Герой отпущения

Вспоминая Дэвида Бекхэма

Персонаж Саши Барона Коэна в фильме «Борат» спрашивал у священника, любит ли Бог его соседа Нурсултана Тулягбая. Священник отвечал ему, что Бог любит всех, даже его соседа Нурсултана Тулягбая. И это до глубины души потрясло Бората, поскольку он был уверен, что «никто на свете не любит моего соседа Нурсултана Тулягбая». В итоге Борат принял Бога.

«Казахстанского журналиста» Бората Сагдиева я вспомнил в связи с тем, что иногда кажется, что кроме Бога — да, возможно, еще Виктории Бекхэм, детей и китайцев — никто не любит Дэвида Бекхэма. Бывший полузащитник «Манчестер Юнайтед», «Реала», «Милана», «ПСЖ», «Лос-Анжелес Гэлакси», бывший капитан сборной Англии, выигравший за свою карьеру чемпионаты четырех стран и Лигу чемпионов, обладатель целой россыпи индивидуальных наград, заботливый муж и отец, просто красавец-мужчина — у подавляющего большинства тех, кто по какой-то причине считает себя знатоком футбола, вызывает в основном негативные чувства.

Чего в них больше — снисходительного презрения или откровенной ненависти, сказать сложно, но создается такое ощущение, что это именно Бекхэм виноват во всех проблемах современного футбола, его коммерциализации, бездуховности и так далее. Одного из лучших плеймейкеров современности обвиняют в том, что он был успешен не только на футбольном поле, обвиняют в многомиллионных рекламных контрактах, обвиняют в том, что вместе со своей худосочной подругой жизни он наплодил четверых отпрысков — и стал эталонным британским мужем.

Бекхэму не могут простить, что он не таскался к проституткам, как Уэйн Руни и Питер Крауч, не спал с женой младшего брата, как Райан Гиггз, и не соблазнял подруг своих одноклубников, как Джон Терри. Позор Дэвиду Бекхэму, прекрасному футболисту и примерному семьянину! Хоть бы разок явился в паб и устроил там драку в стиле Пола Гаскойна, так нет же — и в пристрастии к алкоголю Бекс не был замечен. Просто провальный персонаж, не находите?

Я думаю, играй бы Бекхэм, например, в гольф или теннис, к нему было бы меньше таких претензий, но для футбола он был слишком интеллигентен, что ли — ну, насколько может быть в целом интеллигентен сын сборщика мебели и парикмахерши из северо-восточного Лондона. Хотя стоило игроку на мгновение стать брутальным, а случилось это в матче 1/8 финала чемпионата мира в 1998 году с Аргентиной, как эта брутальность вышла ему боком. Тогда Бекхэм был удален за удар аргентинского рогуля (не лишенного, впрочем, актерского дарования) Диего Симеоне, откровенно спровоцировавшего британца. Тот матч англичане проиграли по пенальти (как обычно), а Бекхэма, оставившего партнеров в меньшинстве, на родине объявили козлом отпущения.

Говорят, Дэвид очень тяжело переживал то удаление. Вообще, кто-нибудь из тех, кто поливал игрока грязью на протяжении многих лет, хоть задумался, что у него там в голове происходит? В конце концов, грехи и недостатки, которые приписывали Бексу, к его собственно игровым качествам мало относились, все они касались внефутбольных делишек — на поле Дэвид отрабатывал как положено. А все остальное — всего лишь удачное приложение к игре, которое и само по себе могло стать карьерой простого лондонского паренька, благодаря внешним данным попавшего в мир шоу-бизнеса и рекламы.

Полагаю, просто зависть. Зависть двигала всеми теми людьми (наиболее ядреных фанов «Ливерпуля» или «Сити», ненавидящих все, что связано с МЮ, мы в расчет не берем), которые мало чего добились в жизни, пусть бы и очень хотели, которые и выглядят как «сандалии с носками», и живут как рыба в Москва-реке, то есть по недоразумению, но Бекс для них при этом — размазня и бездарь на обложке журнала для девочек.

Жалко, если об англичанине останется память убогая, как 256 мегабайт оперативки. Надеюсь только, что те, кто не любил Бекхэма, вскоре найдут или уже нашли новый объект для ненависти (Роналду?), посредственности без этого не могут; а те, кто любил, запомнят его как игрока, который двумя своими угловыми фактически похоронил в 1999 году «Баварию». Как человека, в которого метнул бутсу сам сэр Алекс Фергюсон — и как того, кто в групповом этапе чемпионата мира-1998 фантастическим голом колумбийцам со штрафного вывел Англию в плей-офф и стал героем Альбиона. Как одного из лучших распасовщиков в истории британского футбола. Лично для меня Бекс — это часть, причем весьма значимая, «команды-мечты» (Гиггз, Скоулз, Сульшер, братья Невиллы, Кин), единственной команды в истории футбола, матчи которой я могу пересматривать раз за разом. Как серии «Монти Пайтонов». Спасибо и за это, Дэвид. Хотя тот пинок Симеоне я тебе никогда не прощу.