Фаллуджа, Мосул, далее везде

Очистив Фаллуджу от боевиков, американцы не обеспечили в Ираке безопасность, необходимую для проведения всеобщих выборов

Проводить выборы в високосный год - дело неблагодарное и чреватое для организаторов если не провалом, то как минимум большими проблемами. За примерами далеко ходить не надо - то, что происходит сейчас на Украине, наглядно демонстрирует, насколько это суеверие действенно в политической сфере. И надо же так случиться, что во многих странах четырехлетний цикл правления заканчивается именно в "несчастливый год" с лишним февральским днем. В 2004 году выборы прошли в США, России, Литве, Украине, Афганистане, Чечне, непризнанной республике Абхазия...

Из них, наверное, только американские и литовские не вызвали никаких нареканий. Остальные можно было назвать "демократическим волеизъявлением народа" с большой натяжкой... Может быть, отчасти и поэтому вашингтонские политтехнологи рекомендовали администрации Буша организовать иракские выборы в начале следующего года, заложив, таким образом, основы политической стабильности в стране - "високосно-выборный цикл" будет нарушен. Однако чтобы такие выборы действительно состоялись, мало трижды плюнуть через плечо...

.title VIP.LENTA.RU
Свободный народ Ирака

Помнится, еще до своего назначения премьер-министром Ияд Аллави попросил американцев позволить провести выборы параллельно с американскими, мотивируя это тем, что обстановка в стране к тому моменту будет достаточно стабильной. Теперь большинство аналитиков с ним согласны - ситуация в Ираке действительно остается стабильной, в смысле стабильно тяжелой, причем перспектив ее улучшения не видно. Вот только в возможность выборов в Ираке в настоящее время не верит почти никто.

После штурма

Для того чтобы выборы состоялись, Ияду Аллави, как минимум, необходимо очистить страну от повстанцев или хотя бы резко снизить их активность. Американцы начали чистить эту рыбу с головы - они попытались взять штурмом город Фаллуджу, который в течение нескольких месяцев был центром иракского сопротивления.

Говорить об этом штурме как о чем-то состоявшемся сложно. На примере чеченского города Грозного ясно, что такие операции приводят лишь к рассеиванию боевиков, но не к полному подавлению сопротивления. Более того, чем жестче действия армии, "освобождающей" город, тем сложнее впоследствии убедить его жителей, что это было необходимой мерой. В контексте установления нового режима в стране такие штурмы - самый худший способ приведения к власти легитимного, демократически избранного и лояльного оккупантам правительства.

Подробностей того, как действовали американские и иракские войска при штурме Фаллуджи, в международных СМИ не публикуют - их попросту никто не знает. Командование войсками коалиции постаралось сделать все, чтобы операторы телеканалов и просто журналисты с диктофонами или блокнотами на поле боя не присутствовали. Это логично - убедить мировое сообщество в том, что при рубке леса щепки не летят, все равно не получилось бы, а не срубить этот лес американцы не могли. Впрочем, установить полную информационную блокаду им не удалось - в телеэфире периодически показывались шокирующие кадры с места событий.

На телекамеру было зафиксировано только одно военное преступление - расстрел раненого повстанца в мечети. Однако, судя по рассказам свидетелей, преступления - расстрелы пленных, убийства мирных жителей - совершались ежедневно. Даже если просто сопоставить те сведения, которые передавал пресс-центр коалиции, становилось понятно, что жителям Фаллуджи была уготована страшная судьба - боевиков, укрывавшихся в жилых домах, американские бомбардировщики и дальнобойная артиллерия уничтожали вместе со строениями, не заботясь о судьбе жителей этих домов.

Как утверждают местные жители, американцы не только обстреливали жилые кварталы из крупнокалиберных орудий, но также добивали мирных жителей из стрелкового оружия, причем среди жертв были старики, женщины и дети. Согласно свидетельствам, собранным журналистами британской газеты Independent, американские и иракские солдаты уничтожили городскую больницу вместе с пациентами. В статье также приводятся случаи отказа в предоставлении медицинской помощи и автомобилей для доставки раненых жителей города в госпиталь. Впрочем, если госпиталь перед этим действительно уничтожили, то это, вроде, уже и не преступление...

Теперь Фаллуджа лежит в руинах. В немногочисленных видеосюжетах из города показаны улицы, на которых почти не осталось уцелевших зданий, в развалинах лежат трупы иракцев - мужчин и женщин, дым поднимается в небо по всему городу. Иначе и быть не могло - единственный способ взять город, это шаг за шагом выжигать его кварталы, уничтожая каждый очаг сопротивления.

Как сообщалось во многих репортажах, напечатанных в различных мировых изданиях, боевики вовсю использовали мирных жителей в качестве живого щита, а американцы, в свою очередь, не утруждали себя точечным выбором целей, тем более что отличить мирных жителей от боевиков порой не было никакой возможности - повстанцы воюют в повседневной иракской одежде.

Цена победы...

Еще до начала штурма Фаллуджи американское командование утверждало, что в городе почти не осталось мирных жителей - все они, якобы, покинули город. В начале войны в нем проживало, по разным оценкам, от 200 до 300 тысяч человек. К началу последнего этапа боевых действий в Фаллудже, по подсчетам западных журналистов, в своих домах могли остаться от 30 до 50 тысяч человек. Сколько их осталось после победы над боевиками - неизвестно. По свидетельству одного из иракских журналистов, который дал интервью французской газете Le Temps, "мирных жителей видели только в первый день боев, судя по разгулу насилия, охватившего город, жизнь оставшихся обернулась адом".

По подсчетам различных правозащитных организаций, всего в Ираке с начала войны погибли от 100 до 300 тысяч человек. Американские военные потери оцениваются примерно в 1200 человек убитых, (877 - боевые потери). Еще 8458 американских солдат в течение всей иракской кампании получили ранения, из них 4526 человек уже не смогут вернуться в строй. По официальным данным, за время операции в Фаллудже погиб 51 американец, около 425 были ранены. Потери со стороны боевиков оцениваются приблизительно - около полутора тысяч человек.

...и ее последствия

Так что же получила новая иракская власть в обмен на захват самого большого укрепрайона партизан? Стоили ли итоги штурма принесенных жертв? По данным CNN, за две недели операции в Фаллудже американские войска задержали более 1450 человек. После проверки они отпустили около 400 из них, которые оказались мирными жителями. Еще примерно 100 человек должны были быть отпущены до конца прошлой недели. На самом деле (и это тоже можно предположить на основании опыта чеченской войны) наверняка и среди отпущенных мирных жителей были боевики, и среди оставшихся в руках американской военной полиции есть те, кто просто не смог доказать свою непричастность к повстанческим группировкам.

Если суммировать партизанские потери и прибавить к ним взятых в плен, то получится, что ряды боевиков Абу Мусаба аль-Заркави поредели весьма значительно - повстанцы потеряли около трех тысяч человек. В самом городе, который в течение нескольких месяцев находился у них в руках, была обнаружена развитая инфраструктура, характерная для исламских экстремистских группировок - целая сеть тюрем, в которых содержались заложники, видеоматериалы, свидетельствующие о казнях захваченных, склады оружия.

По словам министра иракского правительства Кассима Дауда, в Фаллудже была даже найдена лаборатория, где производили взрывчатку и химическое оружие. Там находились инструкции по изготовлению бомб и отравляющих веществ, а также взрывчатка. Что же касается обычного стрелкового оружия, то его, как утверждают американцы, хватило бы, чтобы вооружить всех партизан во всем Ираке. Американцы утверждают, что им потребуется несколько недель, чтобы очистить город от оружия. В течение этого времени беженцам нельзя будет вернуться в свои дома.

Однако на фоне этих ободряющих рапортов обстановка в остальных частях Ирака свидетельствует о том, что переломить хребет сопротивлению не удалось. Штурм оплота суннитского сопротивления, который долго откладывали из опасений, что он лишь спровоцирует новый всплеск борьбы с новой властью, в действительности не очень помог американцам.

Еще в самом начале штурма суннитские духовные лидеры предупреждали о том, что начало боевых действий в Фаллудже вызовет ответную реакцию повстанческих группировок в других иракских городах. Именно так все и произошло. Перед штурмом иракский террорист номер один Абу Мусаб аль-Заркави покинул партизанскую столицу и укрылся в неизвестном месте. Вскоре в Багдаде, Баиджи, Баакубе, Хадите, Мосуле, Рамади, Самарре и Тикрите начались теракты. Особенно интенсивно партизаны действовали в Мосуле. Третий по величине иракский город теперь вполне можно назвать преемником Фаллуджи в качестве центра сопротивления.

Деятельность партизан в Мосуле активизировалась в начале ноября. Начались нападения на посты полиции и американских войск, похищения людей, взрывы заминированных автомобилей и минометные обстрелы. Причем правоохранительные органы не только ничего не могли поделать с повстанцами, но зачастую даже помогали им - полицейские либо покидали свои посты во время нападений, либо вообще переходили на сторону повстанцев.

За два дня до официального окончания операции в Фаллудже правительство страны уволило шефов полиции двух городов - работу потеряли начальник полиции Мосула бригадный генерал Мохаммед Кейри Бархави, а также его самаррский коллега Талеб Шамель. Их обвинили в том, что они не смогли организовать охрану правопорядка и набрать в полицию достаточно лояльных людей, которые не стали бы дезертировать во время нападений партизан.

Однако и это не помогло - новые начальники не смогли справиться со сложившейся ситуацией. На следующий день после увольнения партизаны полностью захватили Мосул. Как сообщали западные журналисты, с улиц практически исчезли полицейские. Город заполнили группы людей, вооруженных автоматами и гранатометами.

Чтобы не допустить повторения событий в Фаллудже, американцы неделю назад начали военную операцию по освобождению Мосула от повстанцев. Однако значительными успехами они похвастаться пока не могут - у оккупантов элементарно не хватает сил, чтобы установить контроль над несколькими городами сразу, а рассчитывать на правительственные войска, как уже говорилось выше, не приходится.

За последние две недели в районе Мосула и окрестностях города американскими военными было обнаружено более пятидесяти тел. Некоторые из них были опознаны как сотрудники иракской полиции, другие - как сотрудники иракских служб безопасности. Ответственность за эти убийства взяла на себя группировка аль-Заркави. Ранее в этом городе был захвачен ближайший сподвижник террориста - Абу Саед.

Его присутствие в городе, а также заявления представителей Заркави свидетельствуют о том, что скорее всего повстанцы намерены превратить Мосул во вторую Фаллуджу. Город практически находится в руках у боевиков, американцы пока не в силах отбить его обратно, а силы у них появятся лишь по окончании операции в Фаллудже. Вероятно, после этого им сразу придется готовить новый штурм.

Навстречу выборам

Говорить всерьез о готовности страны к выборам, которые должны состояться 30 января, сложно. В стране идет война, целые города и районы не подчиняются правительству и оккупационным войскам. Операция по установлению контроля только над одним городом - Фаллуджей - привела к значительным разрушениям и массовой гибели гражданского населения, а потери сопротивления не так уж сильно повлияли на боеспособность повстанцев.

Разумеется, рассчитывать на то, что в стране, полтора года назад избавившейся от кровавого диктатора, враз восторжествует демократия, невозможно. Мировое сообщество готово во имя будущего демократии признать выборы такими, какими они будут, со всеми нарушениями и подтасовками. Но всему есть предел - не исключено, что новое правительство будет выбирать "подавляющее меньшинство" иракцев.

В связи с этим суннитские партии во Временном правительстве Ирака требуют перенести срок выборов - хотя бы на три месяца. В противном случае, заявляют политики, они не гарантируют, что суннитское население страны не станет их бойкотировать. Призыв поддержали по крайней мере десять политических групп, в том числе и две крупнейшие курдские партии. Ситуацию усугубляет тот факт, что на момент выборов суннитский город Мосул и вовсе может быть под контролем боевиков аль-Заркави.

Шииты, которые составляют 60 процентов населения страны, в целом согласны идти на выборы, тем более что верховный аятолла шиитов Аль-Систани фактически дал согласие на их проведение. Однако каким образом будут голосовать беженцы из Фаллуджи, многим из которых попросту некуда будет вернуться, неизвестно.

27 ноября премьер-министр Ирака Ияд Аллави и кабинет министров распространили официальное заявление, в котором подчеркнули, что твердо намерены провести выборы в назначенный срок - 30 января 2005 года. "Премьер-министр понимает озабоченность этих партий, но также беспокоится и о тех, кто хочет, чтобы выборы прошли вовремя", - говорится в документе.

Твердость правительства вызывает уважение. Однако обстоятельства вряд ли позволят воплотить эти заявления в жизнь. Действия партизан становятся все более скоординированными. Последствия штурма Фаллуджи также вызывают сомнения в том, что жители города с радостью проголосуют за власть, которая обрушила на их дома бомбы и ракеты.

Однако на войне, как на войне. Скорее всего, выборы будут. Их вряд ли можно будет назвать легитимными, но необходимость в новом правительстве, скорее всего, заставит мировое сообщество закрыть глаза на этот факт. Непонятно только, что будет дальше. Выборы не отменят партизанское движение, а Мосул невозможно освободить по указу законного правительства. Поэтому относиться к 30 января можно только как к символической дате, которая в будущем, возможно, подарит иракцам один лишний выходной.

Павел Аксенов

Другие материалы