Новости партнеров

Живот президента

На руководителя Тайваня совершено покушение накануне выборов и референдума по вопросу о самоопределении острова

Добрая традиция

Кажется, во всем мире становится доброй традицией предварять общенациональные выборы терактами, нагнетанием военной угрозы и покушениями. В этот ряд вписываются московский теракт в метро за месяц до президентских выборов, взрывы в мадридских пригородных поездах за несколько дней до парламентских выборов (резко изменившие исход голосования), едва не разразившийся войной грузино-аджарский кризис, начавшийся за две недели до общенациональных выборов в парламент Грузии. Новое событие - покушение на президента Тайваня Чэнь Шуйбяня накануне президентских выборов на острове - еще одно тому доказательство.

Тайвань - особое место на политической карте мира, потому что его юридический статус до сих пор толком не определен. Поэтому выборы нового президента, назначенные на 20 марта, и, главное, приуроченный к ним референдум по вопросам взаимоотношений острова со своим главным материковым соседом - Китаем, имеют значение не только для 23 миллионов самих тайваньцев, но и для полутора миллиардов китайцев, а также для будущего китайско-американских отношений и целого ряда международных договоров по вопросам сдерживания стратегических вооружений.

О самих обстоятельствах покушения пока известно не много. Чэнь Шуйбянь находился с предвыборным визитом в своем родном Тайнане на юге острова. Около двух часов дня по местному времени по кортежу президента, проезжавшему по улицам города, были произведены выстрелы. Первая пуля, по свидетельству очевидцев, досталась не президенту - рану в область колена получила вице-президент Аннет Лу, сопровождавшая Чэнь Шуйбяня в его поездке и стоявшая рядом с ним в открытой машине. Второй пулей был ранен в живот сам президент. Однако его рана, видимо, оказалась неопасной. По крайней мере, срочно доставленный в больницу "Чи Мэй" Чэнь Шуйбянь, по сообщению тайваньского телевидения, без посторонней помощи вошел в операционную. Аннет Лу повезло меньше - ее пришлось доставить туда на носилках.

Один из официальных представителей тайваньского правительства успел заявить корреспонденту BBC News, что инцидент, возможно, вовсе и не связан с покушением, а президент и вице-президент пострадали от случайной пиротехнической ракеты, каким-то образом попавшей в кортеж. Но, учитывая сложившуюся вокруг тайваньских выборов и референдума обстановку, в это не очень верится.

Немного истории

Отношения между Тайванем и Китаем имеют давнюю историю. Изначально остров был заселен выходцами из Южной Азии, но уже в 239 году новой эры на его побережье высадилась китайская экспедиция - с тех пор этот факт неизменно приводится Китаем в обоснование его территориальных претензий на Тайвань. Правда, Поднебесная империя довольно долго не принимала активного участия в управлении своей новой колонией, используя ее главным образом как место ссылки для неугодных подданных. Дело дошло до того, что в XVII веке Тайвань захватили голландцы, а после краткого периода их правления на острове обосновалась пиратская республика. Но начиная с 1683 года китайская династия Цинь восстановила свою власть над Тайванем. Правда, отношения между островитянами и метрополией уже тогда были неважными - центр по-прежнему не желал вникать в повседневные нужды тайваньцев, а те регулярно напоминали о себе восстаниями против власти государственных наместников.

Кстати, именно в семнадцатом веке на Тайване в большом количестве обосновались выходцы с материка, из провинций Фуцзянь и Гуандун. На сегодняшний день их потомки составляют 85 процентов населения острова.

В 1895 году Китай снова утратил власть над Тайванем - остров присвоили себе японцы, одержавшие верх в китайско-японской войне. В Токио, в отличие от китайских правителей, отнеслись к новой колонии внимательно, и вскоре на острове возникла мощная система сельскохозяйственного производства, составившая основу будущего экономического процветания Тайваня.

Но японцы проиграли Вторую мировую войну, и победители - США и Великобритания - решили передать Тайвань своему китайскому союзнику - правительству Чан Кайши, контролировавшему в 1945 году большую часть Китая. Однако генерал и его националистическая партия Гоминьдан продержались у власти недолго - через несколько лет их свергли коммунистические войска Мао Цзедуна. В 1949 году Чан Кайши с остатками своего окружения эмигрировал на Тайвань. Именно из их среды (на Тайване их называли материковыми китайцами) с тех пор формируется политическая элита острова. Но на сегодняшний день численность материковых китайцев составляет всего 14 процентов от общего количества тайваньского населения.

Чан Кайши правил островом по-диктаторски, но уже при его сыне, Чан Чинко, на Тайване начались демократические преобразования. В результате в 2000-м году тайваньцы избрали первого президента в своей истории, не связанного с партией Гоминьдан. Этим человеком и стал Чэн Шуйбянь.

Одна страна, две системы

Чан Кайши оставил в наследство Тайваню его нынешний неопределенный статус. Считая себя законным китайским правителем в изгнании, он лелеял реваншистские планы и утверждал, что по-прежнему представляет всю Республику Китай (так называлось государство в краткий период его правления). По этой причине именно Республика Китай получила международное признание и именно ее представители вошли в состав Совета Безопасности ООН. Но в 1971 году всему миру стало ясно, что новое правительство коммунистического Китая не уступит своих прав эмигрантам, и ООН переориентировалась на Пекин, столицу Китайской народной республики. В результате дипломатические связи с Республикой Китай и ее временной столицей - Тайбэем - сохранили не более тридцати стран.

В самом Пекине Тайвань с самого начала считали мятежной провинцией и утверждали, что намерены покончить с ее неопределенным суверенитетом любыми средствами, включая, если понадобится, и военные. В качестве обоснования своих прав на остров КНР ссылается, в частности, на то, что Тайвань не пользуется преимущественным международным признанием. Тайваньцы на это отвечают, что у них есть собственная конституция, демократически избранное правительство и вооруженные силы в количестве 400 тысяч военнослужащих.

Первые тридцать лет своего противостояния Китай и Тайвань обменивались жесткими заявлениями и грозили друг другу оружием, но начиная с 1980-х годов отношения между соседями стали улучшаться. Пекин предложил известную формулу "одна страна, две системы", пообещав дать Тайваню широкую автономию, если тот согласится считать себя частью единого Китая. Тайбэй отклонил это предложение, но разрешил своим гражданам посещать Китай и даже вкладывать деньги в его экономику. Кроме того, в 1991 году Тайвань провозгласил об окончании состояния войны с КНР. Между островом и материком начались даже полуофициальные контакты, но нежелание правителей КНР вступать в переговоры с властями незаконной, по их мнению, Республики Китай до сих пор является препятствием для прямого диалога между Пекином и Тайбэем.

Но впоследствии Китай стал настороженно относиться к тому, что новые демократические лидеры Тайваня - Ли Тэнху, предшественник нынешнего президента, и в еще большей степени сам Чэнь Шуйбянь - открыто провозгласили курс на укрепление суверенитета островного государства. Пекин продолжал настаивать на переговорах, но лишь при условии, что Чэнь Шуйбянь примет формулу "одна страна, две системы", на что тот не соглашался. Но пока политики спорили, тайваньцы и китайцы налаживали все более тесные экономические и просто человеческие связи - на сегодняшний день миллион тайваньцев проживают на материке, а тайваньские компании успели инвестировать в экономику Китая 50 миллиардов долларов США. С одной стороны, это ставит Тайвань в некоторую экономическую зависимость от Китая, но с другой - является сдерживающим фактором для Пекина, который по-прежнему не снимает с боевого держурства ракеты, нацеленные на мятежного соседа.

Великое противостояние

Чэнь Шуйбянь - выходец из рядов Демократической прогрессивной партии Тайваня, которая, в отличие от своих политических оппозиционеров гоминьдановцев, стремится к провозглашению острова независимым государством. Правда, Китай не раз заявлял, что день, когда Тайвань провозгласит свою независимость, станет днем начала войны. Поэтому, когда Чэнь в 2000-м году пришел к власти, он не стал настаивать на немедленном суверенитете, а выдвинул встречное предложение - Тайвань не станет провозглашать независимость, пока Китай будет воздерживаться от применения силы. В общем, это неопределенное положение устраивает большинство самих тайваньцев и другие страны, которые желали бы сохранения статус-кво, пусть даже никак не оформленного юридически.

Но Чэнь Шуйбянь все же показал зубы: в 2000-м году его партия предложила законопроект об общенациональном референдуме, который предоставляет жителям острова право решать свою судьбу с помощью плебисцита, и в ноябре 2003 года этот закон был принят. Хотя Чэнь пообещал, что при нем на референдум не будет выноситься вопрос о полном отделении от Китая, в Пекине само появление такого закона сочли веским доводом в пользу того, что Тайбэй не оставляет попыток окончательно отложиться от материка. Действительно, хотя Чэнь держит слово и не спрашивает у своих граждан, не хотят ли они стать целиком и полностью независимыми, на референдум, назначенный на 20 марта 2004 года, вынесены вопросы, имеющие более чем тесное отношение к определению будущей судьбы тайваньско-китайских отношений.

Всего таких вопросов два и звучат они так: 1) "Если Китай не уберет ракеты, нацеленные на Тайвань и не откажется от планов применения силы, согласитесь ли вы с планами правительства нарастить противоракетную оборону в целях укрепления обороноспособности острова?" и 2) "Согласны ли вы с тем, что правительство должно вступить в открытые переговоры с Китаем и установить мирное и стабильное сотрудничество для поисков соглашения?". Примечательно, что, согласно тайваньскому закону о референдуме, само проведение плебисцита в стране разрешается только перед лицом непосредственной военной угрозы. И хотя ракетные установки на южном побережье Китая появились отнюдь не в самое последнее время, Чэнь Шуйбянь именно сейчас счел их угрозой, достаточной для проведения референдума.

Ракетный вопрос

Китайские ракеты среднего радиуса действия, общим числом 496 единиц, нацеленные на Тайвань, - головная боль не только Тайбэя, но и Вашингтона, по сей день остающегося единственным военным союзником островного государства. Хотя еще в 1979 году США, действуя сообща с другими странами мира, прервали дипломатические отношения с гоминьдановским правительством, чтобы переключиться на КНР, американский Конгресс в том же году принял закон "О взаимоотношениях с Тайванем", в котором пообещал бывшему союзнику по Второй мировой войне вооруженную помощь в случае нападения китайцев и пригрозил, что враждебные действия Пекина против Тайбэя будут рассматриваться в США с самой "глубокой озабоченностью".

С тех пор США стремились поддерживать в регионе равновесие, уделяя внимание и Китаю, стремительно набиравшему вес и влияние, и Тайваню, который до сих пор остается одним их самых экономически развитых и демократических азиатских государств. Однако примирять противников становится все сложней. В 1996 году, когда на Тайване проходили первые президентские выборы, Пекин провел демонстративные ракетные стрельбы в Тайваньском проливе, причем учебные ракеты при этом летали над территорией острова и накрывали цели в непосредственной близи от него. Тогдашнему американскому президенту Биллу Клинтону пришлось срочно посылать в район конфликта мощное войсковое соединение - аналитики отмечают, что в то время это было крупнейшее перемещение войск США в азиатском регионе со времен Вьетнамской войны.

И хотя американский демарш, видимо, произвел впечатление на китайское руководство, США оказались лицом к лицу с неприятной перспективой быть втянутыми в чужую войну. Поэтому два года спустя Клинтон пообещал, что Америка никогда не сделает трех вещей: не согласится на независимость Тайваня, не согласится на существование двух отдельных Китаев (то есть КНР и Республики Китай) и не позволит Тайваню вступить в любую международную организацию, необходимым условием для членства в которой является полный государственный суверенитет.

Джордж Буш, сменивший Клинтона, поначалу выступал с более агрессивными заявлениями в адрес Пекина (называя Китай "стратегическим противником" Америки), но и ему пришлось предпринимать меры по обузданию Чэнь Шуйбяня, чтобы тот не спровоцировал в регионе новый ракетный кризис. В частности, под прямым давлением Белого дома Чэнь изменил формулировку первого вопроса, вынесенного на мартовский референдум: изначально избирателям предлагалось осудить наращивание китайских ракетных вооружений на северном берегу Тайваньского пролива и потребовать, чтобы ракеты, нацеленные на Тайвань, были убраны. Лишь после вмешательства Вашингтона вопрос был переиначен: стоит ли просить Пекин убрать ракеты и стоит ли укреплять собственную противоракетную оборону, если он этого не сделает.

Дело в том, что растущее напряжение между Китаем и Тайванем совершенно не на руку американцам. Тайбэй рассчитывает, что рано или поздно ему удастся получить от США средства ПРО - для начала хотя бы нижнего уровня (ПРО-Н), так называемые атмосферные, которые защищают небольшой район, перехватывая ракеты с дальностью действия до 1400 километров. В дальнейшем речь может идти и о подсистеме верхнего уровня (ПРО-В) - внеатмосферной, способной защищать значительно большую территорию, чем системы ПРО-Н. ПРО-В используют другую ракету-перехватчик, способную маневрировать вне атмосферы и поражать ракеты на дальности до 4000-5000 км. Рассчитывать на эти средства Тайваню позволяет твердое обещание Джорджа Буша защитить остров от военной угрозы со стороны Китая.

Вне зависимости от того, насколько надежны американские системы ПРО и смогут ли они на практике уберечь Тайвань от китайских ракет, Белому дому приходится думать о реакции Пекина на появление у Тайбэя подобных сдерживающих средств. Мало сомнений в том, что ответ будет жестким. Уже сейчас известны планы Пекина по усилению ракетной группировки на юге страны. В случае, если Тайвань обзаведется современными средствами противоракетной обороны, это может привести к настоящему всплеску гонки вооружений в регионе, в которую неизбежно будут втянуты и американцы. Но, пожалуй, самая главная проблема заключается в том, что, пользуясь противоракетным усилением Тайваня как предлогом, Пекин сможет свободнее чувствовать себя по отношению к различным международным договорам, сдерживающим развитие стратегического вооружения, - до сих пор этой привилегией пользовались только американцы. Иными словами, усиление Тайваня за счет США может привести к слому всего сложившегося на сегодняшний день международного ядерного паритета.

Вот почему главный вопрос сегодня заключается не в том, кто стрелял в тайваньского президента и какие цели преследовали эти люди, а в том, с каким результатом завершится субботний референдум в стране и какие шаги в связи с этим предпримут все заинтересованные стороны. Кстати, официальные власти Тайваня уже заявили, что несмотря на инцидент в Тайнане, выборы и референдум в стране пройдут своим чередом. Позиции Чэнь Шуйбяня теперь, несомненно, усилятся - как-никак он на деле доказал, что готов положить живот на алтарь независимости родной страны.

Дмитрий Иванов

Предыдущие материалы по теме:

Время пришло [28.01.2004] Ядерная бомба больше не фактор сдерживания, а оружие поля боя

Небесная империя: от пороха до лунной базы [15.10.2003] Во 2 веке китайцы изобрели первые ракеты - пороховые "огненные стрелы", 15 октября 2003 года они отправили человека в космос, а в 2030-м построят на Луне обитаемую базу

Буш в Пекине: сеанс взаимного уважения [21.02.2002] Завершился первый раунд переговоров президента США Джорджа Буша и лидера КНР Цзян Цзэминя

Другие материалы