Саммит в Ашхабаде: Пятеро в одной лодке, не считая США

В Ашхабаде открылся саммит глав прикаспийских государств

23 апреля во дворце "Рухиет" в Ашхабаде открылся саммит глав России, Казахстана, Азербайджана, Туркмении и Ирана. На нем предстоит решить или определить подходы к решению многих проблем каспийского региона. Главной из них несомненно является неурегулированный правовой статус Каспийского моря. Владимир Путин уже подтвердил позицию России в отношении будущего правового статуса Каспия, определив ее словами: "Делим дно, вода общая".

Напомним, что правовой статус Каспийского моря пока регулируется советско-персидскими, а затем советско-иранскими договорами от 1921 и 1940 годов. Они устанавливали режим свободы судоходства и рыболовства (за исключением 10-мильной прибрежной зоны), предусматривали запрет плавания судов под флагами некаспийских стран, но не решали вопросы недропользования на Каспии. После развала СССР и образования новых трех государств в регионе, вопросы, связанные с правом собственности на ресурсы резко обострились.

Вопрос недропользования стал "яблоком раздора" между Туркменией и Азербайджаном, а также Азербайджаном и Ираном. Так, Туркмения требует от Азербайджана приостановить работы на нефтяных месторождениях "Азери" "Чираг" и "Гюнешли" на дне Каспия. Они разрабатываются международным консорциумом с 1994 года. Туркмения претендует на два месторождения - "Чираг" и "Азери", - утверждая, что они расположены в ее секторе. Подобные претензии к Азербайджану предъявляет и Иран. В июле 2001 года иранский военный корабль даже вторгся в территориальные воды Азербайджана и вынудил азербайджанское судно "Геофизик-3", которое занималось обследованием месторождения нефти "Алов" для British Petroleum, удалиться из этого района.

Надо отметить, что реальные запасы нефти в регионе оказались явно завышеными. Если ранее их сравнивали с запасами нефти Персидского залива, то сейчас, особенно после того, как результаты разведочных работ в Южном Каспии разочаровали экспертов, оценки запасов снизились с 200 миллиардов баррелей до отметки 50-70 миллиардов баррелей, что соответствует оценкам еще советского периода. Однако нельзя забывать, что Каспий - это не только нефть, но и газ, поставки которого являются стратегически важными для Турции и ЕС.

В настоящее время Россия, Казахстан и Азербайджан выдвигают единое предложение - разделить дно по срединной линии, а водную поверхность моря оставить общей. Позиция Туркменистана сейчас приблизилась к российской. Кроме этого, как сообщает ГазетаСНГ.ru, Ашхабад предлагает выделить в центре Каспия 20-мильную зону для свободного судоходства.

Таким образом четыре постсоветских государства настаивают на том, что Каспий является именно морем. Иран же, настаивая сейчас на равных 20-процентных долях каждой из сторон, считает, что правовой статус спорного пространства определяется на основе того, что Каспий является озером.

Если Каспий признать морем, то в соответствии с протяженностью побережья каждого государства доля Казахстана составит 28 процентов, России - 18-19 процентов, Туркменистана - 19 процентов, Азербайджана - 21 процент и Ирана, по линии Хусейнкали-Астара лишь 11,4-13 процентов. Правда некоторые в Иране считают, что доля этой страны составляет 50 процентов Каспия, так как бывшие советские республики взяли на себя права и обязанности советского государства, а значит должны делить между собой оставшуюся половину.

Особое раздражение Ирана вызывает начавшееся после развала СССР добыча полезных ископаемых на Каспии. И США с удовольствием нажимают на эту больную мозоль. Так, спецсоветник госсекретаря США по каспийским вопросам Стивен Манн месяц назад в ходе визита в Казахстан заявил о необходимости активно проводить разработку ресурсов Каспийского шельфа до окончательного определения статуса водоема. Отметим, что на саммите в Ашхабаде незримо присутствует и шестой региональный игрок, а именно США, которые объявили Каспий зоной своих жизненных интересов и включили весь Черноморско-Каспийский бассейн в сферу ответственности войск США в зоне Персидского залива.

Наблюдатели отмечают, что США пытаются использовать ирано-азербайджанские противоречия. Причем разногласия между двумя странами касаются не только дележа ресурсов, но и положения азербайджанского меньшинства в Иране. И здесь Каспийский регион является еще одной бомбой замедленного действия. Отметим, что уже составлен доклад Комиссии ООН по правам человека, часть которого была посвящена вопросу нарушений прав южных азербайджанцев.

Ожидать от саммита в Ашхабаде кардинального решения наболевших проблем не приходится. Но начало совместной работы всех пяти государств, направленной, в частности, на решение экологических проблем Каспия (создание межправительственного центра постоянного мониторинга состояния прибрежной среды), уже продемонстрирует, что каспийский регион не является коммуналкой, населенной озлобленными друг на друга соседями. Тем более, когда особенно важным становится обеспечение политической стабильности в этом регионе мира.

Другие материалы