Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Укрощение строптивых

Одобренный в третьем чтении закон "О государственном языке Российской Федерации" вторгается в компетенцию субъектов Федерации

Госдума приняла нормативный акт о русском языке, нарушающий права граждан России. Одобренный в третьем чтении закон "О государственном языке Российской Федерации" вторгается в компетенцию субъектов Федерации и может стать средством давления на СМИ. К тому же сладить с русским языком депутатам так и не удалось. Во всяком случае, в тексте документа, предусматривающего ограничение необоснованного использования иностранных слов, обнаружилось немало заимствований из других языков. Более того, за время обсуждения в Госдуме из названия закона исчезло само словосочетание "русский язык".

Законопроект "О русском языке как государственном языке Российской Федерации" в третьем, окончательном чтении Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации приняла 5 февраля. За принятие этот документа проголосовали 248 депутатов, 37 человек были против и один воздержался. Как пояснили журналистам информационного агентства РИА "Новости" в Госдуме, новый закон направлен "на обеспечение использования государственного языка РФ на всей территории" страны. Он накладывает ряд ограничений при использовании русского языка как государственного, и, в частности, запрещает "использование просторечных, пренебрежительных и бранных слов и выражений, а также иностранных слов при наличии общеупотребительных аналогов в русском языке".

По сведениям информагентства, еще на стадии второго чтения закон имел другое название. Тогда он звался "О русском языке как государственном языке". Однако парламентарии сочли нелишним исправить его этот заголовок - несмотря на категорические протесты депутата от КПРФ Тамары Плетневой, которая, по информации радиостанции "Эхо Москвы", принимала участие в работе над документом.

Впрочем, даже более обтекаемое название не смогло скрыть того, что закон, в котором указаны сферы обязательного использования русского языка, выглядит нелепо. Директивы по использованию русского языка были даны не только безо всякого учета законов развития этого языка, без учета простейших жизненных реалий, но и даже в нарушение некоторых положений российской Конституции.

В соответствии с Конституцией, в частности, все республики Федерации имеют право устанавливать свои государственные языки и сами регламентировать их использование. А законодательно зафиксированная обязательность использования русского языка в наименованиях органов государственной власти субъектов Российской Федерации нарушает эти конституционные права, подчеркивает пресс-служба фракции "Яблоко", проголосовавшей против принятия документа.

Кроме того, до сих пор жители субъектов Федерации могли обращаться в государственные органы, организации и учреждения на родном языке. После же принятия закона им придется использовать исключительно русский при общении не только с государственными органами, но и с органами местного самоуправления, а также с организациями всех форм собственности.

Итак, после прохождения этого документа в Совете Федерации и подписания его президентом, незаконным станет, к примеру, название представительного органа Республики Бурятия - Народный Хурал. Поскольку слово "хурал" в русском языке не укоренилось. Да и уже прочно вошедшим в язык иностранным словам после принятия этого закона, как во времена расцвета славянофильства, будет дан бой.

И тут открывается большой простор для деятельности и лингвистов, и законодателей. В первую очередь нужно будет истребить те заимствованные слова, что используются чаще остальных и тем самым закрепляют политически неверный подход к русскому языку. Скажем, "президента" раз и навсегда заменить на "председателя" или "главу государства". А мэров тогда уж, чтоб не путаться, звать не городскими главами или головами, а прямо сразу городничими. Сотрудников ФСБ - опричниками... Ну, а милицию, видимо, придется упразднить. Временно, конечно, пока не придумают, как ее следует звать блюстителям чистоты русского языка.

Между тем Владимир Лопатин, доктор филологических наук, профессор, председатель Орфографической комиссии Российской Академии Наук, член редакционного совета портала "Русский язык" полагает, что в заимствовании русским языком иностранных слов нет ничего ужасного или неестественного. Русский язык всегда очень легко заимствовал иноязычные слова, и от этого он не пострадал, а наоборот — обогатился.

"Сегодня русский язык получил много иностранных заимствований, прежде всего англицизмов, как он ими распорядится — покажет время. Многие иностранные слова оправданны — в сферах бизнеса, вычислительной техники, политики. Например, "импичмент" или "инаугурация" при описании парламентских или иных государственных процедур. Но оправданность или неоправданность заимствования определяет сама языковая система, а не какой-либо правовой акт", - приводит портал "Грамота.ру" мнение Лопатина.

При всей пластичности русского языка писать и говорить "вычислительная машина" вместо "компьютер" как-то дико. Опять-таки неясно, как отказаться от иностранных слов в юриспруденции, экономике, науке? Если даже самим авторам закона не удалось соблюсти "чистоту языка". Как подчеркивает пресс-служба фракции "Яблоко", в тексте документа использовались откровенно иностранные слова "статус" (а не "положение"), "сферы" ("области"), "аналог" ("соответствие") и даже "функционирование".

"Этот закон нельзя принимать уже только потому, что он написан не по-русски", - заявил на заседании Госдумы депутат фракции "Яблоко" Сергей Митрохин. Как передала радиостанция "Эхо Москвы", в ответ сторонники закона призвали не утрировать... тьфу! как это по-русски... вот - не искажать их прекрасный замысел.

В законе есть указание: использование иностранных слов, просторечной и даже ненормативной лексики допускается только в частных разговорах. А вот в деятельности федеральных органов государственной власти, в области телерадиовещания, периодической печати, а также в рекламе - запрещается. Исключение для может быть сделано в том случае, если, как передает "Эхо Москвы", художественный замысел автора предусматривает употребление именно не соответствующего нормам русского языка словарного запаса. Так что опасения "яблочников" о том, что при буквальном толковании закона невозможно будет опубликовать интервью с сельским жителем, использующим просторечные слова, напрасны.

Зато очень угрожающей выглядит перспектива, обозначенная заместителем руководителя фракции СПС в Госдуме Борисом Надеждиным. По его мнению, такие исключения для журналистов, сделанные на случай появившегося у них художественного замысла, позволяют сотрудникам СМИ заполнить эфир нецензурной бранью. Так и видишь хотя бы, скажем, Савика Шустера, с интеллигентным лицом высказывающего свое мнение об участниках его ток-шоу.

В связи чем возникает вопрос: а что же нам дает это новый закон, кроме неудобства? Какой-нибудь вице-спикер Госдумы, скажем, к примеру, Владимир Жириновский, возьмет да и снова станет ругаться матом на всех, кто придется ему к слову. Только и разницы, что не в лицо станет ругать, а, допустим, в интервью каким-нибудь СМИ. А те из соображений сохранности художественного замысла опубликуют избранные места из его речей. А? То-то. А впрочем, он и раньше мог не только в глаза сказать.

А ведь многие депутаты уж думали, что нашли на лидера ЛДПР управу. Принимали свой, с позволения сказать, антижириновский закон и радовались. Рано радовались, выходит. Вот Владимир Нерознак, доктор филологических наук и профессор сразу сказал, что новый закон слишком мягок, потому что "никаких особых специализированных акций, репрессий он не предусматривает". "Вот во Франции закон карает, особенно за иностранные слова, СМИ штрафуют", - цитирует Первый телеканал огорченного мягкостью закона доктора филологии.

А у нас, как пояснили информационному агентству "Интерфакс" в Госдуме, нарушение закона влечет за собой ответственность, установленную законодательством России. И что это за ответственность, не уточнили. А ну как у нас законодательно закрепят полный запрет на использование матерных выражений? То есть чтоб никогда-никогда известные слова из трех, пяти и так далее букв не произносить и не писать. А за нарушение введут наказание в виде вырывания языка. Или публичного отрубания написавшей запретное слово руки.

А ведь между прочим, запрет на использование мата снижает производительность труда. во всяком случае, так заявила радио "Эхо Ростова" заслуженный профессор Ростовского госуниверситета Людмила Введенская. И я не знаю, откуда профессор взяла эти сведения, но отчего-то ей верю. И отчего-то очень легко представить себе охватывающий страну в этом случае застой.

Другие материалы