Дефиле у самовара

Как из западного журнала о карьере и сексе скроить вестник национальных мод

Совладелица Rusmoda Оксана Лаврентьева участвует в сделке по частичному приобретению активов «Фэшн пресс» (как тонко предположила деловая газета «Ведомости» еще в конце декабря, а именно 30 числа). «Козырным тузом» поглощаемого портфолио является знаменитый журнал Cosmopolitan — недорогая пубертатная «библия моды», повествующая о социальных проблемах, сексуальных и возвышенных отношениях, карьере, состоянии кожи, волос, ногтей, а также о путешествиях и нумерологии. Cosmopolitan был одним из первых ключевых «западных» журналов для современной России: его дебютный русский номер вышел в 1994 году, и у него было сразу два главных редактора — значительные дамы «пик» Елена Мясникова и Эллен Фербек.

Оксана Лаврентьева — она ведь тоже дама «пик». В прошлом — одна из флагманских московских «роковых нимф» (десять лет назад иные языки шептались, что она, как Мата Хари, даже владеет искусством гипноза), а ныне спокойная женщина с детьми, конечно, не случайно устремилась к такому вкусному и мощному активу. Согласитесь же, что из многотиражного вестника Cosmopolitan можно без проблем сделать многостраничный, многополосный и даже по-настоящему многоголосный манифест русской моды. На его ласковых страницах, наконец, можно на все возможные размеры и ценники поддержать российских дизайнеров — как убеленных сединами сезонных подиумов персонажей, так и дебютирующих талантливых индивидуумов. Развернутые интервью, многоплановые фотосессии, мощные производственные репортажи, мудрые некрологи о fashion-мастерах, в конце концов. Словом, вся столь разноплановая русская мода для российской публики (подчеркнем, что не только столичной, но и глубинной тоже — мы знаем, велика же Россия).

«Поддержка российских дизайнеров», впрочем, давно уже стала такой же неразрешимой апорией, как, к примеру, достопочтенное строительство БАМа. Поэтические и прозаические усилия, прилагаемые самыми разными по уровню инстанциями, все никак окончательно не складываются в успешно завершенные подвиги Геракла (хотя, будем реалистами, сдвиги в этом направлении все-таки есть — достаточно посмотреть на «русские» корнеры в крупных торговых центрах и модных магазинах, но ведь и БАМ наши предки как-то ведь строили). Разумеется, если предполагаемый нами вектор действий совладелицы Rusmoda будет воплощен в жизнь, ее энтузиазму стоит аплодировать — продолжительно и долго.

Впрочем, есть и опасный творческий казус. Вовсе нельзя исключать того, что к трепетной русской легкокрылой моде на страницах Cosmopolitan подползут темной безлунной ночью сермяжные народные промыслы. На нежной модной лире, сплетенной из парчи, шифона и шелка, внезапно забренчат наши дорогие прямолинейные ремесленники. Надо поднимать страну на всех направлениях. И забьют в набат медные новгородские бубенцы. Заколосятся толстогубые валенки из цехов легендарной фабрики в Гатчине, да запищат вологодские душегреи с самарскими кацавейками. Свирепо заскрипит золотыми зубами историческое золотое шитье из миловидного Торжка. Стремительно, на реактивных скоростях, влетит в редакционную трубу Гусь Хрустальный. Зафыркает, требуя лучшей правой редакционной полосы, упорная и лучезарная финифть из Ростова Великого. Распушит свой хвост традиционный оренбургский платок. Загремят жостовские подносы и завоют волками тульские самовары, омываемые морями местных же пряников. Прибудут расписные шкатулки, цветочные косынки, сафьяновые сапожки. Все национальное русское — все наши ремесла и промыслы — должно ведь быть докручено до самого беспредельного логического конца, причем на страницах красивой и легендарной периодической печати. Риск такого поворота дел довольно велик: ведь ныне на кону — импортозамещение, регионы, закрома, основы основ, поддержка села, не барышни, зато крестьянки.

Интересно будет взглянуть на схватку письма читательницы, с вдохновением описывающей первые радости орального секса (тема классическая для традиционной версии Cosmopolitan), с энциклопедической повестью об истории и теории тульского самовара. И в качестве редакционного приза — не крем из блаженной Швейцарии, а мешок отборных самоварных шишек, моток шерстяных ниток и приглашение на зимнюю подледную рыбалку. Здравствуй, «Крестьянка», привет, «Работница».

Ценности00:0122 октября

Меченые

Как выглядят самые жестокие и опасные бандиты Латинской Америки
Ценности00:02 4 октября
Софи Лорен

Свободные связи

Самые желанные и богатые женщины эпохи сексуальной революции