Новости партнеров

Факт избиения Аслана Черкесова не подтвердился

Проверка, проведенная Следственным комитетом, не подтвердила факт избиения Аслана Черкесова, осужденного за убийство болельщика "Спартака" Егора Свиридова. Об этом 23 апреля сообщает агентство ИТАР-ТАСС.

Старший помощник руководителя управления СК по Красноярскому краю Ольга Шаманская сказала журналистам, что по итогам проверки в возбуждении уголовного дела отказано.

Ранее было объявлено, что Черкесова якобы избили 19 марта в красноярском СИЗО, где он находится транзитом перед отправкой в колонию. Мать осужденного Соня Черкесова и адвокат Игорь Кузнецов утверждали, что Черкесов пришел на свидание хромая, со ссадинами на лице, и написал на бумажке, что его избили восемь сокамерников с одобрения сотрудников СИЗО. В то же время во ФСИН объявили, что осужденный получил травмы, упав с верхнего яруса нар.

Впоследствии было объявлено, что Черкесова отправили в красноярскую больницу для обследования перед направлением в колонию. Проверка СК началась 30 марта.

Черкесов был приговорен к 20 годам колонии за убийство, совершенное в декабре 2010 года во время драки на Кронштадтском бульваре в Москве. Затем срок сократили на два месяца (это связано с новой редакцией УК РФ). Установлено, что Черкесов выстрелил в Свиридова из травматического пистолета. Защита Черкесова и его друзей, также участвовавших в драке, считает, что причиной большого срока наказания стала национальность подсудимого.

По данным агентства "Интерфакс", в начале апреля сестра Черкесова Анна Алтуева обратилась к руководству ФСИН с просьбой перевести осужденного в колонию на родину - в Кабардино-Балкарию. О реакции ФСИН на это обращение пока не сообщалось.

Сам Черкесов в начале апреля дал интервью газете "Московский комсомолец" (журналисты пришли к нему в больницу). О своих травмах он заявил: "Я на эту тему не хочу говорить". В ответ на уточняющий вопрос о драке осужденный ответил: "О какой драке в следственном изоляторе может идти речь?". Что же касается оценки приговора, то Черкесов заявил, что действовал в рамках необходимой самообороны и не желал Свиридову смерти. По его мнению, ему должно было грозить не более трех лет колонии. Также осужденный в интервью отрицал факт ограбления одного из потерпевших, совершенного его другом после драки. Наконец, он подчеркнул: "Я не националист. У меня и супруга русская. Почему ко мне так отнеслись?".