Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

Инструменты бизнеса в проектах национального развития

На Петербургском международном экономическом форуме были сделаны ключевые выводы относительно инструментов участия бизнеса в проектах национального развития. Один из главных итогов обсуждений —инфраструктурные проекты закладывают базу для привлечения частных инвестиций и экономического развития.

«Реализация важных инфраструктурных проектов запускает целый цикл других проектов, которые становятся возможными в разных секторах экономики. Эффективность нацпроектов зависит от того, какое количество бизнес-проектов затем будет реализовываться на их основе», — Максим Орешкин, министр экономического развития Российской Федерации.

«Модель государственно-частного партнерства может оказаться очень полезной, чтобы мобилизовать ресурсы государственного и частного сектора при создании инфраструктуры. Это новаторский подход и сейчас он применяется во многих странах», — Ли Йонг, генеральный директор Организации Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО).

«Национальные проекты — это ключевая вещь. Если мы это сделаем, мы получим другие темпы развития, мы получим скачок в экономике, и очень важно их выполнить», — Андрей Костин, президент — председатель правления Банка ВТБ.
Участники дискуссий отметили ряд проблем. Среди них — несовершенство законодательной базы.

«Мы ждем закон по поддержке инвестиций, чтобы крупные инвестиционные проекты получили поддержку возврата инвестиций на инфраструктуру. Этот законопроект находится в правительстве. (Его принятие) будет хорошим толчком для реализации многих наших проектов», — Рустам Минниханов, президент Республики Татарстан.

«У нашего законодательства очень узкие рамки для государственно-частного партнерства», — Николай Николаев, председатель комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям.

Ориентация государственно-частного партнерства на большой бизнес.

«Есть очень серьезная настороженность бизнеса. Государственно-частное партнерство в том виде, в котором есть сейчас, — это для большого бизнеса. Если на ступеньку ниже, то это уже почти невозможная форма сотрудничества. Есть системная проблема — те цели, которые мы закладываем в национальные программы, очень часто корректируются. На локальном уровне могут меняться приоритеты. И это бизнес настораживает», — Николай Николаев, председатель комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям.
Недостаток опыта и координации при реализации проектов государственно-частного партнерства.

«Институтов развития много, особенно в инновационной сфере. Мы предложили создать горизонтальные линии управления и поддерживать друг друга (членов корпорации) компетенциями и капиталом», — Игорь Шувалов, председатель Государственной корпорации развития «ВЭБ.РФ».

«Если мы видим 5-летний горизонт для выполнения национальных проектов, то для инфраструктуры это страшно маленький срок. (Реализовывать национальные проекты) нужно начинать делать сегодня, срочно. Иначе деньги, которые выделяются, мы их не освоим», — Андрей Костин, президент — председатель правления Банка ВТБ (ПАО).

«Проекты часто некорректно структурированы для того, чтобы иметь достаточное качество, чтобы банк с ними работал», — Николай Корженевский, экономический обозреватель телеканала «Россия 24».

Необходимо по мнению участников дискуссий принять ряд решений. В частности, нужно создать на всех уровнях власти условия для реализации проектов национального развития.

«Не бизнес должен участвовать в нацпроектах, а нацпроекты должны создавать платформы, на которых бизнес смог бы реализовывать свои проекты. Государство, в том числе через механизмы государственно-частного партнерства, должно участвовать, делать первые взносы, капитальные гранты в таких проектах», — Максим Орешкин, министр экономического развития Российской Федерации.

«В 2015 году мы утвердили стратегию (социально-экономического развития Республики Татарстан до 2030 года). Основной точкой роста будет нефтехимия и газохимия. Следующая — это машиностроение. Все проекты основываются на том, что за последние 10-15 лет мы создали нормативную базу, кроме федеральных преференций есть целый ряд преференций, которые разработаны в нашей республике, создали инфраструктуру — две федеральных площадки особых промышленных зон: Елабуга и Иннополис. Практически во всех муниципалитетах создали индустриальные площадки», — Рустам Минниханов, президент Республики Татарстан.

«Нам нужно от крупных проектов, к которым мы привыкли и знаем, как финансировать, переходить к проектам конкретных муниципальных образований, где можно создать и транспортную инфраструктуру, и современный городской квартал. Вот это сейчас наша компетенция», — Игорь Шувалов, председатель Государственной корпорация развития «ВЭБ.РФ».
Вовлечение малого и среднего бизнеса.

«Большое внимание мы уделяем поддержке малого и среднего бизнеса», — Рустам Минниханов, Президент Республики Татарстан.

«Мы создаем сейчас центры, хабы и инкубаторы для малого и среднего бизнеса особенно, поставщиков услуг, чтобы они обслуживали чемпионат мира, чтобы для них это была возможность встать на устойчивую основу и выйти на международный рынок», — Хасан аль-Тавади, генеральный секретарь Верховного комитета по проведению и наследию ЧМ-2022.

Привлечение зарубежных партнеров

«Активно работаем с Китаем. Подписан меморандум при руководителях наших государств, что компания Хайер будет создавать на территории Республики Татарстан “умные” производства и индустриальный парк», — Рустам Минниханов, Президент Республики Татарстан.

«Мы обнародовали проект о вступлении в новую эпоху всесторонних отношений стратегического сотрудничества и партнерства с Россией, что было провозглашено на Санкт-Петербургском форуме, и надеемся, что сможем и с российским правительством, и с российскими партнерами более плотно и тесно сотрудничать», — Чэнь Фэньцзянь, председатель совета директоров, China Railway Construction Corporation.