Это я — Златанчик

Что общего между Лимоновым и лучшим футболистом мира

Шведский форвард Златан Ибрагимович забил четыре мяча в матче Лиги чемпионов, причем один из них — пяткой, а другой — невероятно сильным ударом из-за пределов штрафной. За несколько дней до этого Ибра (так его называют жители тех стран, которым тяжело даются длинные славянские фамилии) забил в чемпионате Франции, видимо, лучший гол сезона: он сумел отправить мяч в девятку, исхитрившись пробить пяткой из совершенно безнадежной позиции. В футбольном мире началась волна обожания «шведского гения», однако продлится она недолго — до какой-нибудь очередной выходки Ибрагимовича, после которой любовь сменится ненавистью.

Ибрагимович — это такой Эдичка Лимонов мирового футбола: безусловный гений, когда-то промышлявший всякими темными делишками типа велосипедных краж. Сравнение Златана и Эдички вообще очень богатое, и продолжать его можно почти бесконечно. И тот, и другой постоянно шли (и идут) против «мэйнстрима», то и дело шокируя публику дикими выходками и скандальными заявлениями. И тот, и другой до безумия влюблены в самих себя. И тот, и другой успели покататься по миру, оба стали «своими» в нескольких совершенно разных странах. Наконец, оба выпустили автобиографические книги, которые похожи если не стилистически (Лимонов, конечно, пишет лучше Ибрагимовича), то уж концептуально — точно.

В те годы, когда в футбольном мире было модно восхищаться «Барселоной», Ибрагимович открыто ругался с тренером «великой команды» Пепом Гвардиолой и публично утверждал, что у того «нет яиц». Образу «футбольного идеала» Лионеля Месси (тихого спокойного паренька, который скромно выходит на поле и гениально делает свою работу) он противопоставил образ футбольного хулигана, который не постесняется в интервью оскорбить тренера, а на поле применить против соперника прием из кун-фу либо даже ударить защитника под дых или прямо по лицу.

В футбольном мире, где журналисты и фанаты воспевают преданность Франческо Тотти, Карлеса Пуйоля и Джанлуиджи Буффона своим командам, Ибрагимович меняет клубы почти каждый год: на серьезном уровне он уже успел поиграть в Швеции, Голландии, Испании, Франции, Италии, причем в последней надевал футболки «Ювентуса», «Интера» и «Милана». Это как если бы в России кто-нибудь умудрился сыграть и за «Зенит», и за ЦСКА, и за «Спартак».

Футбол во всех странах нацеливается на воспитание добрых чувств у молодежи. Например, именно поэтому футболисты, оставшиеся в «Ювентусе» после того, как клуб из-за мошенничества его менеджеров провалился в низшую лигу, в прессе подавались едва ли не как образец преданности и героизма. Ибрагимович не из таких — ему неважно, в какой команде играть, лишь бы быть на виду. Его беспринципность — это принцип: из пострадавшего от коррупционного скандала «Юве» Златан перешел прямиком в «Интер», основного конкурента туринского клуба в Италии.

В своей автобиографии Ибрагимович часто говорит о себе в третьем лице («Златан пошел на тренировку», «Златан чувствовал себя хорошо», «Златан получил травму»), и это лишняя отсылка к роману «Это я — Эдичка», которого Ибрагимович, конечно, никогда не читал. Но даже названия у этих произведений схожи — швед озаглавил свою книгу «Я — Златан Ибрагимович».

В «Я — Златан Ибрагимович» форвард ПСЖ пишет о тяжелом детстве в гетто для мигрантов, пытаясь убедить и себя, и читателей: его скверный характер — от того что «среда заела», денег не было, папа выпивал, шведы были неприветливы, тренеры ругались, даже мама, как выясняется, била Златана деревянной ложкой. Может быть, на шведов и других европейцев такие детали и могут произвести впечатление. Но россиянам с их тяжелым коммунальным прошлым доводы Ибрагимовича кажутся надуманными: не было в его жизни никакой достоевщины, просто он человек с очень плохим характером.

Сейчас, пока Ибрагимович забивает в каждом матче чудо-голы и совсем не получает красных карточек за грубость, о его скверном характере никто не думает: шведу поют дифирамбы даже самые оголтелые его критики, в родной стране Златана в обиход вошел глагол zlatanera (и означает он вовсе не то же самое, что английское to kerzhakov). Но опыт показывает: всеобщее обожание долго не продлится. И виноват в этом будет сам швед, который оскорбит судью, врежет по почкам какому-нибудь защитнику либо произнесет в интервью одно из своих едких mot типа «Пускай у Месси будет четыре "Золотых мяча" — зато я могу купить шоколадку в автомате, не становясь на коробку».

Спорт00:0214 августа
Леонид Слуцкий

Зона комфорта

Слуцкий уже побеждает с новой командой. Ему помогает «Челси»