Закон Санта-Клауса

Почему сказки должны быть предметом научных изысканий

Несколько дней назад на “Ленте.Ру” появилась новость про Санта-Клауса, которая вызвала большое количество гневных комментариев читателей. В новости рассказывалось, что студенты университета Северной Каролины по заданию преподавателей придумывали объяснения необычным способностям Санта-Клауса, благодаря которым он может узнавать, кто из детей хорошо вел себя весь год, угадывать их пожелания и развозить подарки за одну ночь. Предложенные студентами варианты должны были укладываться в рамки существующих физических теорий.

Многие читатели отнеслись к этой идее американских профессоров крайне негативно: по мнению критиков, затея с придумыванием рациональных объяснений вымышленным явлениям является бессмысленной и только отнимает у студентов время, которое они могли бы потратить на более полезные занятия. Ведь настоящий ученый должен интенсивно трудиться восемь часов в своей лаборатории, изобретая что-то очень полезное (и желательно понятное) для общества или кропотливо проводя эксперименты, результатом которых опять-таки должно стать появление прибора, улучшающего жизнь людей. По большому счету, в глазах людей, которые рассуждают подобным образом, ученый – это такой специфический вариант офисного работника разве что более рассеянный и со смешными странностями.

Но ключевое отличие ученого от неученого заключается не во всклокоченной прическе и очках с толстыми стеклами, а именно в способности увидеть в исследуемом явлении то, чего в нем не видят другие. Сколько людей наблюдало за падением яблок с веток по осени, но только Ньютон осознал, что те же законы, которые заставляют яблоки лететь вниз, управляют движением планет вокруг Солнца (хотя история с упавшим на голову Ньютона яблоком – хрестоматийный научный миф).

Август Мебиус изобрел свою знаменитую ленту, обладающую только одной поверхностью, после того как долго пытался застегнуть пуговицу, у которой была неправильно пришита петля (тоже, скорее всего, миф, но очень характерный – не про ученых таких мифов не придумывают). Дмитрий Менделеев увидел периодическую таблицу элементов во сне. Архимед придумал свой закон, глядя, как из ванны, где он лежал, выливается вода.

Помимо способности видеть странные сны и угадывать новые топологические объекты в сплетении ниток, ученых отличает склонность проводить безумные, на первый взгляд, эксперименты. Думается, соотечественники весьма скептически относились к чудаку Галилею, который занимался тем, что сбрасывал различные предметы с высоты и смотрел, как быстро они упадут (опять-таки, вряд ли Галилей затаскивал экспериментальный инвентарь на Пизанскую башню, как гласит миф, но подобные опыты он точно ставил). Примеры необычных опытов можно найти не только в XVI веке – летом 2010 года группа физиков опубликовала статью, в которой были описаны результаты сбрасывания сверхточной установки для измерения гравитационного притяжения с высоты 150 метров. Специально для того, чтобы отмечать авторов самых идиотских опытов, даже была учреждена Шнобелевская премия, ежегодно вручаемая за научные работы, которые "невозможно или не нужно воспроизводить".

Пророческие откровения и любовь к постановке бессмысленных (как кажется) опытов оказались соединены в одних и тех же людях не случайно. Эти свойства характерны для людей, которые умеют мыслить нестандартно и способны перешагивать через устоявшиеся стереотипы. Задача ученого всегда состоит в выяснении того, что еще неизвестно - то есть, фактически, в придумывании новых свойств реальности. Одна из научных идей гласит, что систему нельзя до конца познать средствами самой системы – так двумерный человечек, живущий на листе бумаги, никогда не сможет до конца осознать, что же такое объем, хотя он и сможет путем размышлений вычислить многие свойства трехмерного мира. Но даже для того, чтобы представить себе, что трехмерный мир в принципе существует, человечку-"плоскатику" придется выйти за рамки другой системы, вообразить то, что в его мире не существует.

У некоторых людей ярко выраженные способности мыслить в обход традиционных шаблонов проявляются в детстве. У других такой подход к думанью не столь заметен, но и те и другие могут существенно развить свои способности к размышлению о мире. И задачка наподобие той, которую придумали профессора университета Северной Каролины - это отличный тренинг. Кстати, один из любителей проводить дурацкие эксперименты, отмеченный комитетом Шнобелевской премии, Андрей Гейм, в 2010 году получил еще и Нобелевскую премию, причем открытие графена, за которое Гейм удостоился самой престижной научной награды, стало итогом еще одного идиотского опыта, поставленного без особой надежды на успех, а просто потому, что ученым было интересно: а что же из этого выйдет?

Марс наш

Россияне полетели на Красную планету, но их сгубила водка: Surviving Mars