Факт избиения Аслана Черкесова не подтвердился

Проверка, проведенная Следственным комитетом, не подтвердила факт избиения Аслана Черкесова, осужденного за убийство болельщика "Спартака" Егора Свиридова. Об этом 23 апреля сообщает агентство ИТАР-ТАСС.

Старший помощник руководителя управления СК по Красноярскому краю Ольга Шаманская сказала журналистам, что по итогам проверки в возбуждении уголовного дела отказано.

Ранее было объявлено, что Черкесова якобы избили 19 марта в красноярском СИЗО, где он находится транзитом перед отправкой в колонию. Мать осужденного Соня Черкесова и адвокат Игорь Кузнецов утверждали, что Черкесов пришел на свидание хромая, со ссадинами на лице, и написал на бумажке, что его избили восемь сокамерников с одобрения сотрудников СИЗО. В то же время во ФСИН объявили, что осужденный получил травмы, упав с верхнего яруса нар.

Впоследствии было объявлено, что Черкесова отправили в красноярскую больницу для обследования перед направлением в колонию. Проверка СК началась 30 марта.

Черкесов был приговорен к 20 годам колонии за убийство, совершенное в декабре 2010 года во время драки на Кронштадтском бульваре в Москве. Затем срок сократили на два месяца (это связано с новой редакцией УК РФ). Установлено, что Черкесов выстрелил в Свиридова из травматического пистолета. Защита Черкесова и его друзей, также участвовавших в драке, считает, что причиной большого срока наказания стала национальность подсудимого.

По данным агентства "Интерфакс", в начале апреля сестра Черкесова Анна Алтуева обратилась к руководству ФСИН с просьбой перевести осужденного в колонию на родину - в Кабардино-Балкарию. О реакции ФСИН на это обращение пока не сообщалось.

Сам Черкесов в начале апреля дал интервью газете "Московский комсомолец" (журналисты пришли к нему в больницу). О своих травмах он заявил: "Я на эту тему не хочу говорить". В ответ на уточняющий вопрос о драке осужденный ответил: "О какой драке в следственном изоляторе может идти речь?". Что же касается оценки приговора, то Черкесов заявил, что действовал в рамках необходимой самообороны и не желал Свиридову смерти. По его мнению, ему должно было грозить не более трех лет колонии. Также осужденный в интервью отрицал факт ограбления одного из потерпевших, совершенного его другом после драки. Наконец, он подчеркнул: "Я не националист. У меня и супруга русская. Почему ко мне так отнеслись?".