Новости партнеров

"Известия": Мужахоева была "Черной Фатимой"

Зарема Мужахоева после оглашения приговора. Кадр телеканала НТВ, архив

Осужденная на 20 лет лишения свободы чеченка Зарема Мужахоева была не террористкой-смертницей, а одним из руководителей террористической группы. Об этом в интервью газете "Известия" рассказала сокамерница Мужахоевой, представившаяся, как Ангелина.

По словам Ангелины, судя по поведению Мужахоевой, она не только не собиралась "умирать за идею", но была жизнелюбивой и не особенно религиозной.

Кроме того, Мужахоева рассказала сокамернице (информатору ФСБ) некоторые подробности своего пребывания в Москве до теракта, которые позволили журналистам предположить, что она не была простой смертницей, а занимала более высокую ступень в иерархии террористической группировки, устроившей теракты в Тушино и на Тверской улице.

О том, что в подготовке терактов участвовала некая "Люба", которую оперативники прозвали "Черной Фатимой", рассказала на допросах сама Мужахоева. По словам террористки, Люба встречала будущих смертниц в Москве, устраивала их на съемной квартире, и всегда находилась при них.

Однако, по словам сокамерницы, судя по той свободе, которой пользовалась Мужахоева, а также по той информации, которой она поделилась с Ангелиной, осужденная за попытку теракта чеченка на самом деле не собиралась взрываться - в ее задачу входило передать взрывчатку настоящей смертнице.

Мужахоева в Москве пользовалась привилегиями, которые вряд ли соответствовали статусу смертницы - ей разрешали свободно ходить по городу, она посещала кинотеатры. Во время теракта в Тушино Мужахоева снимала происходящее на видео, что, по мнению информатора, не разрешили бы девушке, которой через несколько дней предстоит погибать в таких же условиях.

Кроме того, в камере Лефортовского изолятора Мужахоева, которая сначала потребовала принести себе из библиотеки Коран, помолилась всего два раза - в первые дни. Потом она не демонстрировала особенного религиозного рвения, а наоборот - как раз с удовольствием смотрела развлекательные программы по телевизору, который был в камере.

"В три ее привели. Вечером она сделала намаз, утром - еще один. И на этом ее религиозность закончилась. Коран, правда, она взяла в библиотеке, но я не видела, чтобы она его открывала", - сказала Ангелина.

Ангелина также рассказала, что ее сокамерница, которая якобы готовилась к смерти, была слишком жизнелюбивой. "Да не шахидка она. И даже не была ею никогда. Первое, что бросилось мне в глаза, - у нее психология не самоубийцы. Страшная жажда жизни. Страшное беспокойство - сколько дадут", - рассказала сокамерница террористки.

Россия00:0227 мая

«Ситуация шока прошла»

Чему самоизоляция научит россиян и какой будет страна после коронавируса. Объясняет психолог