Осужден заочно

Михаил Визель о странных судебных процессах

Сообщение о том, что Замоскворецкий суд Москвы начал заочно рассматривать дело бывшего депутата Госдумы и акционера "ЮКОСа" Владимира Дубова, не очень удивило. Потому что заочные судебные процессы стали, можно сказать, трендом этого года.

Еще в июне суровый приговор был вынесен полковнику СВР Александру Потееву, который, как считается, сдал русских "шпионов". Суд велся хоть и в закрытом режиме, но по всем правилам: государственный обвинитель потребовал для подсудимого лишения звания и 25-летнего заключения, защитник же (тоже государственный) резко не согласился со своим уважаемым оппонентом и потребовал признать своего доверителя невиновным и снять с него все обвинения. Тем не менее Московский окружной военный суд признал его виновным в измене родине и дезертирстве и утвердил приговор. Словом, настоящий содержательный судебный процесс, растянувшийся на целую неделю. Хоть снимай кино в популярном в США жанре "court drama".

По любопытному совпадению, в день начала процесса над Потеевым, 20 июня, скоропалительно прошел еще один заочный судебный процесс – над свергнутым в январе президентом Туниса Зином эль-Абидином Бен Али. Его интересы тоже представляли государственные адвокаты, но суровый суд приговорил зарвавшегося коррупционера к 35 годам тюремного заключения и штрафу в размере 25 миллионов евро.

Надо полагать, и Потеев, и Бен Али следили за происходящим с определенным интересом. Хотя и не чрезмерным. Суды-то заочные, и все прекрасно понимают, что шансов стать очными у них не было и нет. Так же, как весьма мало шансов добиться исполнения своего решения у Басманного суда, еще в 2007 году санкционировавшего по ходатайству Генпрокуратуры России "заочный арест" беглого олигарха Березовского. Странно, что никто еще не додумался до заочного этапирования (давно описанного, впрочем, Юрием Тыняновым в повести "Поручик Киже") и заочного отбывания лондонским миллионером наказания. И вот теперь - Владимир Дубов.

Возникает вопрос - зачем устраивать такие игры чистого юридического разума, заведомо выставляющие на посмешище не столько обвиняемых, сколько обвинителей? Конечно, можно вспомнить демонстративные публичные поношения, учиненные взбешенным (и бессильным что-либо предпринять) Петром I над "восковой персоной", то есть куклой гетмана Мазепы, переметнувшегося перед самой Полтавской битвой к Карлу XII. Но это все-таки начало XVIII века, и это военная горячка. Горячечные же действия российской прокуратуры XXI века менее понятны. Особенно если сопоставить их с действиями прокуратуры американской, долго и методично добивавшейся по всему миру выдачи российского гражданина Виктора Бута и начавшей судебный процесс только после того, как его действительно удалось усадить на скамью подсудимых.

Неужели нашим судейским не дает покоя мрачная слава "трупного синода" - фантасмагорического судебного процесса, учиненного в 897 году над папой римским Формозием? Которого через девять месяцев после смерти выкопали, отмыли, обрядили в папские одеяния, взгромоздили на папский трон и судили по всем правилам, включая допрос обвиняемого (за которого отвечал, подражая его голосу, клирик). После чего с соблюдением всех необходимых процедур признали виновным (примерно в тех же прегрешениях, что вменялись тунисскому президенту), отрубили три пальца на правой руке (которыми он благословлял) и закопали обратно.

Было это в 897 году, когда Римом правили вестготские короли. Надо сказать, что на некоторое время им действительно удалось устрашить своих противников. Но кто помнит сейчас о владычестве вестготов, столь поднаторевших в судопроизводстве над безвозвратно ускользнувшим врагом?

Другие материалы рубрики
Мир00:01Сегодня

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры