Подсчет голосов по-абхазски

Рауль Хаджимба не хочет быть лидером нечестных выборов

Кандидат в президенты Абхазии, действующий премьер-министр республики Рауль Хаджимба потребовал отменить результаты состоявшихся в воскресенье выборов и провести повторное голосование в течение двух недель. Хаджимба подчеркнул, что Центризбиркому республики необходимо провести собственную проверку, сделать соответствующие выводы и подвести итоги на основании изложенных фактов. Заявление Хаджимбы выглядит странным по той причине, что именно он является фаворитом на нынешних выборах. По крайней мере, об этом свидетельствует предварительный подсчет голосов на избирательных участках в Сухуми и в Гагрском районе Абхазии.

По данным, полученным из этих избирательных округов, за Хаджимбу отдали свой голос 13 тысяч 838 человек и он опережает там своего основного конкурента - главу компании "Черноморэнерго" Сергея Багапша на 163 голоса. За Багапша пока проголосовали 13 тысяч 675 человек. Третье место в президентской гонке занимает бывший глава МИД Абхазии Сергей Шамба. На его счету 2 тысячи 370 голосов.

По словам председателя абхазской Центральной избирательной комиссии Сергея Смыра, явка на выборах превысила 60 процентов. В голосовании приняли участие свыше 80 тысяч избирателей из составленных ЦИК основных списков. По абхазскому законодательству, победителем на выборах главы республики считается претендент, набравший в первом туре 50 процентов голосов от общего числа проголосовавших плюс еще один голос. В противном случае в двухнедельный срок назначается повторное голосование, в котором могут принять участие только два кандидата, набравшие большее число голосов по итогам первого тура.

И теперь Рауль Хаджимба требует аннулировать результаты выборов и провести повторное голосование. Понятно, если бы с таким заявлением выступила проигравшая сторона. Но Хаджимба, судя по всему, выигрывает. Что кроется за его словами о многочисленных нарушениях в ходе голосования? Стремление играть по-честному и показать всему миру, что Абхазия является образцом демократии и щепетильности в публичной политике или же что-то еще?

Хаджимба считается пророссийским кандидатом. Предвыборные плакаты с изображениями Хаджимбы и Путина украшают всю Абхазию. Незадолго до выборов абхазский премьер летал к российскому президенту в Сочи (правда, о чем именно они разговаривали, Хаджимба предпочел не рассказывать). Хаджимба всячески подчеркивал, что намерен добиваться международного признания для республики и одновременно развивать экономическую интеграцию с Россией.

Противник Хаджимбы, Сергей Багапш, также настроен пророссийски, хотя сторонники Хаджимбы обвиняют его в связях с Грузией. А страшнее этого обвинения в Абхазии сегодня нет ничего. Сам Багапш любые слухи о своих симпатиях к Тбилиси отвергает и подчеркивает, что его приоритетом является исключительно независимость Абхазии. Сторонники Багапша делают упор на то, что независимую политическую линию нынешний премьер проводить не в состоянии.

Чтобы разобраться в неясном вопросе, почему нынешний лидер гонки требует отменить итоги выборов, следует исходить из того, что ключевым игроком на абхазском политическом поле является Москва. Тбилиси относится к непризнанной республике как к мятежной колонии и вынашивает планы усмирения непокорной окраины. Но сил и возможностей повлиять на то, что происходит сегодня в Сухуми, у грузинского президента Михаила Саакашвили нет. Но не приходится сомневаться, что официальный Тбилиси внимательнейшим образом наблюдает за нынешней ситуацией в Абхазии и при случае попытается воспользоваться ей.

Таким образом, в условиях перманентного противостояния с Грузией, абхазским политикам приходится строить свою предвыборную стратегию с существенной оглядкой на Кремль, который в Сухуми считается единственным гарантом безопасности от угрозы извне. И Москва охотно использует эту возможность в очередной раз вмешаться в ситуацию на Кавказе и, в свою очередь, надавить на Грузию.

До сих пор Хаджимба "официально" считался ставленником Москвы: предсказуемый, надежный и удобный выходец из спецслужб, которому для того, чтобы стать настоящим лидером, каким был Ардзинба, не хватает лишь харизмы и самостоятельности.

Но это вовсе не означает, что Кремль рассматривает нынешнего премьер-министра в качестве единственного кандидата. Да, Хаджимба Москве удобен, но кто сказал, что Багапш будет для России костью в горле? Как-никак Багапш является главой местной энергетической компании, а это значит, что с точки зрения ведения в республике совместного российско-абхазского бизнеса он может быть более перспективен, чем премьер-министр.

Да и потом, подобная практика поддержки сразу двух главных кандидатов была распространена еще в СССР. Известно, что в 1970 - 1980-е годы Советский Союз одновременно поддерживал противоборствующие властные фракции в различных государствах третьего мира, пытаясь подобным способом упрочить там свое влияние. Наиболее характерными примерами в этом плане были Йемен и Эфиопия. Закончилось, однако, это печально - в этих странах влияние Советского Союза в конечном итоге свелось к нулю, и СССР был вынужден оттуда уйти. А нынешняя российская внешняя политика от советской если и отличается, то не сильно.

Обращает на себя внимание и тот факт, что вечером 4 октября сюжеты о нарушениях на выборах в Абхазии прошли по всем российским федеральным каналам. Сами выборы в никем не признанной (но очень важной для Москвы)республике, в принципе, являются событием, достойным появиться на экранах в прайм-тайм. Но, учитывая нынешнюю информационную политику нашего государственного телевидения, нельзя не спросить: зачем понадобилось публично ставить под сомнение легитимность избрания Хаджимбы уже в первом туре?

Теоретически, можно предположить следующее - Кремль решил сыграть в какую-то свою игру, в которой на кон ставятся абхазские экономические интересы. Все-таки Кремль - это понятие не монолитное. На вершине российского властного Олимпа есть свои фракции, которые, возможно, втайне проворачивают какие-то свои, подковерные интриги.

Вполне вероятно, что в Москве решили отказаться от Хаджимбы как основного кандидата или, по крайней мере, притормозить его поддержку, а может, и попытаться сделать ставку на Багапша. И дали это понять Хаджимбе в последний момент. Вот поэтому нынешний премьер и делает заявления, которые у всех вызывают недоумение. Видимо, он надеется, что за две недели сможет убедить Москву в своей абсолютной преданности, выпросив себе твердую и однозначную поддержку.

Но у этой ситуации есть еще один аспект. Если Москва затеяла в Сухуми какую-то непонятную игру, то события могут очень быстро выйти из-под ее контроля. Если митинги сторонников оппозиции примут крайние формы, то не исключено, что Тбилиси рискнет сыграть ва-банк и воспользоваться шансом для возвращения в Абхазию. Правда, революции роз в данном случае не получится. Скорее, это будет революция гильз.

Сергей Карамаев

Другие материалы