Чисто английское свинство

Алексей Пономарев о естественных причинах погромов

Уже два года подряд в середине июля я езжу на музыкальный фестиваль Fiber FIB в испанском городе Беникассим. Ежегодно в этот маленький курортный городок на побережье приезжает тысяч 70 человек, чтобы послушать всяких крутых музыкантов, вдоволь накупаться в море, выпить очень много пива (и не только пива) и вообще всячески расслабиться. Русских на Беникассиме становится с каждым разом все больше, но все-таки в общей массе они пока еще экзотика. В основном здесь отдыхают сами испанцы и, конечно, британцы, приехавшие с туманного севера погреться под средиземноморским солнцем.

Англичане, ирландцы, шотландцы, валлийцы, а также сыны дальних британских колоний - Австралии и Новой Зеландии - заполняют Беникассим шумной англоговорящей толпой с массой акцентов, не все из которых под силу разобрать даже выпускнику факультета международных отношений. Они истово пьют паленую водку Rahmaninoff, мешая ее с дешевой газировкой, употребляют какие-то средней тяжести наркотики, а на фестивальном поле неповторимо бузят при виде любимых исполнителей.

Так, например, у британской публики есть традиция - когда на сцену выходит кто-то, кого они страстно хотели увидеть, люди бегут вперед через толпу, бросая в воздух стаканы с недопитым пивом, которое обильно орошает все и вся вокруг. Этот ритуал всегда производил на меня весьма духоподъемное впечатление - даже на концерте смертельно скучной группы Beady Eye (этой весной в Ливерпуле) царила неповторимая атмосфера благодаря тому, что местная публика завела себя сама, причем еще минут за сорок до появления артистов на сцене.

Но вернемся в Беникассим. В этом году там выступала весьма популярная среди британской молодежи группа The Strokes. Публика принимала их крайне восторженно (несмотря на неожиданно плохой звук и довольно халтурное исполнение), и именно тогда мне довелось увидеть британских парней во всей их сомнительной красе. В какой-то момент одному из стоявших по соседству молодых людей (весьма приличного, кстати, вида) захотелось в туалет. Идти до кабинок чуваку было лень, к тому же он был сильно пьян, поэтому недолго думая пописал прямо в стаканчик, из которого только что пил. А потом вдруг лицо нашего героя озарила светлая идея, которую он не замедлил воплотить в жизнь... Да-да, запустив стакан с собственной мочой над головами впереди стоящих, ничего не подозревающих людей. Этот поступок явно принес ему ни с чем не сравнимое ощущение превосходства над окружающей действительностью и восстановленной мировой справедливости. Выпустив таким образом пар и снискав одобрение товарищей, наш Алмазный Британец продолжил колбаситься пуще прежнего, а вскоре, возможно, снова пошел за пивом.

К чему я рассказываю вам эту поучительную историю? Да просто к тому, что британцам в обычной жизни свойственны вежливость, пунктуальность, толерантность, уважение к окружающим и прочие положительные качества, которых столь не хватает, например, выходцам из бывшего СССР. Однако стоит некоторым из сынов туманного Альбиона выпить паленой водки с газировкой, как в широкой британской душе пробуждаются старательно затоптанные школьной муштрой чувства и желания. Дебоширить просто ради дебоша, наводить хаос просто ради хаоса и свинячить просто из слабости к простому человеческому свинству.

Справедливости ради, у британской (как и любой другой) молодежи всегда хватало проблем с поиском места в жизни и самоопределением. Именно поэтому, когда Sex Pistols спели о том, что "здесь у тебя нет будущего", им поверил каждый второй тинейджер. Легендарные учителя-менторы ("Ты! Да, ты! Как ты посмел есть пудинг, не доев мясо??!"), мрачная перспектива проработать всю жизнь скучным клерком, бесконечные серые улочки с одинаковыми домами и неизменная яичница на завтрак. Именно эти опостылевшие рамки британцы пытаются сломать, круша витрины магазинов и швыряя в толпу стаканы с мочой. Вся эта смурь была в Альбионе 70-х, осталось она там и по сей день - вместе с роскошными домами в Найтсбридже и Ричмонде, богатейшими нефтяными корпорациями, Джеймсом Бондом, райского вида парками и прудами, всемирно известными музеями в честь клуба "Манчестер Юнайтед" и Ливерпульской Четверки. Как говорили мои знакомые английские девочки: "А зачем нам ездить в Ливерпуль? Там же холодно и мерзко. Кстати, мы сами из Лестера. И нас от него тоже тошнит".

В связи со всем вышеописанным мне странно слышать и читать версии о том, что британские погромы спровоцировали полицейские-беспредельщики, обиженные на них негры, хитрые арабы, вездесущие микроблогеры и прочая и прочая. В беспорядках с явным удовольствием участвовали все сословия - и иммигранты (как цветные, так и белые), и хипстеры, и гопники с окраин, и обеспеченная молодежь вплоть до олимпийского посла женского пола. Как объяснить тот факт, что манчестерская гопота, которая души не чает в братьях Галлахерах, громит магазин одежды, принадлежащий одному из них? Никакой это не политический протест, это банальный разбой - пацанам не хватало денег на дорогие шмотки Pretty Green, и они решили не упускать случай взять их даром.

15 августа диагноз согражданам поставил премьер-министр страны Дэвид Кэмерон, констатировав, что британское общество морально деградирует и его надо лечить, начиная прежде всего с социальной сферы и воспитания детей. Несколькими годами раньше в менее патетичной форме жизненные установки юных британцев воспела группа Kaiser Chiefs, участники которой родились и выросли в настоящем английском городе Лидс: "Мы толпа недовольных, мы читаем газеты каждый день. Мы любим тех, кого любим, и ненавидим тех, кого ненавидим, но нас так легко сбить с толку".