Дыра в будущее

Зачем Microsoft обновила семейство планшетов Surface

Новые планшеты Microsoft как будто созданы для того, чтобы их не покупать. Не вдаваясь в подробности, я просто сформулирую основные претензии от коллективного интернет-бессознательного.

Во-первых, у Surface нет модуля 3G, что делает его бесполезным в дороге.

Во-вторых, несмотря на улучшение энергоэффективности, никто особенно не верит в длительный срок работы батареи.

В-третьих, если новая 32-гигабайтная версия окажется такой же, как и прошлая, пользователю будет доступно не более 16 гигабайт памяти.

В-четвертых, Microsoft не выпустила аналог iPad mini, будто решив, что никому не нужна записная книжка или книжка вообще.

В-пятых, не вполне ясно, как Surface соотносится с огромным зоопарком ноутбуков-трансформеров на основе Windows 8.

В-шестых, нет понимания, как он соотносится сам с собою. Surface 2 Pro использует обычную Windows 8.1 и практически является обычным ноутбуком без клавиатуры. Surface 2 же использует принципиально другую процессорную архитектуру и другую операционную систему. Нечасто продукты в одной линейке практически не совместимы друг с другом.

В-седьмых, специальные обложки ― клавиатурная ли, сенсорная ли, аккумуляторная ли ― значительно увеличивают стоимость владения устройством. В США Surface 2 будет стоить 449 долларов, в то время как аналогичный ему планшет iPad 4 Retina стоит 499 долларов; так вот, учитывая дополнительные расходы, ценовое преимущество неочевидно.

Единственный вопрос, который остается после перечисления этого более чем внушительного списка претензий: может ли многомиллиардная компания два раза подряд выпустить странные, кажущиеся неудачными устройства? На деле ― вряд ли, тем более после огромных убытков, сопровождавших выход первого поколения Surface. Тогда, напомню, компания потеряла около 900 миллионов долларов.

В теории (пусть и немного невероятной, но что делать ― остальные ведь не работают), однако, очень даже может. Для начала признаем, что Surface ― такой же планшет, как iPod touch ― музыкальный плеер. То есть никакой. А что же это тогда такое?

Крупные компании массово выпускают электронные устройства с сенсорным экраном с 2007 года. Тактически они соревнуются в мегагерцах и разрешениях; стратегически (и это, разумеется, более важное соревнование) ― в формировании видения техники будущего. От того, чья концепция победит, в буквальном смысле зависит формат, в котором будут работать и общаться друг с другом люди через десяток лет.

Концепция Apple ― единая закрытая инфраструктура, при этом с четким разделением между тем, что ты делаешь на бегу, что ― расслабленно сидя в кресле или ванне, а что ― на рабочем месте. До последнего времени даже подразумевалось единство устройств, их минимальное отличие друг от друга. Концепция Google ― единая коммуникационно-поисковая структура, которую можно надстроить над любой железкой, в том числе ― монстрами вроде так называемых фаблетов (в русском просторечии их зовут просто «лопатами»).

У Microsoft любые устройства вырастают из персонального компьютера ― основы, с которой компания работает уже больше 30-ти лет. Windows Phone ― не прародитель планшетов, а скорее мобильное ответвление от PC-платформы. Точно так же, как Xbox One ― игровая ветвь экосистемы ― архитектурно приблизилась к PC, а не удалилась от него.

На презентации новых Surface прозвучали слова о том, что те призваны заменить и домашний компьютер, и ноутбук, и планшет. Кто-то из выступавших так и сказал ― the device. Я глубоко убежден, что в этом и есть основная концепция Microsoft ― создание гаджета, который стал бы единым устройством для работы. Если принять эту гипотезу за основу, все недостатки если не превращаются в достоинства, то хотя бы становятся понятными.

Универсальное устройство обязано быть модульным ― отсюда дополнительные крышки, док-станции, странные для владельцев айпадов аксессуары. Минипланшеты не укладываются в концепцию рабочего, а не вспомогательного устройства. Легче уж выпустить пяти-шестидюймовый телефон.

В представлении Microsoft есть два принципиально разных рынка — корпоративный и массовый. Профессиональные, корпоративные устройства должны быть совместимы с привычной средой персональных компьютеров, а массовый потребитель вполне может обойтись специально созданным для него загончиком с отдельным ценообразованием и регулируемой функциональностью. Surface — общее название для устройств, предназначенных для абсолютно разных рынков. Это как если бы Apple выпустила iPad Pro, сократив до десяти дюймов iMac.

Корпоративных пользователей гораздо проще уговорить приобрести планшет на платформе Windows, чем iPad ― это факт. Массовые же пользователи, если удастся заставить их хранить всю информацию в облачном хранилище Skydrive, будут привязаны к платформе самой могучей силой ― собственными данными.

Модуль 3G не то чтобы не нужен ― просто место Surface на эволюционном древе электронных устройств гораздо ближе к ноутбукам, а не к планшетам. Бывают ноутбуки с модулем сотовой связи? Бывают, но редко. Почему? Потому что связь на бегу — важная задача, но не та, ради решения которой выпускаются ноутбуки. Те, кому связь все же нужна, находят способы; так, любой современный смартфон умеет превращать сотовый интернет в Wi-fi. Microsoft также подсказывает ожидаемый сценарий поведения, предлагая покупателям Surface в бесплатное пользование сеть хотспотов Skype.

Четыре года назад Microsoft решила вскочить в последний вагон уходящего поезда и потратить миллиарды долларов на создание поисковика Bing — конкурента Google. Необходимое для выживания, это решение экономически до сих пор не оправданно. История повторяется в других отраслях. Microsoft, заявив о себе на мобильном рынке, теперь создает с нуля экосистему, утверждающую новый образ работы с компьютерами. Концептуально — огромный прорыв. Экономически — швыряние денег в дыру. Но здесь как никогда уместно перефразировать сталкера Рэдрика Шухарта: «Планшет наш ― дыра. Всегда дырой был и сейчас дыра. Только сейчас, ― говорю, ― это дыра в будущее. Через эту дыру мы такое в ваш паршивый мир накачаем, что все переменится. Жизнь будет другая, правильная, у каждого будет все что надо. Вот вам и дыра. Через эту дыру знания идут. А когда знание будет, мы и богатыми всех сделаем, и к звездам полетим, и куда хочешь доберемся. Вот такая у нас здесь дыра…»

Правда, говорил он это спьяну и, кроме того, в отличие от Microsoft, без опоздания на несколько лет.