Патриоты играют на "ЮКОСе"

Арбитражный суд признал незаконным арест акций "Юганскнефтегаза".

Если до сих пор у кого-то и были сомнения по поводу того, как следует называть самый известный в мире аттракцион - "русскими горками" или "американскими", то события последних нескольких месяцев должны были склонить всех россиян в сторону патриотического варианта. Правда, драматические повороты судьбы российской НК "ЮКОС" и, соответственно, не менее резкие изменения котировок фондового рынка, вызывают скорее тошноту и головокружение, чем радость. Хотя бы потому, что акции "ЮКОСа" торгуются на бирже, а биржа - это скорее казино, чем парк развлечений.

Давным-давно (а именно, 14 апреля 2004 года) ФСНС приняла решение о дополнительном начислении "ЮКОСу" более 99 миллиардов рублей налогов, пеней и штрафов. Тогда же по распоряжению суда был наложен арест на имущество компании. Однако наблюдатели сочли эти действия не более чем досадной ошибкой судьи. Все же 26 мая арбитражный суд Москвы принял решение о взыскании с "ЮКОСа" этих самых 99,32 миллиардов. 29 июня суд подтвердил это решение, лишь незначительно снизив сумму иска (на 32 миллиона рублей).

30 июня первое межрайонное отделение Службы судебных приставов от ЦАО Москвы начало исполнительное производство по взысканию с компании денег, причитавшихся налоговикам. Компании было дано 5 дней на добровольную выплату долга. Как известно, на счетах "ЮКОСа" в тот момент не было(да и сейчас нет) 3 миллиардов долларов. Поэтому спустя 5 дней приставы приступили к принудительному изъятию средств.

Порядок проведения такого изъятия определяется федеральным законом "Об исполнительном производстве". В этом законе, в частности, говорится, что в первую очередь изъятию подлежат денежные активы, во вторую - непроизводственные активы. И только потом, в случае, если после этих изъятий денег все равно не хватает, приставы имеют право арестовать и продать активы тех подразделений компании, которые напрямую отвечают за производственную деятельность.

Поэтому когда приставы пришли в "ЮКОС", менеджеры компании предложили им арестовать имевшиеся у нее в наличии активы "Сибнефти", стоимость которых как раз и составляла требуемые три миллиарда долларов. И если бы дело "ЮКОСа" действительно являлось обычным конфликтом между налоговой службой и крупной компанией, то приставы бы на это предложение согласились. Однако вместо этого 14 июля были арестованы активы трех "дочек" "ЮКОСа" - "Юганскнефтегаза", "Самаранефтегаза" и "Томскнефти". Именно эти дочерние компании заняты в "ЮКОСе" добычей нефти - только на долю "Юганскнефтегаза" приходится около 60 процентов сырья, добываемого НК "ЮКОС". Впрочем, арест именно этих активов никого не удивил - все и так были уверены в том, что власть стремилась разрушить НК и как можно быстрее продать ее "дочек" в надежные руки. При этом было понятно, что месторождение "Юганскнефтегаза" оставалось самым лакомым с этой точки зрения куском юкосовского пирога.

При этом по закону продажа арестованных в процессе делопроизводства акций должна состояться не позднее, чем спустя два месяца после их ареста. Уже 27 июля стало известно, что из представителей Службы судебных приставов Минюста РФ, Федерального агентства по управлению федеральным имуществом и Федеральной службы по финансовым рынкам была образована рабочая группа для оценки активов "Юганскнефтегаза" и других "дочек" "ЮКОСа". А источники в "ЮКОСе" сообщали, что, по предварительным данным, "Юганскнефтегаз" оценивался чиновниками в 1,75 миллиардов долларов, в то время как только рыночная стоимость подтвержденных запасов этого месторождения составляла около 30 миллиардов.

Одновременно СМИ начали активно обсуждать вопрос о том, кто должен был стать покупателем юганского месторождения. После непродолжительной дискуссии за основную была принята официально неподтвержденная версия о намерении госкомпании "Роснефть" приобрести самую "золотую" дочку "ЮКОСа" и превратиться с ближайшее время в нефтяную госмонополию. Что касается самой НК "ЮКОС", то все были уверены, что, лишившись "Юганскнефтегаза", компания сразу же объявит о своем банкротстве.

При этом на многочисленные жалобы и апелляции, поданные представителями "ЮКОСа" в московский арбитражный суд, никто, понятное дело, внимания не обращал. Попытки оспорить действия и решения различных госчиновников предпринимались адвокатами компании всегда. Защитники каждый раз представляли суду весомые (в основном - процессуального характера) основания для удовлетворения своих жалоб и почти всегда оставались ни с чем. Тем более, казалось на прошлой неделе, суд никогда не пойдет навстречу НК "ЮКОС" в таком принципиальном для власти вопросе, как судьба активов "Юганскнефтегаза".

Так что от прошедшего 6 августа заседания арбитражного суда Москвы, посвященного жалобе НК на арест акций "Юганскнефтегаза", никто особенных сюрпризов не ждал. Поэтому информация, поступившая на ленты новостей в пятницу вечером, и оказалась настолько поразительной.

Дело в том, что судья Анатолий Васильев вдруг согласился с мнением защитников "ЮКОСа". Он заявил, что арест на акции "Юганскнефтегаза" бил наложен незаконно, так как судебный пристав Дмитрий Борисов даже не поинтересовался наличием у "ЮКОСа" других ликвидных активов, не имевших отношения к производственной деятельности компании. Этим он, как считает теперь суд, нарушил права собственников компании. Таким образом, арест акций этой "дочки" "ЮКОСа" был признан незаконным, а пристава обязали исправить создавшуюся ситуацию.

С кем делится "ЮКОС"

Приставы же объяснили, что арест на акции "Юганскнефтегаза" был наложен для того, чтобы обеспечить сохранность этого имущества компании, в то же время реализация этих активов даже и не начиналась, так как чиновники были заняты изъятием у компании наличности. Действительно, все без исключения денежные средства, поступающие на счета НК "ЮКОС", изымаются сейчас приставами в счет погашения задолженности. В данный момент в бюджет таким путем уже поступило более 900 миллионов долларов.

Как известно, четкой стратегии использования средств, изъятых у "ЮКОСа", у правительства нет. Все обсуждение вариантов распределения поступающих в счет погашения налоговой задолженности средств всегда ограничивалось обобщенным "надо делиться". Теперь же, когда делиться компания действительно начала, вопрос о том, кто именно будет таким образом осчастливлен, встал ребром.

Например, около 53 миллиардов рублей, которые компания должна государству, по праву принадлежат Ханты-Мансийкому автономному округу, где зарегистрированы несколько нефтедобывающих предприятий "ЮКОСа". Однако такое (в принципе, законное) распределение этих средств власть считает неправильным. Вместо этого ХМАО получит всего 10 с небольшим миллиардов. Остальные деньги уйдут в федеральный бюджет (еще 7 миллиардов центр вернет ХМАО через 2 года).

Пресс секретарь Минфина Геннадий Ежов сообщил газете "Известия", что такой вариант распределения юкосовских денег кажется министерству "справедливым в отношении всех граждан страны". Он имел в виду, что в то время, как в ХМАО бюджет в пересчете на душу населения и так составляет 36,4 тысячи рублей, в Кабардино-Балкарии , например, это показатель равен всего 984 рублям.

И хотя такой аргумент звучит достаточно убедительно, его использование госчиновником заставляет еще раз убедиться в том, что изъятие денег у "ЮКОСа" является для власти тем же, чем являлась когда-то для большевиков экспроприация. Первостепенным здесь оказывается не желание следовать закону, а лозунг "грабь награбленное", согласно которому богатые должны отдавать заработанное бедным. И это касается, судя по всему, не только нефтяных компаний, но и субъектов федерации. Экспроприаторский характер действий власти хорошо иллюстрируется и еще одним высказыванием Ежова. "Не надо забывать, что инициатором возвращения "ЮКОСом" недоплаченных налогов был именно федеральный центр", - сказал он. Выглядит такое утверждение почти как попытка обосновать право одного из членов банды на украденный кошелек тем фактом, что именно он "взял прохожего на гоп-стоп".

Игры патриотов

Тем временем, все деньги, поступающие на счета "ЮКОСа", тут же изымаются приставами. Это значит, что, даже сохранив "Юганскнефтегаз" и другие месторождения, компания будет вынуждена еще до конца августа остановить добычу нефти. У нее просто не хватит денег на оплату прокачки нефти по трубам "Транснефти" и по железной дороге.

Поэтому сегодняшний подъем акций НК на фондовом рынке является следствием игры спекулянтов. Впрочем, как утверждают, аналитики, кроме них на этих акциях никто и не играет. При этом с учетом всех колебаний цена акций на рынке изменилась за прошедший год на 1000 процентов. Например, утром в пятницу они упали на 21 процент в результате сообщения приставов, подтвердивших, что все поступающие на счета компании средства перенаправляются в бюджет. Зато в понедельник, на фоне решения арбитражного суда, акции "ЮКОСа" подскочили на 19,4 процента. Поэтому в 11 часов 44 минуты торги этими бумагами были приостановлены. После их возобновления рост котировок несколько замедлился.

Самое интересное, что днем в пятницу, до того, как было официально объявлено о решении арбитражного суда, кто-то начала скупать акции НК "ЮКОС". На фоне полного отсутствия позитивных новостей за несколько часов до закрытия биржи на РТС было скуплено более трехсот тысяч акций "ЮКОСа" на сумму более миллиона долларов. Ясно, что, человек, совершивший эту покупку, смог уже в понедельник заработать около 300 тысяч долларов.

Любой, кто знаком с правилами игры на бирже, понимает, что этот достаточно по нынешним меркам мелкий спекулянт был в курсе новостей, которые остальной рынок узнал уже после закрытия торгов. Акции компании "ЮКОС" настолько чувствительны к любым поступающим по поводу этой компании сообщениям, что не только решение суда, но и высказывание любого чиновника способно на десятки процентов изменить их котировки. Аналитики не сомневаются в том, что кто-то из игроков пользуется поступающей от представителей власти инсайдерской информацией для того, чтобы делать деньги на "ЮКОСе".

При этом в России не существует законных способов запретить чиновникам такую информацию распространять. То есть, возможности таким образом организованной биржевой игры - почти безграничны. Например, как только судебные приставы получат на руки решение арбитражного суда по поводу "Юганскнефтегаза", они смогут подать апелляцию. И никто не исключает, что суд эту апелляцию удовлетворит. Активы "Юганскнефтегаза" опять арестуют, акции упадут, и игра начнется по новой.

Например, уже в понедельник тот же арбитражный суд признал законным арест, наложенный приставами на акции еще одной дочки "ЮКОСа" - "Томскнефти".

Елена Любарская

Другие материалы