Эксперт рассказал о проблемах радиоэлектронной борьбы с «Томагавками»

Крылатые ракеты (КР) «Томагавк» являются очень сложными целями для средств РЭБ и говорить о возможности их надежного отключения нельзя. Об этом на условиях анонимности рассказал в интервью «Известиям» один из разработчиков российской аппаратуры РЭБ.

Эксперт отметил, что разговоры о «заглушении GPS» свидетельствуют только о незнании принципов наведения, используемых в «Томагавках». По его словам, система управления КР включает в себя также сложную инерциальную систему, работающую в связке с радиовысотомером и оптико-электронной системой коррекции ошибок наведения по рельефу местности («экстремальным точкам», которые заложены в памяти).

GPS же используется только на терминальном участке траектории для резкого повышения точности попадания. Это важно при уничтожении точечных целей, отметил эксперт, но совершенно не играет роли при атаке протяженных и площадных объектов (аэродромов, стоянок техники, позиций войск). Отражать атаку «Томагавков» на такие цели с помощью подавления GPS бессмысленно.

Собеседник издания прокомментировал обильно распространившиеся в СМИ и интернете сообщения о том, что 36 из 59 ракет якобы не долетели до Шайрата из-за применения российской системы РЭБ «Рычаг-АВ». «"Рычаг-АВ" работает преимущественно по зенитным ракетным системам. Поэтому заявить, что он "заглушил" "Томагавки" мог только полный дилетант», — подчеркнул собеседник.

По его словам, надежных средств подавления бортовой аппаратуры управления этих КР не существует. Она лишь разрабатывается в данный момент, и будет основана на «выжигании радиоэлектронного оборудования».

«Пока самый эффективный способ борьбы с "Томагавками" — это зенитные комплексы типа "Панцирь". Как показывают испытания и учения, "Панцири" уничтожают такие цели очень эффективно», — заключил эксперт.

Американские эсминцы «Портер» и «Росс», находившиеся возле Крита, в ночь на 7 апреля нанесли удар крылатыми ракетами «Томагавк» по сирийскому аэродрому Шайрат в провинции Хомс. Приказ об атаке отдал президент США Дональд Трамп — в ответ на применение химического оружия в районе Хан-Шейхун (провинция Идлиб), приписываемое сирийским правительственным силам.