Среда обитания

Точное попадание Самые необычные здания мира глазами лучших фотографов

15 фото

Архитектурная фотосъемка — сложный жанр, мастера которого зачастую вынуждены выбирать между необходимостью точно воспроизвести формы здания и желанием показать его максимально выгодно. Точность или выразительность, строгая передача фактов или произведение искусства? Балансировать удается далеко не всем даже профессиональным фотографам, поэтому те, кто находит нужные ракурсы, достойны высоких наград.

Восьмой год подряд авторам лучших архитектурных снимков вручают премию Architectural Photography Awards. В 2019-м в шортлист попали изображения китайского небоскреба, башни от гениальной Захи Хадид в Милане, интерьеров церкви Грундтвига и лестницы-«корабля» в Нью-Йорке. Самые яркие и необычные работы архитектурных фотографов уходящего года — в фотогалерее «Ленты.ру».

Скульптурно-архитектурная конструкция Vessel («Корабль») создана для прогулок и созерцания зданий в центре Нью-Йорка. Ее придумали британский дизайнер и архитектор Томас Хезервик. Автор фото — Джоан Муноз — описывает процесс рождения снимка очень просто: «Это было летом 2019-го, очень облачный день. На «Корабле» было много народа. Я понимал, что очень важно запечатлеть их именно в процессе изучения сооружения».

Фото: Joan Muñoz

Скульптурно-архитектурная конструкция Vessel («Корабль») создана для прогулок и созерцания зданий в центре Нью-Йорка. Ее придумали британский дизайнер и архитектор Томас Хезервик. Автор фото — Джоан Муноз — описывает процесс рождения снимка очень просто: «Это было летом 2019-го, очень облачный день. На «Корабле» было много народа. Я понимал, что очень важно запечатлеть их именно в процессе изучения сооружения».

Россия тоже попала в конкурсанты. На фото — Иркутск, очевидно, один из новых районов. Автор — загадочный MCR. Интересно, что на портале Photocrowd.com, где размещены лучшие архитектурные снимки, эта работа заслужила лишь два лайка. Зато ее по достоинству оценило жюри премии. В портфолио MCR немного фотографий, но многие из них по-настоящему прекрасны.

Фото: MCR

Россия тоже попала в конкурсанты. На фото — Иркутск, очевидно, один из новых районов. Автор — загадочный MCR. Интересно, что на портале Photocrowd.com, где размещены лучшие архитектурные снимки, эта работа заслужила лишь два лайка. Зато ее по достоинству оценило жюри премии. В портфолио MCR немного фотографий, но многие из них по-настоящему прекрасны.

Итальянец Марко Таглиарино представил на конкурсе вот эту работу — оригинальный снимок одного из самых необычных зданий Милана. «Скрученную» башню Lo Storto (она же «Дженерали») построили в мировой столице моды в 2017 году. Автор проекта — небезызвестная Заха Хадид. Здание уместно было бы отдать на откуп представителям творческого сообщества, но в действительности его занимает группа Assicurazioni Generali — один из крупнейших в мире страховщиков.

Фото: Marco Tagliarino

Итальянец Марко Таглиарино представил на конкурсе вот эту работу — оригинальный снимок одного из самых необычных зданий Милана. «Скрученную» башню Lo Storto (она же «Дженерали») построили в мировой столице моды в 2017 году. Автор проекта — небезызвестная Заха Хадид. Здание уместно было бы отдать на откуп представителям творческого сообщества, но в действительности его занимает группа Assicurazioni Generali — один из крупнейших в мире страховщиков.

Кладбище Макоманай Такино в японском Саппоро зимой выглядит совсем не так, как летом. И без того скрытого в холме Будду заваливает снегом. На поверхности остается лишь «летающая тарелка» бетонного навеса. Одиночество — сволочь. Автор снимка — VincentNG.Холм Будды, кстати, спроектировал Тадао Андо — настоящий архитектурный панк и лауреат Притцкеровской премии. Он был водителем грузовика и боксером, а потом внезапно, не получив даже должного образования, открыл архитектурную мастерскую.

Фото: VincentNG

Кладбище Макоманай Такино в японском Саппоро зимой выглядит совсем не так, как летом. И без того скрытого в холме Будду заваливает снегом. На поверхности остается лишь «летающая тарелка» бетонного навеса. Одиночество — сволочь. Автор снимка — VincentNG.

Холм Будды, кстати, спроектировал Тадао Андо — настоящий архитектурный панк и лауреат Притцкеровской премии. Он был водителем грузовика и боксером, а потом внезапно, не получив даже должного образования, открыл архитектурную мастерскую.

Фотограф Инге Шустер такой увидела посткоммунистическую Гавану. Куба избавилась от обреченной на провал социалистической экономики, но не от нищеты. Помочь может Россия: еще в начале 2019-го стало известно, что отечественные власти готовы выделить миллиарды евро на модернизацию кубинских железных дорог, авиатехники и энергетического комплекса. А пока столица Острова Свободы представляется весьма обшарпанной.

Фото: Inge Schuster

Фотограф Инге Шустер такой увидела посткоммунистическую Гавану. Куба избавилась от обреченной на провал социалистической экономики, но не от нищеты. Помочь может Россия: еще в начале 2019-го стало известно, что отечественные власти готовы выделить миллиарды евро на модернизацию кубинских железных дорог, авиатехники и энергетического комплекса. А пока столица Острова Свободы представляется весьма обшарпанной.

«Черная комедия» — так назвал этот снимок автор Том Ноулс, не уточнив, над чем смеяться. На самом деле это главный зал Музея Виктории и Альберта, расположенного в Лондоне и входящего в число самых посещаемых художественных музеев мира.Изначально (с 1852 года) это был Музей изделий, потом — Музей декоративного искусства, с 1857-го — Музей Южного Кенсингтона (по расположению здания) и лишь в начале XX века ему присвоили имя королевы Виктории и ее супруга принца Альберта. Последний оказывал музею большую поддержку.

Фото: Tom Knowles

«Черная комедия» — так назвал этот снимок автор Том Ноулс, не уточнив, над чем смеяться. На самом деле это главный зал Музея Виктории и Альберта, расположенного в Лондоне и входящего в число самых посещаемых художественных музеев мира.

Изначально (с 1852 года) это был Музей изделий, потом — Музей декоративного искусства, с 1857-го — Музей Южного Кенсингтона (по расположению здания) и лишь в начале XX века ему присвоили имя королевы Виктории и ее супруга принца Альберта. Последний оказывал музею большую поддержку.

У премии Architectural Photography Awards есть специальная номинация под названием «Чувство места» (Sense of Place). Одна из самых пронзительных работ в этой категории — снимок Музея современного искусства, расположенного в парке скульптур «Кистефос» в Норвегии. Автор — Лориан Гинитоу.Сам музей спроектирован датским архитектором Бьярке Ингельсом. Перекрученный мост длиной 60 метров — выставочное пространство с панорамными окнами. Что-то вроде московского моста «Багратион», только изящнее.

Фото: Laurian Ghinitoiu

У премии Architectural Photography Awards есть специальная номинация под названием «Чувство места» (Sense of Place). Одна из самых пронзительных работ в этой категории — снимок Музея современного искусства, расположенного в парке скульптур «Кистефос» в Норвегии. Автор — Лориан Гинитоу.

Сам музей спроектирован датским архитектором Бьярке Ингельсом. Перекрученный мост длиной 60 метров — выставочное пространство с панорамными окнами. Что-то вроде московского моста «Багратион», только изящнее.

Еще один претендент на победу от Инге Шустер — фотография Музея искусства, архитектуры и технологии (MAAT, расположен в Лиссабоне). Колоритной бедности Кубы придется соперничать с драматичным монохромом из португальской столицы.MAAT открыли в 2016 году, это огромный музейный кампус площадью около 38 тысяч квадратных метров. На территории два корпуса — историческое здание электростанции и современный комплекс, построенный по проекту архитектора Аманды Ливит. Ливит британка, у нее есть свое бюро — Amanda Levete Architects.

Фото: Inge Schuster

Еще один претендент на победу от Инге Шустер — фотография Музея искусства, архитектуры и технологии (MAAT, расположен в Лиссабоне). Колоритной бедности Кубы придется соперничать с драматичным монохромом из португальской столицы.

MAAT открыли в 2016 году, это огромный музейный кампус площадью около 38 тысяч квадратных метров. На территории два корпуса — историческое здание электростанции и современный комплекс, построенный по проекту архитектора Аманды Ливит. Ливит британка, у нее есть свое бюро — Amanda Levete Architects.

Этот снимок автор — Чжевэй Су — описал так: «Золотая пуля, пронзившая небо». В лучших традициях классической китайской поэзии. Офис многопрофильного конгломерата China Resources в Шэньчжэне и впрямь напоминает пулю. Высота здания, строительство которого завершилось совсем недавно — в 2018-м, — около 390 метров. Как фотографу удалось сделать столь геометрически правильный снимок на такой высоте — загадка.

Фото: Zhewei Su

Этот снимок автор — Чжевэй Су — описал так: «Золотая пуля, пронзившая небо». В лучших традициях классической китайской поэзии. Офис многопрофильного конгломерата China Resources в Шэньчжэне и впрямь напоминает пулю. Высота здания, строительство которого завершилось совсем недавно — в 2018-м, — около 390 метров. Как фотографу удалось сделать столь геометрически правильный снимок на такой высоте — загадка.

Снова работа Лориан Гинитоу. В объектив фотографа попала площадь Скандербега в столице Албании. Раньше здесь стоял памятник Иосифу Сталину, теперь отдыхают мирные граждане. В 2000 году новый мэр Тираны Эди Рама задумал придать площади современный облик. Впоследствии она стала отчасти пешеходной, здесь появились велодорожки. Вокруг площади располагаются Дворец культуры, здания Национальной оперы, библиотеки, Национального банка, мэрии и нескольких министерств.

Фото: Laurian Ghinitoiu

Снова работа Лориан Гинитоу. В объектив фотографа попала площадь Скандербега в столице Албании. Раньше здесь стоял памятник Иосифу Сталину, теперь отдыхают мирные граждане. В 2000 году новый мэр Тираны Эди Рама задумал придать площади современный облик. Впоследствии она стала отчасти пешеходной, здесь появились велодорожки. Вокруг площади располагаются Дворец культуры, здания Национальной оперы, библиотеки, Национального банка, мэрии и нескольких министерств.

Сооружение Napavilion — не дом, как может показаться со стороны, а обзорная площадка. По задумке архитектора — Джеффри фон Ойена, отсюда можно любоваться сельским пейзажем уезда Ланьтянь. Он назван по имени горы Ланьтяньшань — там с древних времен добывают нефрит. Вокруг — поля и виноградники, простор и воля. Снимок сделал китайский фотограф Тан Сяо.

Фото: Tan Xiao

Сооружение Napavilion — не дом, как может показаться со стороны, а обзорная площадка. По задумке архитектора — Джеффри фон Ойена, отсюда можно любоваться сельским пейзажем уезда Ланьтянь. Он назван по имени горы Ланьтяньшань — там с древних времен добывают нефрит. Вокруг — поля и виноградники, простор и воля. Снимок сделал китайский фотограф Тан Сяо.

«На орбите» — работа фотографа Мохаммеда Алмудхи. «Летом 2019-го я со своей семьей посетил дом Альфреда Шмелы, построенный датским архитектором Альдо ван Эйком, — поведал автор. — Этот музей, открытый в 1971 году, сейчас имеет статус достопримечательности, он был первой в Германии частной художественной галереей. Пятиэтажное здание из серой пемзы удивительным образом сочетает частное и публичное пространства, интерьер и экстерьер».Томас Сарацено — современный аргентинский художник — добавил музею конструкцию из стальной проволоки, охватывающую огромный стеклянный купол здания на трех разных уровнях. Внутри этой «Орбиты» снуют посетители. Снизу и правда кажется, что они не ходят, а левитируют.

Фото: Mohammad Almudhhi

«На орбите» — работа фотографа Мохаммеда Алмудхи. «Летом 2019-го я со своей семьей посетил дом Альфреда Шмелы, построенный датским архитектором Альдо ван Эйком, — поведал автор. — Этот музей, открытый в 1971 году, сейчас имеет статус достопримечательности, он был первой в Германии частной художественной галереей. Пятиэтажное здание из серой пемзы удивительным образом сочетает частное и публичное пространства, интерьер и экстерьер».

Томас Сарацено — современный аргентинский художник — добавил музею конструкцию из стальной проволоки, охватывающую огромный стеклянный купол здания на трех разных уровнях. Внутри этой «Орбиты» снуют посетители. Снизу и правда кажется, что они не ходят, а левитируют.

Холм Будды — дважды номинант премии. Первый снимок представлен в категории «Приют», второй — в «Интерьерах». «Я решил поснимать холм зимой, — пишет автор VincentNG. — В тот день была метель, вокруг — никого. Снег почти целиком покрыл близстоящие здания. Я попробовал подойти поближе, хотя каждый шаг давался с огромным трудом. Но процесс — это тоже своего рода вера: он сложен, но должен продолжаться».

Фото: VincentNG

Холм Будды — дважды номинант премии. Первый снимок представлен в категории «Приют», второй — в «Интерьерах». «Я решил поснимать холм зимой, — пишет автор VincentNG. — В тот день была метель, вокруг — никого. Снег почти целиком покрыл близстоящие здания. Я попробовал подойти поближе, хотя каждый шаг давался с огромным трудом. Но процесс — это тоже своего рода вера: он сложен, но должен продолжаться».

Арт-центр Guardian Art Center построен в Пекине по проекту немецкого архитектора Оле Шерена. Вокруг много зданий в традиционном китайском стиле. Автор снимка свою задачу видел в том, чтобы доказать: старое и новое могут мирно сосуществовать. «Наконец-то мы видим здания разных поколений в едином обрамлении, — радуется он. — 
После десятилетий сноса и реконструкции китайский подход к урбанизации сильно изменился».

Фото: Aurelien Chen

Арт-центр Guardian Art Center построен в Пекине по проекту немецкого архитектора Оле Шерена. Вокруг много зданий в традиционном китайском стиле. Автор снимка свою задачу видел в том, чтобы доказать: старое и новое могут мирно сосуществовать. «Наконец-то мы видим здания разных поколений в едином обрамлении, — радуется он. — После десятилетий сноса и реконструкции китайский подход к урбанизации сильно изменился».

Обзорная башня — символ тематического парка Camp Adventure, расположенного в Дании. Но с такого ракурса ее до сих пор никто не показывал. Огромная «улитка» из стали и дуба вполне может претендовать на победу в конкурсе.Лауреаты Architectural Photography Awards 2019 будут названы 6 декабря в Амстердаме в рамках Всемирного архитектурного фестиваля (World Architecture Festival, WAF).

Фото: Marcorama

Обзорная башня — символ тематического парка Camp Adventure, расположенного в Дании. Но с такого ракурса ее до сих пор никто не показывал. Огромная «улитка» из стали и дуба вполне может претендовать на победу в конкурсе.

Лауреаты Architectural Photography Awards 2019 будут названы 6 декабря в Амстердаме в рамках Всемирного архитектурного фестиваля (World Architecture Festival, WAF).