Новости партнеров

Вооружены розами и очень опасны

Национальные особенности грузинских реформ

Политическая жизнь в Грузии течет так же бурно, как ее горные реки. Неудивительно: в октябре прошлого года произошла Революция роз, в начале января 2004-го страна избрала президента, а на 28 марта намечены выборы в парламент. Однако политические новости окрашены в истинно грузинский колорит - зарегистрирована политическая партия под названием "Союз детей божьих"; злоумышленники украли у лидера Единой коммунистической партии Пантелеймона Гиоргадзе корову, забили ее и продали мясо, но были арестованы и получили по году лишения свободы; депутат Гурам Шарадзе снял с регистрации в ЦИКе возглавляемое им объединение "Язык, отечество, вера", протестуя против восстановления регистрации церкви "Свидетели Иеговы" (по данным Шарадзе, это святотатство совершено по прямому указанию Колина Пауэлла).

Однако главный ньюсмейкер Грузии - президент Михаил Саакашвили. Даже при беглом взгляде ситуация в стране очень напоминает политическую ситуацию 2-4-летней давности в России. А то, что грузинский президент, как и российский, сравнительно молоды, хорошо образованы, работали за границей и являются профессиональными юристами, видимо, направляет процессы в РФ и Грузии в весьма схожих направлениях.

Аналогии видны сразу. Эдуард Шеварднадзе добровольно ушел в отставку после того, как получил от лидеров оппозиции гарантии личной неприкосновенности. Однако снисходительность по отношению к "Седому лису" не мешает Михаилу Саакашвили бороться с семьей экс-президента. Эта семья, как и некая семья в России, тоже пишется с большой буквы. "Саакашвили воюет с Семьей", - и всем понятно, о чем идет речь.

Вот наиболее характерный эпизод противостояния. 20 февраля 2004 года в тбилисском аэропорту арестовали зятя Эдуарда Шеварднадзе - владельца крупной компании сотовой связи "Магтиком" Гию Джохтаберидзе. Силовики настигли его прямо в самолете, который собирался вылететь в Париж. Генеральная прокуратура Грузии инкриминировала Джохтаберидзе сокрытие налогов в размере 700 тысяч лари (около 350 тысяч долларов). Соответствующая статья Уголовного кодекса предусматривает за это лишение свободы сроком до 5 лет. Арест был произведен в авиалайнере, поскольку, по данным следствия, предприниматель собирался улизнуть на нем от правосудия. Однако, по словам жены бизнесмена и его адвоката, Джохтаберидзе не только не хотел скрываться, а летел на плановое собрание акционеров компании, да еще и уведомил о своей поездке Генпрокуратуру и получил от нее согласие. Защита ходатайствовала об освобождении Джохтаберидзе под залог в 700 тысяч лари, но суд не удовлетворил прошение, избрав в качестве меры пресечения заключение под стражу на срок в три месяца. Создается такое впечатление, что как российской власти в случае с Михаилом Ходорковским, так грузинскому лидеру от владельца "Магтикома" требуются не деньги, а нечто иное.

Еще один случай, подозрительно напоминающий российский, произошел 19 февраля. Грузинская Генпрокуратура арестовала разом все фирмы бизнес-группы "Омега", а также провела в них обыски, в том числе в здании телеканалов "Иберия" и "Картли" и в редакции журнала "Омега". Официальное объяснение - отряды спецназназа искали контрабандные сигареты. Как выяснилось позже, сигарет не нашли, зато обнаружили семь фальшивых клише для изготовления акцизных марок.

21 февраля спецназ блокировал издательство "Омега Тег", также входящее в холдинг. Учредитель "Омеги" Заза Окуашвили вместе с тремя сотнями своих сотрудников устроили перед зданием издательства акцию протеста. Они требовали от президента страны и Генпрокуратуры дать им возможность нормально работать: "Саакашвили обещал, что создаст новые рабочие места, а вместо этого он оставил без работы 20 тысяч человек". Когда демонстранты попытались пройти во двор издательства, спецназовцы открыли огонь "на устрашение". Стрельба продолжалась около десяти минут. Никто не пострадал, но после того, как пуля пробила расположенную неподалеку газовую трубу, пикетчики все же разошлись.

С одной стороны, Генпрокуратура по-прежнему держит под арестом все подразделения холдинга, предъявила руководству обвинения в сокрытии налогов в особо крупных размерах и хочет добиться лишения Окуашвили депутатской неприкосновенности. С другой стороны, руководители холдинга, а также ряд политиков и правозащитников, заявляют, что данная акция - это удушение свободы слова и давление на СМИ ("давление на независимую медию", как говорят в Тбилиси). Правозащитное Общество Ильи Чавчавадзе, например, заявило: "Идея борьбы с коррупцией и беззаконием, которые укоренились в стране при прежних властях в беспрецедентных масштабах и с соучастием членов нынешнего руководства, стала средством подавления и без того бутафорских демократических институтов государства". В какой степени Заза Окуашвили станет грузинским Гусинским, покажет время.

На этом параллели между Грузией и Россией не заканчиваются. Например, госбюджет Грузии составляет около 4,5 миллиардов долларов, что примерно в 20 раз меньше, чем в России, но при этом три самые большие статьи расходов точно такие же, как и у нас - национальная оборона, правоохранительная деятельность и социальные нужды.

Очень похожи лозунги, под которыми президенты Путин и Саакашвили пришли к власти. Осенью 1999 года Чечня уже практически отделилась от России, террористы похищали людей, а многие регионы превратились в удельные княжества под властью местных губернаторов. Полковник ФСБ Владимир Путин обещал не допустить распада России, а поддерживающая его партия так и называлась - "Единство". Партия Михаила Саакашвили называется "Единое национальное движение", а лозунги националов - "Вернем Кахетию!" (подразумевается, что она находится под пятой местного губернатора), "Вернем Аджарию!" (под властью Аслана Абашидзе), "Вернем Абхазию!", "Вернем Осетию!" и так далее.

Владимир Путин по сути военным путем присоединил отделившуюся Чечню к России. Зато многие губернаторы, являющиеся воплощением авторитарных режимов (Илюмжинов, Шаймиев, Тулеев и т.п.) до сих пор находятся у власти, мэр Москвы Лужков чувствует себя достаточно независимо, а бывшие губернаторы Яковлев и Наздратенко хоть сняты с постов, но переведены на работу в столицу. Саакашвили еще только начал работать, поэтому о результатах судить пока рано, но первые шаги уже налицо.

Задержаны два судна (в том числе одно после предупредительных залпов), шедшие в порты Абхазии без согласования с грузинскими властями. По словам президента, он просто не желает, чтобы эта республика занималась торговлей наркотиками и оружием. Наблюдатели расценивают этот шаг как начало морской блокады сепаратистского региона. Грузия финансирует (по крайней мере, по заявлениям аджарских властей) деятельность организаций, оппозиционных Аслану Абашидзе. Правда, в ответ сторонники Абашидзе разгромили офисы оппозиционеров, а российские власти осуществили плановую ротацию контингента военной базы в Батуми.

Саакашвили периодически повторяет, что Аджария, Южная Осетия и Абхазия являются частями Грузии, что он наведет там порядок и не допустит никакого сепаратизма. Но слова остаются словами: Саакашвили твердит, что не пойдет на кровопролитие, но никаких других механизмов влияния на мятежные регионы у него нет. Даже свет он им выключить не может - большую часть электроэнергии правительству приходится закупать у России, потому что рядом нет других поставщиков, а в самой Грузии отсутствуют достаточно мощные электростанции. Более того, ЛЭП, по которой электроэнергия идет в Грузию из РФ, проходит через территорию Абхазии.

Зависимость Грузии от поставок российского электричества чем-то похожа на зависимость РФ от нефтяных цен. Грузинское правительство пытается исправить ситуацию - налаживает добычу газа для электростанций, чтобы не закупать его у "Газпрома", покупает часть энергии в Армении, но это лишь капля в море. Сейчас проходит испытания построенная за счет китайских инвестиций Хадорская ГЭС, которая в случае успеха через 10 месяцев сможет обеспечить до 10% потребности страны в электроэнергии. Словом, энергетическая независимость Грузии - проблема такая же сложная, как удвоение ВВП в России.

Зато в чем Саакашвили преуспел по сравнению с Путиным, так это в административной реформе. В то время как в РФ постоянно говорят о засилье чиновников и коррупции, численность российских бюрократов постоянно увеличивается. В Грузии все обстоит наоборот, ведь борьба с чинушами - конек Саакашвили. Уже ликвидировано и объединено несколько министерств, государственная канцелярия как отдельное ведомство прекратит существование к апрелю, а количество ее сотрудников уменьшится втрое (оно уже сокращено с 900 до 692 человек). Борьба с бюрократией постепенно спускается с высшего уровня на места - 23 февраля начата реорганизация мэрии Тбилиси. По плану ее аппарат численностью в 270 сотрудников будет сокращен на 40%.

Таким образом, президент России Владимир Путин и президент Грузии Михаил Саакашвили сталкиваются с похожими проблемами. Возможно, они даже могут поучиться друг у друга: Саакашвили - умению решительно применять силу, а Путин - бороться с бюрократией не только на словах. Одно несомненно радует: перемены проходят в Грузии без кровопролития. Например, в феврале студенты Тбилисского Сухумского университета, требовавшие отставки ректора, через окно проникли в находящийся на втором этаже кабинет ректора. Чем же была вооружена эта агрессивная молодежь? В руках у студентов были красные розы. Так что реформы в Грузии идут: может быть не очень быстро и эффективно, зато красиво!

Николай Дзись-Войнаровский

Предыдущие материалы по теме:

Битва за Аджарию [30.01.2004] США и Грузия против России и Аджарии

Грузинское гостеприимство [19.01.2004] Американские военные навсегда останутся в Грузии

Кандидат N 1 [04.01.2004] Кто такой Саакашвили, и куда пойдет Грузия под его руководством?

Аджарский лев зарычал [25.11.2003] Но пока не очень громко

Мирная грузинская революция Спецпроект Vip.Lenta.Ru

Другие материалы
Россия00:01Сегодня

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача