Мир не перевернулся

Андрей Коняев о спорах умных людей и журнале "Сноб"

Признаюсь, дорогой читатель, что существует нефиговая вероятность, что все, с чем ты ознакомишься ниже, вовсе не праведный гнев пролетария пера и хронического мизантропа, а инспирированный чувством глубочайшей зависти пасквиль, вообще недостойный внимания. Впрочем, личность пытливая вполне может заподозрить меня в лукавстве, полагая, что таким вот довольно наглым образом я пытаюсь ее (эту самую личность) раззадорить, склонить, так сказать, к ознакомлению с собственным произведением. Заверяю тебя, читатель, что это не так.

Действие нашей истории начинается в то далекое время, когда президентом Российской Федерации состоял нынешний премьер Владимир Владимирович. Несмотря на то, что в тот момент родина-матушка переживала внушительные, местами знаковые процессы, я позволю себе обратить внимание на совершенно на первый взгляд несерьезную мелочь - недовольство неких успешных людей интернетом. Видишь ли, дорогой читатель, все эти люди ко времени, о котором мы ведем речь, ужасно устали от постоянной необходимости сталкиваться в этой самой глобальной сети с чернью - неотъемлемой частью русского народа, которая не понимала (да и сейчас не понимает) дихотомии Толстого, не имела restaurant préféré à Paris и, ко всему прочему, ужасно мало зарабатывала.

И, вероятно, не выдержав тяжкого бремени образованности и успешности, люди эти вскоре покинули бы просторы интернета, но на их счастье Господь ниспослал своим любимчикам "Сноб" - издание элитарное и эксклюзивное. Главная ценность проекта была, впрочем, даже не в толстом и дорогом журнале, количество читателей которого по всему миру исчислялось сотнями, а в его интернет-составляющей, призванной совместить в себе функции социальной сети, дискуссионного клуба и просто места, куда необразованной и хамоватой черни вход будет воспрещен. По сути создатели обещали всем участникам этого проекта настоящую утопию - площадка должна была вместить разнообразие (порой совершенно противоречивых) мнений специалистов по самому широкому спектру вопросов. Специалисты (в массе своей журналисты, ученые и прочие люди интеллектуального труда) должны были в яркой интересной форме формулировать острые и глобальные вопросы, чтобы совместно с читателями в плодотворных дискуссиях искать решения. Все это было сдобрено достаточным количеством модных писателей, призванных поставлять словесные кружева в должном для удовлетворения столь требовательной публики количестве.

Сначала, как и задумывалось, писатели из Москвы исправно писали, а читатели из своих Америк и Израилей исправно читали, общаясь в атмосфере благожелательности и дружелюбия. Однако, когда участники элитарного интеллект-клуба пообвыкли, перезнакомились и избавились от изначального смущения, градус дискуссий, а вместе с ним и напряжение в клубе, стал резко расти. Заработали банальные истины человеческого общения. Например, из трех свойств - "актуальный, интересный и конструктивный" - спор может обладать от силы двумя, причем третье в этом случае меняется на противоположное. Или, терпимость к чужому мнению не имеет ничего общего с воспитанностью, а, тем более, с успехами индивидуума в той или иной сфере деятельности. В общем, очень скоро сообществу интеллектуальной элиты потребовалась банальная модерация.

Нельзя сказать, что это была вина исключительно читателей, ведь и писатели, исправно снабжавшие издание умными текстами, довольно быстро почуяли, что высокоинтеллектуальная публика, которой разрешили обсуждать "табуированные" в российском обществе темы, вовсе не стремится говорить о пресловутой дихотомии Толстого или французской кухне, а только и ждет, чтобы при первом удобном случае поболтать, например, о гомосексуализме ("Что общего у гомофобов и патриотов"), педофилии ("Фото 10-летней обнаженной Брук Шилдс убрали с выставки в Tate Modern") и кровавом режиме ("На что надеяться России?'). Сюда же довольно быстро подтянулась наука с материалами в духе "Генетики нашли кости в пенисе человека" и параноидальными "Где японская катастрофа может повториться".

Окончательный крах иллюзорной идиллии, останки которой администрация и пользователи отчаянно лелеяли, наступил после того, как на "Снобе" появилась заметка "Как вырастить успешных детей, несмотря на мужчин?". В ней приводились результаты некоего социологического исследования, проведенного под эгидой организаций, выступающих за права секс-меньшинств, в котором доказывалось, что дети в лесбийских семьях более успешные, чем в гетеросексуальных. Обсуждение этой статьи, конечно, заслуживает отдельного текста, ведь в нем в сложный клубок переплелись комплексы одних, научная этика других, и вызванная избытком интеллекта категоричность в суждениях третьих. Если коротко, то в обсуждение набежали дамы, на сторону которых в конечном итоге встала администрация, которые принялись довольно агрессивно отстаивать правоту исследования.

После этой дискуссии некоторые ее участники, например, Артем Оганов, оказались забанены. В ответ на произвол администрации обиженные читатели написали коллективное письмо, в котором заклеймили редакцию, помянув среди прочего антинаучность и антироссийскую направленность сайта - любимые аргументы публики, например, на совершенно неэксклюзивном форуме "Ленты.Ру". В "Снобе" сейчас, кстати, скандал пытаются всячески замять, убедив пользователей остаться на территории проекта.

Пожалуй, тут самое место для глубокомысленного, но банального вывода. Читатель, который ожидал какой-то свежей идеи, будет, вероятно, немного разочарован. Вывод из этой истории довольно простой - воздух по-прежнему является совершенно неподходящим материалом для строительства в нашей климатической зоне, а идеальное сообщество (которое на целые две буквы отличается от идеального общества) построить нельзя даже в интернете. С одной стороны, конечно, это немного грустно, но с другой стороны, греет идея, что все люди, вне зависимости от интеллекта, достатка и образования, ведут себя в споре абсолютно одинаково. Так что все в порядке, мир не перевернулся.

Другие материалы рубрики