Новости партнеров

Рыцарь железных дорог и голодных беспризорников

На взгляд Лужкова памятник "Железному Феликсу" не только олицетворял собой борьбу с беспризорниками, но и был одним из лучших памятников в Москве

В прошлую пятницу мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков нашел занятие для всей демократической общественности на ближайшие несколько месяцев. Лужков заявил, что намерен восстановить "Железного Феликса" - памятник "рыцарю революции", торчавший посреди Лубянской площади.

Свои намерения мэр подтвердил в субботу во время традиционного объезда городских объектов. По мнению Лужкова, памятник, во-первых, надо восстановить потому, что его создал "незаслуженно обиженный" скульптор Вучетич, которому в этом году исполнилось бы 100 лет, а во-вторых, потому, что у Лужкова образ Дзержинского ассоциируется не с ВЧК и красным террором, а с заботой о беспризорниках и восстановлением железных дорог.

Нестандартные ассоциации у нашего мэра. Интересно, сколько еще москвичей имя Дзержинского связывают с железнодорожным транспортом? Ответ известен: трое. Это лидер коммунистов Геннадий Зюганов, аграрий и почетный чекист Николай Харитонов и некая гражданка Лебедева, подававшая в суд иск о незаконности демонтажа памятника Дзержинскому в 1991 году. Они-то уж точно поддержат инициативу мэра. Зюганов и Харитонов уже заявили, что чрезвычайно обрадованы новостями из столичной мэрии. Примечательно, что именно Харитонов выступал с инициативой вернуть Феликса на прежнее место, причем дважды. И дважды получал отказ от московского правительства и Лужкова лично.

Что же поменялось за прошедшие годы? Может быть, московский мэр прослушал курс лекций по монументальному искусству? Или его посетило внезапное озарение? Юрию Михайловичу, "крепкому хозяйственнику" и исключительно прагматичному политику, такие экстравагантные жесты не свойственны.

Может быть, Лужков, в последнее время никак себя не проявляющий на большой политической арене, решил напомнить о себе Кремлю. Либо захотел преподнести сомнительный подарок президенту, как известно, начинавшему свою трудовую деятельность в рядах КГБ. Хотя на этот счет лет двадцать назад в Москве ходил анекдот о том, как "Железного Феликса" спросили, почему он стоит задом к любимому детищу. На что тот ответил, что на Лубянке-то все в порядке, а вот за Кремлем глаз да глаз нужен.

Гадать можно сколько угодно. Хотя, скорее всего, прагматик Лужков почувствовал изменение политического климата и решил придать вполне очевидному стремлению Кремля навести порядок в стране зримое выражение в виде фигуры с "чистыми руками, горячим сердцем и холодной головой". Спору нет, памятник был впечатляющий. Не "Родина-мать", конечно, но на рыцаря похож. Однако какие такие особенные художественные достоинства углядел в нем Лужков?

Общественный резонанс превзошел все ожидания. Уже в понедельник протестовать на Лубянской площади собрались те, кто считает Дзержинского олицетворением террора. Страсти не улягутся еще долго - будут и митинги демократических сил и жертв репрессий, и сборы подписей против восстановления памятника, и открытые письма уважаемых деятелей культуры. Только вряд ли кто-то или что-то сможет убедить хозяина Москвы изменить свое решение. Сколько ни протестовали, сколько ни возмущались, а три задастых коня на Манежной площади стоят как стояли, пучеглазый и кривоногий Петр по-прежнему потрясает над Москвой-рекой каким-то свитком, тощий коняга несет маршала Жукова прочь от Красной площади, мелкий, как сперматозоид, Пушкин пляшет с Натальей Николаевной внутри устрашающе толстых колонн, а тошнотворные шемякинские уродцы толпятся на Болотной площади.

Может, Юрию Михайловичу стоит пореже смотреть на творения придворного скульптора Зураба Церетели? Тогда и среднестатистический железный болван перестанет казаться шедевром.

Другие материалы