Новости партнеров

Британский регулятор запретил рекламу парикмахерской в Twitter

Британский регулятор ASA признал ненадлежащими рекламные сообщения о парикмахерской Toni and Guy, которые оставляла в Twitter участница местного реалити-шоу "Only Way Is Essex" ("Эссекс - единственный путь") Джемма Коллинз. ASA посчитал, что записи девушки не носили очевидный рекламный характер.

Джемма Коллинз оставила в своем Twitter два сообщения о том, что она только что сделала прическу в парикмахерской Toni and Guy и очень довольна результатом, а также о том, что пользователям Twitter, оставившим сообщение с тэгом #gemma предоставляется десятипроцентная скидка.

Представители парикмахерской Toni and Guy сообщили, что участница телешоу пришла к ним на стрижку по записи, но в парикмахерской решили оказать ей услуги бесплатно и предложили написать пост о парикмахерской в Twitter. Джемма договорилась с представителями Toni and Guy, что предложит в своем твите скидку, и сама составила сообщения. Таким образом, твиты не были частью официальной рекламной кампании.

Представители Toni and Guy считают, что раз в сообщениях Джеммы было упоминание десятипроцентной скидки, то их рекламный характер был понятен читателям, несмотря на то, что твиты не содержали слов "реклама", "маркетинг" или "спонсорское объявление". ASA не счел доводы парикмахеров убедительными.

Это уже вторая запрещенная за последний месяц реклама в Twitter. Первой в мире запрещенной рекламой в сервисе микроблогов стала кампания от Nike, в рамках которой футболисты Уэйн Руни и Джек Уилшир писали твиты со ссылкой на промо-сайт кампании Nike Make It Count (в русском варианте - "Каждый шаг на счету"). Так же как и в случае с Toni and Guy, ASA признала твиты футболистов незаконными из-за того, что не сообщалось об их рекламном характере. Nike решила опротестовать заявление регулятора, в начале июля компания отправила дело о запрещенной рекламе на экспертизу независимому аналитику Гайдну Филиппсу.

Миссионерская поза

Он обдирал христиан, утаил изнасилование и отмотал срок. А теперь вернулся