Гайдамак связал свое преследование во Франции с политикой

Вердикт французского суда, признавшего бизнесмена Аркадия Гайдамака виновным в поставках оружия в Анголу, обусловлен политическими мотивами. Об этом в интервью газете "Ведомости" заявил сам Гайдамак.

По словам предпринимателя, он никогда не поставлял в Анголу оружие, а лишь занимался продажей нефтяных гарантий и помощью в поставках оборудования для ангольских госкомпаний. Гайдамак отметил, что все свои финансовые операции проводил через французский банк BNP Paribas, который никаких нарушений не заметил.

Расследование дела о поставках оружия в Анголу, известного также как "анголагейт", по словам Гайдамака, началось в 2000 году в связи с желанием бывшего министра внутренних дел Франции Шарля Паскуа побороться за президентский пост на выборах 2002 года. В конце октября 2009 года Гайдамак был признан виновным в поставках оружия и заочно приговорен во Франции к шести годам тюрьмы, Паскуа получил год тюрьмы.

Гайдамак утверждает, что не только не поставлял в Анголу оружие, но и не мог это делать в обход санкций ООН, как говорится в обвинительном заключении, так как таких санкций в отношении ангольских госструктур не было, а сообщения о них являются, по его мнению, "медийным вымыслом". Также не было поставок и через французские структуры - оружие в Анголу, по его данным, продавали российские госкомпании.

Также проживающий в настоящее время в России предприниматель рассказал о непричастности к торговле оружием и других фигурантов "анголагейта", в том числе сына бывшего французского президента Франсуа Миттерана Жана-Кристофа и предпринимателя Пьера Фалькона, которого называют деловым партнером Гайдамака. Фалькон никогда официально не имел общих дел с Гайдамаком, утверждает бизнесмен, а ряд проведенных ими совместных сделок касались только нефти. Жан-Кристоф Миттеран, в свою очередь, вообще не имел отношения к сделкам в Анголе и был лишь другом и партнером по бизнесу Фалькона.

Миттеран получил по делу об "анголагейте" два года тюрьмы условно. Пьер Фалькон, так же как и Гайдамак, был приговорен к шести годам тюрьмы и взят под стражу в зале суда.

В интервью "Ведомостям" Гайдамак опроверг и сообщения о его работе на французскую разведку и на КГБ, которые неоднократно появлялись в СМИ. "Кем я мог работать на французскую разведку? Я просто человек", - заявил он, а отсутствие контактов с КГБ объяснил тем, что его интересовал бизнес, а не работа на спецслужбы.

Согласно официальной версии следствия, Гайдамак и Фалькон продали за период с 1993 по 1998 годы в Анголу оружие и военную технику на общую сумму 800 миллионов евро. Также их обвиняли в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. В общей сложности по делу об "анголагейте" проходили 42 человека.

Мир00:0113 октября

«Скудоумие и коррупция»

Что погубило Захарченко и как нужно выстраивать охрану. Отвечает ветеран ЧВК