На первый-второй…

Что нового мы узнали о футбольной сборной России после недавних матчей

Сборная России начала год бесславно, с трудом набрав одно условное очко в двух домашних товарищеских матчах, и то в компенсированное время. Это объективная оценка результата. С другой стороны, счет в таких встречах не самое главное. На то и даны контрольные матчи, чтобы по ним сверять и контролировать процесс подготовки команды, а в нашем случае — даже ее становления. Ближайший рубеж для сборной — летний Кубок Конфедераций, хотя и он тоже будет лишь одной из контрольных точек перед чемпионатом мира 2018 года, конечной цели бригады Станислава Черчесова.

Что же мы имеем на нынешний момент? Главное — тренерский штаб определился с тактикой. В пяти первых осенних матчах Черчесов экспериментировал с различными построениями и сочетаниями в обороне и, видимо хорошо проанализировав полученные данные, пришел к варианту с тремя центральными защитниками, двумя латералями (или вингерами, как их величают на английский манер), тремя хавбеками и двумя нападающими. 3-5-2 или 5-3-2, в зависимости от задания фланговым игрокам. Кто-то скажет, что схема не догма, а лишь условное стартовое расположение игроков и будет прав, но именно она определяет требования к конкретной позиции и, соответственно, влияет на выбор кандидатов. И часто бывает, что потенциально хороший игрок просто не вписывается в командную тактику.

Конечно, тренерский штаб выбирал тактическую схему исходя из имеющихся в стране футболистов, чтобы использовать всех сильнейших с максимальной пользой. Теперь ситуация перевернулась: нужно подбирать конкретных исполнителей под схему. Очевидно, у тренеров есть некий список кандидатов на каждую позицию, с условным рейтингом. Игрок Х — кандидат номер один, игрок У — номер два, игрок Z — кандидат номер три. Это необходимо, чтобы понимать, кем безболезненно заменить выбывшего из-за травмы или потерявшего форму футболиста. Но это совсем не значит, что на проверочные матчи необходимо вызывать только первых-вторых номеров. Тренеры могут сомневаться, скажем, в возможностях претендентов на третье место в списке, а проверить это можно лишь дав игрокам шанс.

К тому же сейчас самое начало сезона (простите, второго круга), и футболисты находятся в разной форме. Те, чьи клубы форсировали подготовку из-за еврокубков, естественно, в лучших кондициях, они уже поучаствовали в нескольких ответственных международных встречах. Другие только втягиваются, в лучшем случае сыграли в трех матчах премьер-лиги, зачастую на жутких полях. Состояние игроков не может не влиять на выбор тренеров. И вполне логично, что они максимально использовали в обоих встречах аж четверых футболистов «Ростова» (Бухаров, Полоз, Кудряшов, Ерохин), а из «Зенита», например, вызвали лишь одного Юрия Жиркова,да и то скорее от безысходности — нужна была альтернатива Дмитрию Комбарову на левом фланге.

В матчах с Кот-д'Ивуаром и Бельгией многие позиции в нашей команде были представлены не сильнейшими, но это сейчас не главное. Важнее определиться с вариантами, начать наигрывать тактические связи, налаживать взаимопонимание, подстраховку. Заодно определяя потенциальные возможности игроков. Самая проблемная линия, безусловно, оборона, обновившаяся почти полностью. После ухода Сергея Игнашевича и братьев Березуцких тренерский штаб вынужден был перейти на схему с тремя защитниками — хотя бы количеством компенсировать потерю качества. Но персоналии еще не определены. Попробовали пятерых, только Федор Кудряшов выходил на поле в обеих встречах. Впечатления пока не самые приятные, но это были лишь первые варианты. Нет сомнения, что в следующих матчах сочетания будут меняться. Возможно, появятся новые исполнители. Например, Георгий Джикия или Иван Новосельцев. Может быть, Брайан Идову («Амкар»), который, несмотря на экзотическое имя, родился и вырос в Санкт-Петербурге и имеет российское гражданство. Не исключен и вариант с возвращением братьев Березуцких — они пока выглядят более конкурентоспособными, чем их молодые коллеги. Но это рискованный вариант, учитывая, что к 2018 году им будет уже по 36 лет.

В матче с Бельгией в обороне очень слабо выглядел наш правый фланг, который прикрывал Александр Самедов при поддержке Александра Ерохина. Но нужно учитывать, что Самедов не первый номер на этой позиции, он вообще никогда не был вингером. Скоро получит разрешение выступать за сборную натурализованный бразилец Марио Фернандес: его-то тренерский штаб и видит основным на этой позиции. Дублером может стать Игорь Смольников (он травмирован), а Самедов вернется в полузащиту, чтобы конкурировать с тем же Ерохиным и Денисом Глушаковым. На противоположном фланге аналогичная ситуация — Комбаров физически не мог сыграть оба матча на этой трудозатратной позиции, поэтому ему в помощь вызвали Жиркова. Кстати, ветеран смотрелся достойно.

В центре поля из предполагаемых первых номеров не играл никто. Алан Дзагоев и Глушаков травмированы, Александр Головин вынужденно играл не на своей позиции. Зато получили шанс Ерохин и Роман Зобнин. Оценивать их — дело тренерского штаба, но в целом погоды они не портили. Атака выглядела уж совсем экзотично. Шанс предоставили ростовчанам Дмитрию Полозу и Александру Бухарову, а также Максиму Канунникову из «Рубина». Первые двое воспользовались им явно лучше, но их перспективы после возвращения в состав Артема Дзюбы, Александра Кокорина и Федора Смолова туманны. Хотя в обойме сборной ростовчане, конечно, останутся. Другое дело, под какими номерами.

Кстати, травмированный Смолов был в команде и участвовал во всех теоретических занятиях, как и Дзагоев с Глушаковым, которые тоже получили вызов с минимальными шансами выйти на поле. Видимо, задачи по формированию коллектива и отработке тактических перестроений на сегодня для тренерского штаба в приоритете.

Важен и еще один аспект — психологический. Не секрет, что наша команда часто так и не раскрывает свой потенциал именно из-за внутренних проблем. В 2008-м Гус Хиддинк сумел внушить футболистам, что они способны сыграть удачно, и они прыгнули выше головы. Другим тренерам это пока не удавалось.

Не стоит обольщаться камбэком нашей сборной на последних минутах матча с бельгийцами. К крепости духа, бойцовскому характеру или желанию сражаться до конца, о чем поспешили написать некоторые коллеги, это имеет весьма отдаленное отношение. Россияне сравняли счет из-за ошибок соперника, а не благодаря своей игре. Бельгийцы в конце встречи совершенно выключились, а их нелепые оплошности (которых было больше, чем пропущенных голов) заставили подумать, что или результат им совершенно безразличен, или обижать гостеприимных хозяев не хочется.

Черчесову еще предстоит создать правильную атмосферу в команде. Он это умеет, у Станислава Саламовича есть даже собственный стиль — «конфликтный». В «Спартаке» он отправлял в дубль Титова, Калиниченко и Моцарта, в «Тереке» — Маурисио, в «Амкаре» — болгар Пеева и Сиракова, в «Динамо» — Игоря Денисова. После конфронтации обычно происходит «мужской разговор», после чего недавний фрондер или становится лидером коллектива и проводником тренерских идей, или покидает клуб. Метод, в принципе, работал, так что ждем скандалов. Кстати, невызов в команду Кокорина может стать его предвестником.

Для мотивации отрицательные эмоции зачастую важнее положительных. И то, что около 80 процентов российских болельщиков перед матчем с Бельгией были уверены в поражении нашей команды, — более сильный раздражитель, чем шапкозакидательство и елей с телеэкранов.

Напоследок главное. Самое худшее, что сейчас руководство нашего футбола может сделать для сборной, — уволить Черчесова. Или насильственно дополнить кем-то его штаб. Сыграно всего семь матчей, а план составлен на два года, работа в разгаре. Раз уж РФС сделал ставку на Черчесова, то должен доверять ему до конца. Что не мешает нам внимательно наблюдать, анализировать и требовать от тренера объяснений его промежуточных решений.