Новости партнеров
Прослушать статью

«Метастазы на теле демократии» Facebook превратилась в Meta. Спасет ли это соцсеть после мощного удара по репутации?

Фото: Facebook / Reuters

Facebook остается самой популярной социальной сетью в мире, несмотря на многочисленные скандалы и факты о ее деятельности , которые вскрылись после публикации внутренних документов корпорации. Сначала крупнейший сбой в работе Facebook и принадлежащих ей площадок, а затем обвинения в распространении фейков, разжигании ненависти в сети и влиянии на политические события — в 2021 году корпорацию накрыла буквально лавина негатива. На этом фоне основатель и глава Facebook Марк Цукерберг решил превратить корпорацию в метавселенную, что критики сочли попыткой уйти от подпорченной репутации и одновременно заявить о желании еще больше доминировать на технологическом рынке. Однако с тем, что ребрендинг поможет Цукербергу восстановить имидж компании и вернуть доверие пользователей, согласны не все. Поможет ли смена названия уйти корпорации от ответственности и что о ее масштабном обновлении думают российские и зарубежные специалисты — в материале «Ленты.ру».

«Искаженная картина»

25 октября 2021 года в крупных зарубежных СМИ, среди которых The Wall Street Journal, Bloomberg и CNN, начали разоблачительную кампанию против Facebook. Источником для журналистов стали копии внутренних документов корпорации, которые им передала бывшая сотрудница Facebook Франсис Хауген (Frances Haugen). В материалах были прямые свидетельства того, что компания наносит своим пользователям вред.

Документы, предназначенные только для сотрудников компании и скрытые от общественности, содержали сведения о том, как Facebook намеренно разжигала ненависть и вражду среди пользователей, а также о том, что соцсеть провалила борьбу с распространением фейков и опасной информации. Вдобавок ко всему стало известно, что компания предоставляла определенные привилегии политикам и знаменитостям и разрабатывала план по завлечению детей в социальную сеть.

В день, когда вышли расследования, представители Facebook опубликовали пресс-релиз, в котором отчитались о доходах компании за третий квартал 2021 года. Из сообщения, которое осталось практически незамеченным на фоне разгоревшегося скандала, следовало, что дела у компании Цукерберга идут хорошо: в период с июля по сентябрь прибыль Facebook выросла на 17 процентов и составила 9,19 миллиарда долларов по сравнению с 7,85 миллиарда долларов за аналогичный период прошлого года.

Тогда же основатель Facebook отверг на своей странице обвинения СМИ. Однако отметил, что справедливая критика помогает технологической корпорации становиться лучше. «Но то, что мы видим сейчас, — это скоординированные усилия по выборочному использованию слитых документов с целью демонстрации искаженной картины о компании», — заявил предприниматель.

Тем не менее ни отчет о росте прибыли, ни официальное обращение Цукерберга к прессе не помогли защитить акции компании от падения из-за утечки документов. Если 25 октября акции Facebook стоили 328,69 доллара, то на следующий день их стоимость снизилась до 315,81 доллара. Пик падения был зафиксирован 27 октября — тогда акции американской корпорации можно было приобрести за 312,22 доллара

Но 28 октября ситуация резко выправилась. В этот день Цукерберг объявил о ребрендинге своего проекта и смене названия на Meta. Во время онлайн-презентации предприниматель рассказал, что хочет создать метавселенную, где пользователи при помощи гарнитур виртуальной реальности будут работать, общаться друг с другом, приобретать товары и играть в игры. После этого интерес инвесторов к акциям обновленной компании вырос.

«Выдумывал всякий бред»

На название Meta Цукерберга вдохновил роман популярного американского писателя-фантаста Нила Стивенсона «Лавина», который вышел в 1992 году. Сюжет книги разворачивается в недалеком будущем, где весь мир объединяет «метавселенная» — трехмерное виртуальное пространство, в котором люди взаимодействуют друг с другом с помощью аватаров.

Хотя сам Стивенсон в интервью для Vanity Fair признался, что во время работы над романом «выдумывал всякий бред», «Лавина» приобрела культовый статус среди жителей Кремниевой долины. Многие предприниматели, ученые и инженеры увидели в книге точное описание будущего планеты.

По словам Цукерберга, о создании метавселенной он начал задумываться еще в начале 2010-х годов, когда Facebook приобрела соцсеть Instagram и мессенджер WhatsApp. В разговоре с The Verge он заверил, что смена курса развития компании и переименование в Meta никак не связаны со скандалом, разгоревшимся из-за слива внутренних документов.

Предприниматель объяснил, что его проект давно уже перестал быть обычной социальной сетью. Сегодня Facebook, по словам Цукерберга, это нечто большее. «Остальные компании придумывают новые способы взаимодействия людей с технологиями, в то время как наша компания разрабатывает технологии, чтобы люди могли взаимодействовать друг с другом», — уточнил он.

В ближайшие десять лет большинство жителей планеты начнет проводить время в метавселенной, надеется Цукерберг. Вместе со своей командой он разрабатывает технологии, которые позволили бы человеку появляться в интернет-пространстве в виде голограммы или специального аватара и разговаривать в виртуальной гостиной с тем, который находится на другом конце земного шара.

Концепция, которую описал в интервью основатель Facebook, уже появлялась в фантастических произведениях и компьютерных играх, отметил председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России (АЮР) Александр Журавлев в беседе с корреспондентом «Ленты.ру».

Косметический ремонт

В том, что Meta представили как способ объединять людей, эксперты увидели попытку отвлечь внимание общественности от скандала. Некоторые специалисты считают, что Цукербергу следовало сосредоточиться не на ребрендинге, а на преодолении репутационного кризиса компании. Они упрекнули главу Metа в том, что он беспокоится об имидже компании куда больше, чем о том, какой вред ошибки корпорации наносят миллиардам пользователей.

Этой позиции придерживается старший колумнист агентства Bloomberg Тимоти О’Брайен (Timothy O’Brien). Он назвал масштабное обновление Facebook косметическим ремонтом. Журналист обвинил Цукерберга в том, что тот боится принимать серьезные решения, «как зрелый и ответственный руководитель», и вместо того, чтобы сделать механизмы работы компании прозрачными и понятными, просто отвлекает внимание общественности.

«Смена названия не является надежным лекарством от болезней, которые разрушают репутацию компании», — заявил О’Брайен и в качестве примера вспомнил другую крупную компанию, которая попыталась уйти от ответственности, сообщив о ребрендинге. Так, по его словам, в 2003 году поступил табачный гигант Philip Morris Companies Inc., владеющий брендами Marlboro Сigarettes и Maxwell House Сoffee. Сигареты Philip Morris были любимым брендом несовершеннолетних курильщиков, и корпорация сменила официальное название на Altria Group Inc., чтобы уйти от претензий.

На общее у Facebook и Philip Morris указал и Майк Дэвис (Mike Davis), глава Internet Accountability Project — некоммерческой американской организации, цель которой — привлекать крупные технологические компании к ответственности за преступления. «Facebook идет по стопам табачного гиганта, которого обвиняют в токсичном и смертоносном влиянии на общество. Philip Morris поймали во время охоты на детей, и он стал называться Altria. Facebook тоже поймали во время охоты на детей, и компания решила сменить название на Metа», — приводит его слова Bloomberg.

Генеральный директор консалтинговой фирмы International Marketing Partners Эллисон Стюарт-Аллен (Allyson Stewart-Allen) в беседе c The Guardian отметила, что ребрендинг демонстрирует оторванность Facebook от реальности. В действиях Цукерберга эксперт также увидела жест отчаяния: руководство корпорации надеется, что смена названия станет предметом общественного обсуждения и проблема с фейками и деструктивным контентом станет второстепенной.

Более резкую оценку происходящим событиям дал американский ученый, профессор Джорджтаунского университета Мэтт Блейз (Matt Blaze) на своей странице в Twitter. Он уверен, что новое имя никак не повлияет на деятельность технологической корпорации. «Смена названия Facebook на Meta решает проблемы так же, как и введение сочетания "расширенный метод допроса" вместо слова "пытки" (речь идет о появлении эвфемизма, обозначающего массовое применение пыток в отношении заключенных в американских тюрьмах — прим. "Ленты.ру")», — написал эксперт.

«Глобальная машина слежки и пропаганды»

О том, что переименование корпорации в Meta не поможет Цукербергу избежать ответственности, говорят также многие политики и общественные деятели. В то же время власти разных стран мира отмечают, что онлайн-платформы, которые используют для разжигания ненависти и распространения дезинформации, должны подчиняться законам. Многие из них подчеркивают, что готовы идти до конца в вопросе «обуздания» алгоритмов сервиса.

Большую угрозу обществу, по их мнению, представляет Facebook. Так, во время слушаний по законопроекту Online Safety Bill («О безопасности в интернете») министр цифровых технологий, культуры, СМИ и спорта Великобритании Надин Ванесса Доррис (Nadine Vanessa Dorries) предупредила руководителей корпорации о том, что новое название не спасет компанию от наказания за то, как она закрывала глаза на распространение опасного контента. Глава ведомства пригрозила взыскать с Facebook огромный штраф за тот вред, который корпорация причинила обществу.

О том, что платформа плохо влияет на пользователей, говорил и американский сенатор Ричард Блументал (Richard Blumenthal). Политик отметил, что ребрендинг Facebook не сможет «стереть годы коварной практики распространения ненависти и геноцида, а также пренебрежения частной жизнью и благополучием детей». Его коллега Эд Марки (Ed Markey) заявил, что вместо Meta компанию «следует называть тем, чем она является в действительности, — угрозой частной жизни, демократии и здоровью детей».

Наиболее острая реакция последовала от общественной активистки, члена палаты представителей Конгресса США Александрии Окасио-Кортес (Alexandria Ocasio-Cortez). В Twitter она назвала Meta «метастазами раковой опухоли на теле демократии». Окасио-Кортес также обвинила компанию в том, что из социальной сети та превратилась в «глобальную машину слежки и пропаганды для усиления авторитарных режимов и уничтожения гражданского общества ради прибыли».

«Метадиктатура»

Российские политики и эксперты по информационным технологиям и цифровому праву, однако, оказались не так единодушны в оценки ребрендинга Facebook. Пока одни относятся к этому с настороженностью и предупреждают об уязвимости пользователей перед технологическими корпорациями, другие видят в масштабном обновлении всего лишь новую маркетинговую стратегию.

В частности, член Совета Федерации Алексей Пушков раскритиковал идею и написал, что миллионы молодых людей хотят увести в «дивный новый мир» Meta, который будет жестко контролироваться его основателем на основе правил новой метадиктатуры. Как уточнил сенатор, зачатки этого уже видны в той информационной политике, которую проводят глобальные платформы. Конечной целью Meta он считает не прибыль, а власть над человеческим обществом.

Обеспокоенность из-за метавселенной Цукерберга выразил и председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения АЮР Журавлев. В комментарии «Ленте.ру» он отметил, что, с одной стороны, такие глобальные изменения не могут не быть интересны, а с другой стороны, они вызывают настороженность: Meta будет знать о пользователях гораздо больше, чем знает сегодня Facebook.

«Мeta будет обладать очень большим количеством информации о личности человека, его предпочтениях и привычках, а также о иных каких-то вещах, присущих пользователю. И в этом случае вопрос защиты цифровой личности, мне кажется, будет наиболее остро стоять, потому что на повестке дня будут проблемы, связанные с использованием этих данных и утечкой более чувствительной информации», — подчеркнул он.

Перед тем как присоединиться к метавселенной, пользователям следует проявить осмотрительность и осторожность, внимательно изучив правила игры этого продукта, уточнил Журавлев. По его мнению, проект Цукерберга будет нуждаться в обязательном регулировании со стороны властей. Он объяснил это тем, что цифровому миру, как и обычному, присущи такие негативные явления, как кража личности и буллинг

С этим, однако, не согласился член Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, президент «Крибрум» Игорь Ашманов. В разговоре с «Лентой.ру» Ашманов отметил, что сегодня основная проблема социальной сети заключается в том, что многие устали от ее структуры: неудобной модели общения, системы модерации постов, блокировки аккаунтов без объективной причины.

Глава «Крибрум» предположил, что масштабное обновление Facebook — это «чисто медийная история», а деятельность компании никак не изменится. «У меня есть гипотеза, согласно которой в Facebook пришел новый директор по маркетингу, а новый директор по маркетингу всегда начинает со смены бренда и корпоративного стиля. Может, я ошибаюсь, конечно, но снаружи это выглядит именно так», — подытожил Ашманов.