Троцкого, разведчик отвечал категорично.

За несколько дней до начала Великой Отечественной войны вместе со своим заместителем Эйтингоном Судоплатов занимался разработкой планов по уничтожению складов с горючим, которые фашисты успели разместить на границе с СССР. А после нападения немцев была создана Особая группа при наркоме внутренних дел.

Именно тогда перед Павлом поставили новую задачу: создать группу из опытных разведчиков-диверсантов, которые будут действовать как в тылу врага, так и в Москве в том случае, если город захватят фашисты

Для формирования подполья в Москве Судоплатов рискнул привлечь уголовников — те согласились искупить свою вину и при необходимости привести в действие бомбы, заложенные в ряде объектов. К подрыву, помимо прочего, готовили Большой театр и гостиницу «Москва», где предположительно должен был остановиться Адольф Гитлер.

«Я знал, с чего начинать: пустить в ход женщину»

В начале 1942 года Судоплатов возглавил 4-е управление НКВД СССР. Подбирая сотрудников в свой отдел, Павел настоял, чтобы из тюрем освободили ряд репрессированных разведчиков — например, Якова Серебрянского, который в свое время учил Судоплатова тонкостям разведывательного дела.

Некоторых освобожденных разведчиков, не имеющих собственного жилья в Москве, Судоплатов поселил в своей квартире на улице Горького. Под контролем Павла была создана отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), в которую вошли более 25 тысяч человек. Среди будущих диверсантов были 800 выдающихся спортсменов СССР.

На базе, организованной на территории столичного стадиона «Динамо», их учили минному делу, приемам ночной разведки, прыжкам с парашютом

В итоге бойцов разделили на две тысячи групп, среди которых были знаменитые отряды «Москва» и «Победители».

Успех судоплатовских диверсантов был оглушительным: им удалось ликвидировать 150 тысяч фашистов, среди которых было более 80 высокопоставленных сотрудников верхмата, уничтожить полторы тысячи вражеских эшелонов и более 700 километров кабеля связи противника.

Павлу также поручили развитие секретной агентурной сети на оккупированных территориях и разработку радиоигр для дезинформации врага. На счету Судоплатова две успешно проведенных радиоигры — «Монастырь» и «Березино». Кроме того, разведчик предлагал Сталину разработанный им план по устранению Адольфа Гитлера.

По некоторым данным, речь шла о популярной в фашистской Германии актрисе Ольге Чеховой, которую в свое время удалось завербовать советскому разведчику Яну Черняку. Чехова должна была провести на один из приемов боксера Игоря Маклашевского, которому и надлежало ликвидировать Гитлера. Впрочем, Сталин идею Судоплатова в итоге отклонил.

«Задача — добраться до Сталина»

Пока Судоплатов предлагал Сталину устранить Гитлера, фашисты планировали покушение на советского лидера: разработкой этой операции занимался гитлеровский диверсант Отто Скорцени.

В сентябре 1944 года разведчикам Судоплатова удалось рассекретить очередного ликвидатора. Тот под видом майора Красной армии был высажен немцами под Смоленском — террористу даже сделали пластическую операцию, обезобразив следом от ранения, якобы полученного в сражении.

В 1944 году Павел стал работать по американскому атомному проекту «Манхэттен». Задействованные для «ядерной» разведки нелегалы снабдили советских ученых информацией по параметрам критической массы плутония и урана, а также по устройству реакторов и детонаторов.

Между тем в СССР столкнулись с новой проблемой: в стране не хватало запасов урановой руды необходимого качества

По своим каналам Судоплатов узнал, что высококачественную руду можно достать неподалеку от болгарской столицы Софии. Согласие создать совместное добывающее предприятие Павел получил от генерального секретаря ЦК БКП Георгия Димитрова.

Перед Ялтинской конференцией, где в феврале 1945 года должны были встретиться Сталин, Рузвельт и Черчилль, Судоплатов узнал — переводчиком со стороны лидера США будет близкий родственник террориста из организации «Лига Обера». Чекисты обратились с этой информацией к начальнику караула Рузвельта, и тот без лишних слов выслал ненадежного лингвиста из СССР.

Охота на «Волка»

В 1949 году Судоплатов вернулся к разработкам по деятельности ОУН — на этот раз ему предстояло устранить нового лидера националистов Романа Шухевича (псевдоним Волк). Для этого разведчик первым делом отправился в город Львов, где поисками Шухевича уже занимался Никита Хрущев.

Первый секретарь ЦК Компартии Украины предпочитал тактику постепенного розыска бандеровца, которая не давала никаких результатов. Судоплатов доложил об обстановке Сталину; недовольный действиями Хрущева генералиссимус отправил его в отставку.

На след националиста вышли в конце февраля 1950 года — по наводке одной из агентов удалось задержать любовницу Шухевича Дарью Гусяк. Девушка была захвачена врасплох, не успела воспользоваться лежащими в сумочке пистолетом и капсулой с ядом, но наотрез отказалась выдавать местонахождение возлюбленного.

Судоплатов распорядился поместить ее в камеру с чекистской осведомительницей. Та сумела втереться в доверие к Гусяк и уговорила ее передать записку Шухевичу через арестантку, которая должна была со дня на день выйти на свободу.

Так стало известно, что националист находится в расположенном под Львовом селе Белогорща

Судоплатов сразу же отправил туда отряд из 60 оперативников и 380 солдат — они нашли Шухевича в расположенном в его доме тайнике и застрелили при попытке к бегству. По слухам, после смерти своего лидера националисты стали называть Судоплатова «волкодавом Сталина».

Последнее задание, которое Судоплатов получил лично от Сталина в конце февраля 1953 года, — ликвидация революционера Иосипа Броз Тито. Исполнителем, по мнению советского лидера, должен был стать разведчик-нелегал Иосиф Григулевич, а устранить югославского лидера предполагалось при помощи распыленных бактерий легочной чумы или яда.

Судоплатову план не понравился — он не хотел терять Григулевича, у которого в случае успеха операции не было ни единого шанса на выживание. Пока разведчик тянул время, ломая голову, как сохранить жизнь своему подчиненному, 5 марта из Кремля пришла весть: Сталин скончался.

От расстрела — в психбольницу

Григулевич был спасен, но теперь опасность нависла над самим Судоплатовым — массовые репрессии постигли связанных с арестованным в июне 1953 года Берией сотрудников органов госбезопасности.

Ставший главой СССР Хрущев припомнил обиды давнему врагу: в августе 46-летнего Судоплатова задержали прямо в его рабочем кабинете — за «участие в антикоммунистическом заговоре» — и лишили всех наград и званий. И наверняка бы расстреляли, если бы разведчик не прибегнул к хитрости, которой до этого обучал своих подчиненных.

Судоплатов успешно симулировал помешательство: в состоянии крайнего истощения его доставили в больницу, но заключенный как будто впал в прострацию и не реагировал на внешние раздражители.

И даже в момент, когда ему проводили весьма болезненную манипуляцию — пункцию спинного мозга, разведчик не издал ни звука. Продолжать допросы было бессмысленно: местом заключения Павла в итоге стала больничная койка, на которой он провел целых пять лет.

Благодаря верной супруге, которая завербовала одну из сотрудниц лечебницы, Судоплатов был в курсе происходивших в стране событий. Дежурившая у его кровати медсестра оборачивала свою книгу газетами с важными новостями или зашифрованными письмами от Эммы, а разведчик аккуратно их читал.

«Родина за тебя не постоит»

В 1958 году Павел понял, что опасность расстрела миновала, и быстро «пошел на поправку», надеясь, что ему удастся теперь доказать свою невиновность. Но мечтам о свободе не суждено было сбыться — дело Судоплатова передали в суд, а самого его лишили права на защиту, не предоставив адвоката.

За тайный сговор с Берией для достижения «сепаратного мира» с фашистской Германией разведчика приговорили к 15 годам лишения свободы. Срок он отбывал в знаменитом Владимирском централе. Тюремные годы сделали разведчика инвалидом — он перенес три инфаркта и ослеп на один глаз.

Находясь за решеткой, Судоплатов составил и отослал Хрущеву план по созданию аналога американских Green Berets («Зеленые береты») — спецназа КГБ. Задумка разведчика была воплощена в жизнь. Занятным руководству СССР показалось и другое предложение Павла: привлечь к действиям против Ирака лидера курдов Масуда Барзани.

А в августе 1968 года срок заключения Судоплатова подошел к концу.

В разведку он уже не вернулся — стал писателем. Из-под его пера вышла книги «Разведка и Кремль. Воспоминания ненужного свидетеля», «Победа в тайной войне. 1941-1945 годы» и «Вторая мировая война. Хроники тайной войны и дипломатии».

Добиться своей реабилитации ему удалось лишь в 1992 году. Спустя четыре года 89-летний Судоплатов умер. Похоронили выдающегося разведчика на Донском кладбище столицы, рядом с женой, которая скончалась в 1988 году.