Новости партнеров

Никто не хотел убивать

Дело об убийстве журналиста МК Холодова придется начинать заново

Московский окружной военный суд вынес оправдательный приовор по делу об убийстве журналиста "Московского комсомольца" Дмития Холодова. Суд счел, что следствие так и не смогло представить убедительных доказательств причастности подсудимых к убийству журналиста. Подсудимые Павел Поповских, Владимир Морозов, Павел Сорока, Константин Мирзаянц, Алекснадр Капунцов и Константин Барковский освобождены в зале суда. Почти все они провели в тюремном заключении по четыре года.

Первое громкое убийство

Убийство журналиста МК Дмитрия Холодова стало первым громким политическим убийством в стране. 17 октября 1994 года Холодов, работавший в то время над статьей о злоупотреблениях и коррупции в Западной группе войск, должен был получить некие материалы. По данным следствия, журналист забрал портфель, где якобы находились документы, в одной из камер хранения Казанского вокзала.

Уже в редакции, когда он открыл портфель, раздался взрыв. Как установили впоследствии эксперты, "смерть Холодова наступила по двум причинам: из-за сильнейшего травматического шока и моментального обескровливания организма. Каждая из этих травм сама по себе была несовместима с жизнью".

Дмитрий Холодов погиб за несколько дней до того, как должен был выступать на парламентских слушаниях, посвященных коррупции в Западной группе войск.

Одна версия на всех

Следствие сразу же остановилось на наиболее очевидной версии, видимо исходя из хрестоматийного qui prodest. То есть, согласно основной версии, Холодова могли убить военные, карьера которых была под угрозой из-за разоблачений журналиста МК.

Так в поле зрения следователей оказался тогдашний министр обороны Павел Грачев. Как сообщалось, именно по его протекции бывший командующий Западной группой войск Матвей Бурлаков был назначен заместителем министра оброны. Кроме того, по данным следствия, сам Грачев называл Холодова "врагом номер один", давал командующему ВДВ поручение "разобраться с журналистом" и даже грозил расформировать 45-ый полк, в котором случили обвиняемые в коррупции офицеры. Следствие заключило, что подчиненные Грачева, намереваясь "выслужиться" перед шефом, сами решили, что означается глагол "разобраться" и разобрались.

По версии обвинения, Холодова решили попугать и установили за ним наружное наблюдение. Однако позднее у командования ВДВ якобы возникла идея физического устранения журналиста.

Спустя три с половиной года после убийства прокуратура выдала ордер на арест подозреваемых в убийстве Холодова. Ими оказались четыре офицера ВДВ - бывший начальник отдела разведки ВДВ Павел Поповских, командир спецотряда 45-го полка ВДВ Владимир Морозов, двое его заместителей - Александр Сорока и Константин Мирзаянц, а также заместитель руководителя охранного предприятия "Росс" Александр Капунцов и предприниматель Константин Барковский.

Полтора года противоречий и споров

Следствие по делу длилось четыре года, все это время подозреваемые находились в СИЗО. Судебный процесс начался в ноябре 2000 года. Уже в первые дни процесса стало ясно, что дело может рассыпаться.

Во первых, экспертиза так и не смогла точно установить мощность и тип взрывного устройства. Эксперты почти полгода спорили, сколько граммов взрывчатки было заложено в дипломат и мог ли взрыв такой силы вызвать несовместимые с жизнью травмы.

Еще одним явным провалом следствия стали показания свидетелей, которые не желали являться в суд, а когда являлись, путались в показаниях, отказывались от слов, сказанных на следствии. Кроме того выяснилось, что у одного из обвиняемых - Константина Мирзаянца - имеется алиби, которое было подтверждено свидетелями.

Все подсудимые опровергли предъявленные им обвинения и заявили о своей непричастности к гибели журналиста. По их словам, дело против них было сфабриковано.

Оправдать или оправдываться?

26 июня 2002 года Московский окружной военный суд вынес оправдательный приговор. Всех подсудимых освободили из-под стражи прямо в зале суда. Согласно тексту приговора, "органы предварительного следствия не представили объективных доказательств" вины подсудимых, а в ходе судебного процесса таких доказательств также добыто не было.

С таким решением не согласны ни прокуратура, требовавшая для подсудимых наказания в виде 15 лет лишения свободы, ни родители Дмитрия Холодова. И если чувства родителей журналиста понятны - за время следствия и суда они привыкли к мысли, что именно эти люди убили их сына, то мнение прокуратуры выглядит по крайней мере странно. Если бы доказательная база, собранная в деле, была "крепкой", суд вряд оставил бы ее без внимания.

Первое громкое политическое убийстов так и осталось нераскрытым. Победителей нет, и говорить о торжестве правосудия не приходится - подсудимые провели в тюрьме четыре года, а органам следствия придется либо искать других обвиняемых, либо заново начинать следствие с теми же фигурантами, попутно подавая в различные инстанции протестные жалобы. В деле остались только потерпевшие.

Другие материалы