Новости партнеров

Ариэль Шарон скрепя сердце не позволил Арафату стать шахидом

После того как по требованию Израиля Арафат выдал шестерых своих сторонников представителям Великобритании и США, израильские войска ушли из-под стен его резиденции в Рамалле

В ночь на четверг, 2 мая, израильские войска вышли из Рамаллы, сняв осаду с резиденции палестинского лидера Ясира Арафата, длившуюся больше месяца. Дождавшись восхода солнца, Арафат собрал журналистов, перед которыми разразился очередной гневной филиппикой по поводу действий израильских солдат на палестинских терртиориях, после чего вышел на улицу - впервые после 29 марта, когда начался штурм его резиденции. На свежем воздухе палестинского лидера ожидали сотни сторонников, встретивших его восторженными криками. Арафат щурился под ярким весенним солнцем, улыбался как ребенок, вытягивал вверх руку с поднятыми в виде латинской буквы "V" пальцами и вместе со всеми скандировал антиизраильские лозунги. Однако радовались его возвращению из многодневного плена далеко не все.

Цена вопроса

С самого начала нынешнего активного этапа контртеррористической операции на палестинских территориях правительство Ариэля Шарона обещало, что не причинит физического вреда Ясиру Арафату. Даже когда израильские солдаты, проломив танками стены резиденции палестинского лидера, рвались внутрь, жизни Арафата ничто в общем не угрожало. Арафат хорошо понимал, что нужен Шарону, нужен американцам, и поэтому мог ничего не опасаться. Автомат, с которым он позировал в день штурма (а по некоторым сообщениям - из которого он стрелял по израильским солдатам), служил скорее символом непримиримой позиции Арафата, чем последним аргументом в его споре с израильтянами. И действительно вскоре выяснилось, что непримиримость Арафата простирается до определенных границ.

Целью нынешнего вторжения израильских танков на палестинские территории было уничтожение инфракструктуры терроризма - арест наиболее активных боевиков, конфискация оружия, разрушение центров по производству взрывчатки и тому подобные полициейские действия. К геноциду палестинцев - в чем Арафат и его сторонники не раз обвиняли кабинет Шарона - израильтяне не стремились и никогда таких целей перед собой не ставили. Даже события в Дженине, ставшие яблоком раздора между Израилем и Организацией объединенных наций, были скорее спровоцированы теми, кто размещал склады с оружием и устраивал сборные пункты террористов посреди жилых кварталов, прикрываясь мирными жителями как щитом. Поэтому горячие призывы стоять насмерть, которые Арафат обращал к своим сторонникам, по-настоящему были рассчитаны разве что на тех самых боевиков и их командиров, которые понимали, что сдаваться в руки израильских властей им не резон.

Однако сам Арафат, который носит вполне официальный статус лидера Палестинской автономии, является лауреатом Нобелевской премии мира и воспринимается в США как едва ли не единственный представитель палестинцев, с которым можно вести переговоры, к числу непримиримых не относится. Это он еще раз доказал недавно, после месячной отсидки в стенах своей резиденции. Уже на второй день осады Рамаллы Арафат пообещал скорее стать шахидом, то есть принять мученическую смерть за веру, чем пойти на уступки Израилю. Однако тридцать дней спустя он на уступки пошел. Ценой его освобождения из рамаллинского заточения стал арест шестерых палестинцев, которых Израиль обвиняет в причастности к убийству министра туризма Рехаваама Зеэви. Все подозреваемые скрывались здесь же, в полуразрушенной резиденции Арафата. Чтобы выйти на свободу, Арафат их попросту выдал, точнее - не стал ценой жизни препятствовать их аресту - и это при том, что суд над убийцами Зеэви уже состоялся и дело среди палестинцев считалось закрытым.

Однако и Ариэлю Шарону в этой истории пришлось пойти на значительные уступки. Конечно, не из-за шестерых преступников израильская армия месяц назад пошла на штурм резиденции Арафата. Предполагаемые убийцы Зеэви Израилю нужны, но еще больше ему нужен сам Арафат, которого хотелось бы если не предать суду, то хотя бы лишить возможности руководить действиями террористов - Шарон уже не раз публично сожалел, что в свое время обещал США не устранять палестинского лидера. Но Шарон прекрасно понимает, что убийство Арафата для Израиля невыгодно, так как на его место придет еще более непрмиримый и жестокий лидер, не заслуживший себе ореола респектабельности, которым обладает Арафат и который заставляет его хоть чуть-чуть считаться с мировой общественностью и ее нормами.

В результате ситуация сложилась патовая. Противники загнали друг друга в угол - если Арафат не готов умирать, то и Шарон не готов его убивать. Причем положение Шарона было отнюдь не более легким, чем у его противника - на израильского премьера все это время давили США, которым израильская акция, начавшаяся месяц назад, здорово спутала карты - вместо акивной подготовки вторжения в Ирак, как планировал Пентагон, американцам пришлось заниматься срочным замирением израильтян и палестинцев. И это при том, что Шарону сейчас крайне нужна поддержка американцев против ООН, которая, настойчиво побуждаемая арабскими странами, стремится расследовать события в Дженине - а это может обернуться для Шарона не менее громким сканадалом, чем двадцатилетней давности резня в ливанских лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила. Поэтому Шарону тоже в конце концов пришлось сделать вид, что шесть арабских боевиков - достаточная цена для того, чтобы Израиль отвел танки из Рамаллы.

Заклятые друзья

Итак, заочное примирение состоялось. Шестеро пресловутых палестинцев под англо-американским конвоем были вывезены из Рамаллы и доставлены в палестинскую тюрьму в Иерихоне, где они будут находиться под международным наблюдением вплоть до суда. Израильские танки отошли от резиденции Ясира Арафата, оставив после себя множество искореженных автомобилей и груды строительного мусора. Но, согласившись на взаимные уступки и практически пожав друг другу руки, Арафат и Шарон первым делом обменялись очень резкими заявлениями, пафосность которых была прямо пропорциональна количеству и характеру этих уступок.

Так, не успел освобожденный Арафат переступить порог своей резиденции, как Шарон уже заявил, что не гарантирует палестинскому лидеру беспрепятственного въезда на территорию Западного берега, если тот ее покинет. По словам Шарона, который выступил в среду вечером в программе Nightline на телеканале ABC, ранее поездки Арафата за границу для консультаций с лидерами арабских стран обычно оборачивались "новыми волнами террора", которые начинались после того, как палестинский лидер возвращался домой. Теперь, отметил Шарон, Израиль этого не допустит.

В свою очередь, Арафат начал поносить Израиль последними словами сразу же, как вдали затих гул израильских танков. Выступая перед журналистами, с признаками крайнего волнения на лице, палестинский лидер назвал израильских солдат "террористами, нацистами и расистами" и тут же, напомнив о ночных событиях в Вифлееме, отозвался о них как о "большом преступлении", а самого Шарона и всех его министров причислил к числу "фанатиков, в свое время убивших Ицхака Рабина".

Однако эта громкая риторика не отменяет главного вопроса, который хотят задать Арафату многие его сторонники: как же это будущий шахид дошел до соглашений с израильтянами и кому нужны теперь его заверения в непримиримости, если он своими руками выдал соратников. Для того чтобы отчасти развеять эти сомнения, палестинский лидер устраивает в четверг в Рамалле импровизированный митинг, на котором собирается объяснить жителям города свою позицию. Но месяц полицейских акций Израиля на палестинских территориях стоил жизни десяткам их обитателей, поэтому неизвестно еще, прислушаются ли палестинцы к объяснениям Арафата.

Другие материалы