"Мы не беспокоимся о доле рынка"

Интервью с Нельсоном Маттосом, Google

Нельсон Маттос работает в Google вице-президентом. Сейчас он отвечает за продукты и разработки компании в Европе, Африке и на Ближнем Востоке, а до прихода в Google проработал 15 лет в IBM. Из-за извержения вулкана он не смог прилететь в Москву. Поэтому российский офис Google устроил нам видеоконференцию. Я больше часа говорил с Нельсоном о планах Google, отношении к конкурентам и философии компании.

Первый же вопрос, который я задал, относился к браузеру Chrome, который набирает все большую популярность; впрочем, чтобы обогнать Internet Explorer, ему при таких темпах понадобится не один год. По мнению Нельсона, никакого противоречия тут нет – обычные браузеры начинались 15 лет назад и были ориентированы на работу с текстом. Chrome, напротив, ориентирован, в первую очередь, на веб-приложения. Доля браузера на рынке для нас менее важна, чем то, что теперь крупнейшие игроки и производители ПО начинают поддерживать открытые стандарты в браузерах.

Как и все топ-менеджеры крупных компаний, он иногда говорит слайдами из презентаций – в очередной раз напоминает, что в Chrome заложили принцип трех S: стабильности (stability), скорости (speed) и безопасности (security). "Мы выложили эту технологию в открытый доступ", - говорит он. – "Если бы целью Google было доминирование на рынке браузеров, мы бы не раскрыли исходники". Маттос добавляет, что компания не очень волнуется насчет доли рынка – гораздо важнее для Google использование на том же рынке ключевых технологий Chrome.

Тот же самый подход применяется и в других продуктах – Нельсон, в частности, назвал Android. Эта открытая мобильная операционная система задумывалась как альтернатива господствующим на рынке закрытым операционным системам. Сейчас андроидофоны выпускают многие производители – некоторые пользуются тем, что под Android написано свыше 50 тысяч приложений, а некоторые просто сокращают издержки.

Так или иначе, Google собирается очень косвенно зарабатывать на Android. В компании рассчитывают, что с помощью этой ОС пользователи будут проводить больше времени в Сети. Больше будут искать в Google. Больше кликать на рекламные объявления. Такие длинные цепочки может строить только очень крупная и уверенная в себе компания. С другой стороны, доля Google на рынке поисковой рекламы в большинстве стран превышает 60-70 процентов. Это в России у него всего около трети рынка, в то время как у "Яндекса" – более 50 процентов. Тут возникает один вопрос. Согласно исследованиям comScore и HitWise, в последние несколько месяцев доля Google на мировом рынке падает. Сократилась она и в России, причем, как считают в "Яндексе" - за счет их нового поискового механизма MatrixNet, позволяющего учитывать при ранжировании результатов тысячи факторов.

Мантра про "мы не особо волнуемся о доле рынка" к этой ситуации не очень подходит, однако она снова звучит. Правда, Нельсон в этот раз объясняет свое отношение к изменению положения Google чуть иначе. По его словам, перспективно попытаться ввести сервисы, которые направлены на удовлетворение новых, только появляющихся потребностей пользователей. Это, например, социальные отношения в Сети, местная информация вроде расположения ближайших ресторанов и кафе, мобильные сервисы и мобильные приложения. Надо полагать, о мобильниках в Google сейчас много думают – компания всеми силами добивается одобрения покупки рекламного оператора AdMob. Google готов заплатить за него 750 миллионов долларов.

Вообще говоря, очень многое в ходе интервью наталкивалось на слово "долгосрочный". Так, в России недавно запустились "Google Покупки" - альтернатива "Яндекс.Маркета". Разница в подходах бросается в глаза – в "Яндексе" приложили огромные силы к составлению каталога товаров, много работали над партнерской частью программы.

Тем удивительнее, что в Google в подобных ситуациях не хотят иметь прямых отношений с партнерами. Как объясняет Нельсон, в долгосрочной перспективе партнерская схема является немасштабируемой. В несколько раз вырастет рынок электронной коммерции и настанет время полностью автоматических решений, потому что люди перестанут справляться с потоками информации.

На решение задачи обхода интернет-магазинов и автоматического сбора данных о товарах может уйти не один год. В то же время еще десять лет назад никто и подумать не мог, что, например, системы автоматического перевода достигнут нынешнего качества. Или что алгоритмы распознавания текста смогут без проблем "читать" вывески.

"У Google есть философия, которая заключается в том, чтобы выпускать продукты рано. Не стоит воспринимать наши ранние версии продуктов, как нечто завершенное – они ждут доработок, но уже предоставляют некоторые базовые возможности, необходимые пользователю".

По словам Нельсона Маттоса, эта философия их не подводила даже тогда, когда речь шла о корпоративных заказчиках, придирчиво относящихся к качеству приложений.

Впрочем, когда продукт находится в состоянии бета-версии по пять лет и больше, к этому привыкаешь.

Наука и техника00:02Сегодня

Дело техники

Европа объединилась ради победы над Россией. Пока только в космосе

Марс наш

Россияне полетели на Красную планету, но их сгубила водка: Surviving Mars