Французский ответ на еврейский вопрос

Париж и Тель-Авив не поделили 600 тысяч евреев

Восток, как говорил товарищ Сухов, - дело тонкое. Однако, произнося эту хрестоматийную фразу, главный борец с басмачами не подозревал, какой именно Восток окажется тоньше всего. Новейшая история снабдила известную формулировку необходимым уточнением - Ближний Восток. А, как известно, где тонко - там рвется. К тому, что рвется, собственно, на Ближнем Востоке все вроде бы уже привыкли, но произошедший на днях скандал показал: разрыв может достичь поистине циклопических размеров. Страна победившего иудаизма поссорилась со страной с самой большой еврейской общиной в Европе - Францией.

Поводом к конфликту послужило воскресное выступление премьер-министра Израиля Ариэля Шарона на встрече с лидерами американских еврейских организаций в Иерусалиме. Глава правительства, повторяя уже неоднократно звучавший из его уст призыв ко всем евреям мира вернуться на Землю обетованную, неожиданно резко отозвался о Франции. По мнению Шарона, Париж попустительствует разгулу антисемитизма, и, в связи с этим, еврейскому населению страны следует подумать о немедленной репатриации. Слова премьера в буквальном смысле вызвали землетрясение во французской столице. Все, кто мог высказаться по этому поводу, не преминули это сделать. "Слова израильского премьер-министра непозволительны, неприемлемы и безответственны", - заявил председатель нижней палаты парламента Жан Луи Дебре. "Шарон плохо информирован. Современная Франция - это не Германия 30-х годов", - прокомментировал представитель оппозиционной социалистической партии Жюльен Дрей. Министерство иностранных дел потребовало разъяснений от израильского правительства, а окружение Жака Ширака отрапортовало, что хозяин Елисейского дворца не желает видеть израильского премьера на территории Франции. Надо сказать, что последний намеревался в ближайшее время почтить Париж своим присутствием.

Как ни странно, призыв к эмиграции не нашел поддержки и у еврейских общественных организаций Франции. Так, президент Совета еврейских общин Франции (CRIF) Тео Клейн посоветовал израильскому премьеру "не вмешиваться в дела французской общины". Раввин Габриэль Фархи, возглавляющий Еврейское либеральное движение Франции, также выступил против предложения Шарона: "Мы думаем, что сегодня нам есть чего опасаться во Франции, но нам не нужно переезжать в Израиль". Резче всех в своих оценках был известный еврейский журналист Менахем Гурар: "Мы не хотим выглядеть в глазах французов людьми, считающими себя подданными двух государств. К тому же единственная страна в современном мире, где можно быть убитым только за то, что ты еврей, называется Израиль".

Уже вечером в воскресенье Иерусалим попытался подсластить пилюлю. Официальный представитель израильского посольства в Париже Жак Рева призвал французских политиков не драматизировать ситуацию, так как слова Ариэля Шарона были попросту неверно истолкованы. "Господин премьер-министр обращался с подобными воззваниями ко всем евреям и, если он упомянул Францию, то только с целью воздать должное усилиям ее правительства по обузданию антисемитизма", - сказал Рева. Примирительные возгласы раздались и из канцелярии самого Шарона. Представитель израильского правительства Раанан Гиссин заявил, что премьер не сомневается в компетентности французских властей, но нынешняя демографическая ситуация в этой стране является опасной для еврейского населения (как известно, из 60-миллионного населения Франции около пяти миллионов составляют мусульмане, евреев же насчитывается чуть более 600 тысяч). Однако дело было сделано: родина крестовых походов обиделась всерьез.

Еврейский вопрос с французским акцентом

История взаимоотношений французской власти с еврейскими общинами достаточно драматична. В средневековой Франции евреи подвергались едва ли не самым серьезным притеснениям на европейском континенте. Традиция эта восходит еще ко временам короля Людовика IX (Святого) и знаменитых диспутов Николая Донина с главными раввинами Парижа, завершившихся в 1242 году грандиозным аутодафе иудейских религиозных книг. В начале XIV века Филипп Справедливый повелел арестовать практически всех евреев королевства и конфисковать их имущество в пользу казны. Хорошо известны и грандиозные погромы, прокатившиеся по Франции во время эпидемии "Черной смерти" в 1348-49 года из за того, что евреи были огульно обвинены в отравлении колодцев смесью "из яда пауков, лягушек, ящериц, человеческого мяса, христианских сердец и оскверненной просфоры".

До конца XVIII века, то есть до Великой французской революции, для евреев существовала "черта оседлости": провинция Эльзас (кроме Страсбурга) и часть Лотарингии (города Мец и Нанси). Потомки испанских евреев, сефардов, жили на юге Франции в промышленных центрах Бордо и Марселе, в Бретани и Байонне. Еще одна еврейская община существовала на юге Франции в Авиньоне, вплоть до самой революции находившемся под властью римских пап. Здесь царили средневековые порядки: евреи жили в особом квартале и состояли под надзором папской инквизиции. Иезуиты и доминиканские монахи приходили в гетто и по субботам читали в синагогах проповеди о душеспасительности христианства и гибельности иудаизма. На остальную территорию государства евреи либо вовсе не допускались, либо допускались с ограничениями. Но если центральное правительство мирилось с фактом пребывания евреев в запретных областях, то местные власти, муниципалитеты и купеческие гильдии делали все возможное для вытеснения "незаконно проживающих". Свидетельством тому служат многочисленные судебные процессы "истинных христиан" против "гонителей Господа нашего", протоколы которых не оставляют возможности сомневаться в их результатах.

Только после революции 1789 года и принятия "Декларации прав человека и гражданина" евреям были гарантированы равные с другими жителями страны права. Так начался процесс эмансипации. В дальнейшем были и знаменитые декреты Наполеона, и "Великий синедрион" в Париже, и так называемое "наступление католической реакции", однако бурное развитие буржуазного общества навсегда изменило правовое поле не только Франции, но и большей части Европы. Исключением стал только период господства Третьего Рейха, когда в концлагеря были отправлены более 70 тысяч французских евреев, большинство из которых погибли.

Любопытно, что некоторые израильские историки считают Наполеона Бонапарта одним из главных сионистов во французской истории. Объясняется это тем, что именно Наполеону первому из государственных деятелей Европы пришла в голову мысль создать еврейское государство в Палестине. Однако тогда этим планам так и не суждено было осуществиться.

После образования государства Израиль в 1947 году Франция являлась одним из его главных союзников и торговых партнеров. В частности, Париж наравне с Вашингтоном был главным поставщиком вооружений для израильской армии. А в 1956 году Израиль принял участие в военной операции Франции и Великобритании по захвату Суэцкого канала, национализированного египетским президентом Гамалем Абдель Насером. Напряженность в отношениях между двумя странами стала нарастать с момента прихода к власти во Франции Шарля де Голля, который объявил сближение со странами арабского мира одним из главных приоритетов внешней политики государства.

Былое и думы

Справедливости ради стоит сказать, что формальный повод для беспокойства у Ариэля Шарона все же есть. В декабре 2003 года неизвестные подожгли еврейскую школу в предместьях Парижа, ранее такая же участь постигла синагогу Марселя. Полицией зафиксированы многочисленные случаи осквернения еврейских кладбищ. Согласно данным французского Министерства внутренних дел, за первые шесть месяцев текущего года было зарегистрировано 510 преступлений и угроз в адрес лиц еврейской национальности или их собственности. Для сравнения, за весь прошлый год подобных правонарушений было зафиксировано 593. Об общем увеличении количества антисемитских выступлений говорилось и в докладе Европейского центра мониторинга расизма и ксенофобии.

Однако последнее, в чем можно обвинить правительство Франции, так это в безучастности. Еще в феврале 2004 года премьер-министр Франции Жан-Пьер Раффарен пообещал союзу еврейских организаций ограничить или вовсе запретить вещание арабских спутниковых телеканалов, программы которых носят откровенно антисемитский характер. Министерство юстиции пригрозило ужесточением наказания за преступления на национальной и религиозной почве, глава департамента Доминик Пербен назвал антисемитизм "социальным раком". Используются и не вполне традиционные методы борьбы. Так, в марте Министерство образования Франции рекомендовало всем учебным заведениям включить в свои программы фильмы о Холокосте, в частности, знаменитый "Список Шиндлера" Стивена Спилберга. В свою очередь, некоторые недобросовестные граждане не упускают возможности воспользоваться сложной ситуацией. Практически всю Францию всколыхнула недавняя история несчастной молодой матери, подвергшейся нападению группы неонацистов в одном из пригородных парижских поездов. Как утверждала потерпевшая, нападавшие не только разрезали ее одежду и обезобразили тело свастикой, но и выкинули из коляски ее годовалого ребенка. Свои действия преступники мотивировали ненавистью к евреям, а национальность потерпевшей была определена по найденным в ее сумочке документам.

С самого начала эта драматическая история изобиловала деталями, вызывавшими стойкое желание сказать сакраментальную фразу: "Граждане, нас обманывают". Как выяснилось позже, именно так все и обстояло. Свастику на теле "жертвы" рисовал ее впечатлительный друг, а имя самой обличительницы фигурировало в полицейских протоколах, которые неоднократно составлялись по ее ложным заявлениям об изнасилованиях и нападениях. Многочисленные демонстрации протеста прошли впустую.

Предсказать, чем закончится внезапно разгоревшийся конфликт между Парижем и Израилем, несложно. История сама по себе не нова. Подобные столкновения случались и ранее. В мае 2002 года все тот же Жак Ширак уже призывал все того же Ариэля Шарона "прекратить антифранцузскую кампанию", которая была вызвана успешным выступлением на президентских выборах во Франции лидера ультраправого "Национального фронта" Жан-Мари Ле Пена. Шарон прекратил, во всяком случае, до 18 июля 2004 года. В этот раз дело, наверняка, также ограничится взаимными реверансами и заверениями друг друга в общности целей и стремлении к торжеству демократии. Тем более, что израильскому правительству сейчас явно будет не до затяжных скандалов с Елисейским дворцом. Ему предстоит более серьезная схватка с ООН, Генеральная Ассамблея которой велела снести с таким трудом возведенную стену, отделяющую Израиль от палестинских территорий.

Андрей Воронцов

Другие материалы
Из жизни00:02Сегодня

Жил и умер

Он украл личность мертвого ребенка. Его вычислили, но загадок стало больше