На окраине

Анна Вражина о народном единстве

Наблюдала в пятницу вечером в Марьино сценку. Расстроенный юноша говорит по телефону: "Маш, привет... Извини, я еще на Братиславской... Да тут ужас, перекрыто все, толпа народу, ОМОН, телевизионщики... Так праздник же... Извини". Вешает трубку, вздыхает и направляется к цветочному ларьку за искупительным букетом. До сих пор до конца не понимаю - это он про "Русский марш" или "День народного единства" говорил.

Оно понятно, конечно, что власти "Русский марш" ссылают в окраинное спальное Марьино, чтобы все эти люди не скапливались лишний раз в центре Москвы. Организаторам, кстати, это тоже по-своему выгодно. Марьино гораздо больше похоже на, так сказать, усредненную Россию, чем любая площадь в пределах Садового кольца. На то, что во время оно Евгения Пищикова в журнале "Русская жизнь" назвала "пятиэтажной Россией". Марьино, правда, не пятиэтажное, а повыше, но эта пятиэтажность - это ж не архитектурная категория. Это большинство населения страны, в том числе и Москвы, хоть она, как известно, и "не Россия".

Алексей Навальный может сколько угодно разглагольствовать про эволюцию националистического движения, про то, что оно делается более умеренным, интеллектуальным и даже интеллигентным. Но никуда не денешься от того, что основной контингент этого движения (и "Русского марша" как высшего его выражения) - это именно люди "пятиэтажной России". Я не то чтобы ожидала, что марьинцы в едином порыве присоединятся к маршу, но была уверена, что "русские на марше" встретят тут, среди социально близких людей, немалое сочувствие.

Я, собственно говоря, приехала в Марьино в гости к подруге. Так вот, подруга говорит, что для нее "Русский марш" - это когда полицейские из оцепления подъедают все слойки в ее любимом ларьке в том самом подземном переходе. Это такая точная метафора, что прямо загляденье. Под выкрики "Хватит кормить Кавказ!" мамаши выгуливают детей, а энергичные тетки протискиваются к "Ашану" через толпу бритых парней в "лонсдейлах" с пивом, обходя лихо отжимающихся прямо на тротуаре молодчиков (это, как просветил меня позже коллега, "русские значит трезвые" - новомодное ответвление националистического движения). То есть социальная близость социальной близостью, а единения с марширующими - никакого.

И не в политических убеждениях дело. Просто марьинцам хочется, чтобы вся эта свистопляска с транспарантами, зигами и лозунгами поскорее закончилась и чтобы жизнь в их родном Марьине вернулась в нормальное русло. "Русский марш", как и любой подобный кипеш, для них - прежде всего помеха на привычном маршруте, нечто раздражающее, нечто, о чем они говорят: "Тьфу, блин, у них же тут опять сборище, я и забыл...".

А подлинное народное единство - оно не тут. Это простое русское единство очереди в магазине, единство толпы в метро, единство пьянки по случаю длинных выходных. А все эти марши с митингами, какие бы "звезды" ни сидели в их оргкомитетах, какие бы социально близкие элементы на них ни ходили, какие бы насущные вопросы там ни поднимались, - да глупости это все. Для людей "пятиэтажной России" в этом смысле "Русский марш", в общем, мало чем отличается от Триумфальной - центральной и интеллигентской. Просто куча (народу) побольше.

Россия02:51 9 декабря

«Я понимала, что меня арестуют»

Она чувствовала зло и боролась с ним всю жизнь. Умерла Людмила Алексеева