Новости партнеров

Вся власть — "Газпрому"

Слияние "Газпрома" и "Роснефти" даст власти возможность обрести контроль над нефтянкой

Помните, что такое роман-шкатулка? Это художественное произведение, состоящее из нескольких частей. Рассказывается в нем вроде бы об одних и тех же людях и обстоятельствах, но каждый сюжетный поворот открывает читателю совершенно новую картину подоплеки происходящего. Особенно часто такой прием используется авторами произведений детективного жанра.

История с предстоящим слиянием "Газпрома" и "Роснефти" напоминает как раз такой роман-шкатулку. Местом действия открывающей его сцены стала загородная резиденция Путина в Ново-Огарево. Именно там президент Российской Федерации одобрил предложенный премьер-министром Михаилом Фрадковым план обмена 100 процентов акций государственной нефтяной компании "Роснефть" на пакет акций "Газпрома".

Газовая либерализация

Представляя свой план, Михаил Фрадков также объяснил, почему такой обмен необходим стране. По его словам, фактическое слияние двух компаний должно позволить государству либерализовать рынок акций "Газпрома".

Дело в том, что акции "Газпрома" до сих пор торгуются на двух отдельных рынках - внутреннем (для резидентов РФ) и внешнем (для нерезидентов). Для продажи иностранцам доступны всего 20 процентов акций компании, да и те могут продаваться только на нескольких площадках. Ясно, что иностранцам акции "Газпрома" обходятся гораздо дороже, чем россиянам. Кстати, инвесторы-нерезиденты давно уже разработали схемы, позволяющие им обходить наложенные на этот рынок ограничения. Например, как рассказывает газета "Ведомости", Объединенная финансовая группа зарегистрировала группу связанных между собой компаний, в каждой из которых иностранцам принадлежало меньше 50 процентов акций, причем общий контроль над ОФГ оказался в их руках. Эта группа к 2003 году аккумулировала около 7 процентов акций "Газпрома".

Рынок акций "Газпрома" было необходимо либерализовать по нескольким причинам. Во-первых, свободная продажа активов смогла бы существенно повысить капитализацию этой компании. Во-вторых, либерализация газового рынка является одним из главных требований, предъявляемых к России ВТО. Однако до сих пор либерализацию провести возможным не представлялось, так как государство хотело сохранить контроль над стратегически важной газовой отраслью.

При этом РФ принадлежало всего 38 процентов акций "Газпрома". Остальные активы находились в руках очень разных людей и компаний, получивших их (часто - за бесценок) в девяностые годы. В 2001 году начался процесс обратного выкупа акций "Газпрома". Руководителю компании Алексею Миллеру и его команде удалось собрать еще 17 процентов акций, которые стали собственностью "дочек" Газпрома. Для того чтобы либерализовать газовый рынок, оставалось только передать эти акции государству, которое, в таком случае, стало бы владельцем контрольного пакета.

Однако отдать акции Росимуществу безвозмездно "Газпром" не мог, так как это вызвало бы недовольство частных акционеров. Платить за акции наличными не хотело государство (в бюджете-2004 такая статья расходов не предусмотрена). Обменять активы на долг "Газпрома" перед бюджетом также было нельзя, так как их стоимость превышала задолженность компании. Так что обмен акций "Газпрома" на активы какой-нибудь госкомпании казался вполне адекватным вариантом решения проблемы. В течение нескольких месяцев в правительстве рассматривались различные варианты приобретения контрольного пакета газового гиганта, и Михаил Фрадков, в конце концов, решил отдать "Газпрому" "Роснефть".

Вот так и получилось, что либерализация газового рынка оказалась напрямую связана с созданием в России такой мощной госмонополии, каких страна не видела с момента распада СССР.

Государствообразующее предприятие

Известно, что нефть и газ являются основой российской экономики. Потому и называются нефтяная и газовая отрасль "стратегическими", что налоговые поступления от них наполняют российский бюджет, а их деятельность ведет не просто к созданию рабочих мест, но и приносит деньги на российский финансовый рынок, создавая у населения частично оправданную иллюзию полного процветания.

С газом все было хорошо с самого начала. "Газпром" исправно служил кошельком власти, хотя и накопил почти двухмиллиардный долг перед государством, подключал к трубе и отключал от трубы белорусского президента вместе с его подданными, полностью контролировал цены на газ на внутреннем рынке. Ситуация в нефтяной сфере оставалась менее радужной. "Роснефть" занимает всего шестое место по добыче в стране. А до начала дела "ЮКОСа" большая часть нефтяных запасов была поделена между различными частными нефтяными компаниями, в большей или меньшей степени лояльными власти. И по мере роста цен на нефть эти компании (особенно одна из них, основные акционеры которой сейчас находятся в местах разной степени отдаленности) начинали представлять все большую и большую угрозу "стратегической безопасности" этой власти. От угрозы этой надо было срочно избавиться.

В составе "Газпрома" уже есть нефтедобывающие предприятия. По итогам 2003 года они добыли 11 миллионов тонн нефти. Всего же в нашей стране "черного золота" добывается 400 миллионов тонн. Когда "Роснефть" также станет частью "Газпрома", совокупный объем добычи в этой госмонополии достигнет 31 тонны. Этого явно недостаточно для того, чтобы занять лидирующее место на рынке. Недавно руководитель федерального агентства по энергетике Серей Оганесян сообщил газете Financial Times, что государство собирается увеличить добычу "Роснефти" до 20 процентов от общероссийских объемов. Теперь уже ясно, что добывать 80 миллионов тонн нефти в год будет не "Роснефть", а собирающееся поглотить ее подразделение "Газпрома" - "Газпромнефть". Известно даже имя его будущего руководителя - им станет Сергей Богданчиков.

Более того, в СМИ уже просочились неофициальные сообщения, согласно которым главой совета директоров укрепленного за счет НК "Газпрома" станет заместитель главы администрации президента Игорь Сечин. Совсем недавно этот человек занял аналогичную должность в самой "Роснефти". Для мира бизнеса ситуация, при которой глава совета директоров поглощаемой компании после слияния получает такой же пост в общем СД, является нонсенсом. Однако с политической точки зрения передача контроля над "Газпромом" человеку, который считается не просто правой рукой Путина, но фактически его немой и послушной тенью, вполне оправдано.

Потому что если "Газпромнефть" действительно будет добывать 80 миллионов тонн, а "Газпром" продолжит отвечать за добычу 90 процентов российского газа, компания превратится не просто в одну из крупнейших в мире транснациональных корпораций (у "Газпрома" есть активы в нескольких странах СНГ), но и в предприятие, от деятельности которого будет зависеть вся жизнь нашей страны. Подобно тому, как в каком-нибудь провинциальном городке один завод может отвечать за бюджет, рабочие места и социальную политику, и считаться поэтому "градообразующим", "Газпром" станет в России государствообразующей компанией.

Дело за малым

Правда, для того, чтобы государство действительно заняло лидирующую позицию на стратегическом нефтяном рынке, ему не хватает нефти. Точнее, нефтяных месторождений и необходимого для их функционирования оборудования. Именно поэтому сообщение о слиянии "Газпрома" и "Роснефти" укрепило всеобщую уверенность в том, что "Юганскнефтегаз" а, возможно, и другие "дочки" ЮКОСа будут куплены именно государственной нефтяной компанией. И хотя вчера Алексей Миллер заявил, что "Газпром" на активы "ЮКОСа" не претендует, это заявление, вполне возможно, не касается "Роснефти". Тем более, что Михаил Фрадков как раз не исключил возможности приобретения "Роснефтью" дополнительных активов.

У самой этой компании денег для приобретения юганского месторождения явно недостаточно. На счетах "Роснефти" имеется всего 0,24 миллиарда долларов свободных средств. У "Газпрома" их чуть больше - 2, 4 миллиарда. Ясно, что этих денег все равно не хватит на покупку "Юганскнефтегаза", который, по разным оценкам, стоит сейчас от 13 до 16 миллиардов долларов. Однако без лицензий на добычу нефти, которые Минприроды собирается отобрать у этой дочки "ЮКОСа" в течение двух недель, стоимость "Юганскнефтегаза" снизится до неузнаваемости. А в том, что государственная НК получит эти лицензии без проблем, можно не сомневаться. Вместе с "Юганскнефтегазом" и "Роснефтью" объем добычи "Газпромнефти" составит как минимум 110 миллионов тонн.

Косвенным подтверждением вероятности такого развития событий является тот факт, что Игорь Сечин, который, скорее всего, будет координировать процесс слияния компаний, является сторонником распродажи "ЮКОСа" по частям а, по некоторым данным, и инициатором кампании, развязанной против этой НК прошлым летом. Став во главе "Газпрома", укрепленного "Роснефтью" и одним из самых развитых нефтяных месторождений страны, Сечин сможет, наконец, завершить многоходовую клмбинацию и пожать плоды начатого прошлыи летом труда.

Теперь же ясно, что разгром "ЮКОСа" и образование государственного газово-нефтяного гиганта являются двумя сторонами одного и того процесса. В рамках этой великой работы государство обретает контроль над российской сырьевой отраслью. Кстати, такой поворот событий понравится и населению, в глазах которого наличие денег и власти нормально для чиновника, но непростительно для любого другого гражданина.

Елена Любарская

Другие материалы
Экономика00:01Сегодня

Мертвые деньги

Торговая война с Китаем губит американские города. Трампу все равно