Совет Европы забыл слово "Ичкерия"

ПАСЕ провела круглый стол по Чечне согласно кремлевскому сценарию

21 марта Россия одержала окончательную победу над чеченским сепаратизмом.

Случилось это во французском городе Страсбург на круглом столе по проблемам Чечни, организованном Парламентской ассамблеей Совета Европы. Итоги этого мероприятия позволили российским и официальным чеченским политикам утверждать, что "главной целью круглого стола являлось подтверждение того, что альтернативы урегулирования ситуации в Чеченской республике, кроме как в рамках конституции РФ, не существует", и что все призывы к переговорам бессмысленны, так как никаких "двух сторон" в Чечне нет.

Торжество россиян и их уверенность в том, что Европа теперь - на стороне Москвы, достигли таких масштабов, что председатель комитета Совета федерации по международным делам Михаил Маргелов даже заявил газете "Коммерсант", что ПАСЕ фактически признала легитимность президента Чечни Алу Алханова. Это - достаточно смелое заявление, учитывая, что прошедшие в Чечне президентские выборы не были признаны ни одной серьезной международной организацией и об их несправедливости говорила, в частности, Еврокомиссия.

У российских политиков есть все основания для торжества. Круглый стол ПАСЕ по проблемам Чечни оказался не меньшей формальностью, чем аналогичные мероприятия, проходящие под эгидой российских или чеченских властей. Этот вывод можно было сделать, даже просто ознакомившись со списком участников. В нем значились президент ЧР Алу Алханов, председатель Госсовета Чечни Таус Джабраилов, сенаторы Ахмар Завгаев и Муса Умаров, депутаты от ЧР в Госдуме, еще около 30 "промосковских" чеченцев, прокурор Чечни Владимир Кравченко, председатель комитета ГД по международным делам Константин Косачев и другие российские политики, несколько правозащитников и ни одного представителя "чеченских сепаратистов" или независимых чеченских организаций.

Само собой, что в таких условиях круглый стол, изначально планировавшийся как мероприятие, на котором различные стороны смогут высказаться по вопросам урегулирования чеченской проблемы, превратился в отчет Алу Алханова и его соратников о достигнутых успехах. Президент ЧР даже заявил, что политическая жизнь в Чечне уже налажена и теперь настало время восстанавливать экономику республики.

Конечно, на круглом столе присутствовали представители Human Rights Watch, "Московской Хельсинской Группы" и "Мемориала", а также известный защитник прав чеченцев лорд Джадд. Конечно, они говорили о том, что, по данным HRW, практика похищений людей правоохранительными органами достигла в Чечне масштабов, позволяющих говорить о "преступлениях против человечности", и предлагали вообще остановить политический процесс в Чечне и с помощью международных структур пытаться погасить внутричеченский конфликт. Однако их слова, то ли за отсутствием в зале способных подтвердить их чеченцев, то ли просто за равнодушием аудитории, не были услышаны не только россиянами, но и представителями ПАСЕ. Участники круглого стола довольно быстро перешли к обсуждению предстоящих выборов в парламент ЧР и заслушиванию заверений Алханова в том, что голосование будет самым свободным и демократичными в мире.

Итак, круглый стол дал РФ возможность продемонстрировать готовность к обсуждению чеченской проблемы в формате международной встречи. А так как почти все его участники - и русские, и чеченцы, были так или иначе делегированы Кремлем, сам "обмен мнениями" превратился в слегка фарсовый диалог внутри одной головы.

Как ПАСЕ попала в "федералы"

Такой поворот событий взывает легкое удивление. Дело в том, что решение организовать круглый стол было принято 7 октября 2004 года на посвященной Чечне сессии ПАСЕ вместе с резолюцией, в которой говорилось, что "референдум по конституции, прошедший в Чечне в марте 2003 года, а также президентские выборы октября 2003 года и августа 2004 года, свидетельствовали о появлении нового типа нарушений Европейской конвенции по правам человека, связанных с правом на свободу выбора и свободу слова". Делегаты ПАСЕ также обвинили РФ в нарушении других прав чеченцев.

К осени 2004 года подобные демарши давно вошли у европейских парламентариев в привычку. С 1996 года проблема Чечни заставляла ПАСЕ настаивать на отказе РФ в членстве в Совете Европы, призывать Россию к переговорам с Масхадовым, лишать нашу делегацию права голоса на заседании Парламентской ассамблеи и даже одобрять создание международного трибунала по Чечне.
Однако когда 7 октября российская делегация согласилась принять участие в круглом столе, другие члены ПАСЕ так обрадовались, что приняли предложенную россиянами поправку. А поправка эта заключалась в определенных требованиях к участникам будущего мероприятия: они не должны были ставить под сомнение территориальную целостность России и считать терроризм подходящим методом достижения своих политических целей.

Хотя с самого начала можно было догадаться, что подобная формулировка исключит участие в круглом столе представителей республики Ичкерия, многие сторонники переговоров надеялись на то, что она помешает присоединиться к дискуссии лишь тем сепаратистам, кто открыто одобрял терроризм. Тем более что европейские парламентарии продолжали намекать на необходимость участия ичкерийцев в мероприятии.
Однако очень скоро (буквально через несколько дней после завершения сессии ПАСЕ) было объявлено, что круглый стол пройдет в Москве. Стало ясно, что ни о каком присутствии на нем Закаева или Ферзаули речь не пойдет. Россия же принялась говорить о том, что ПАСЕ выступит никак не спонсором, но лишь наблюдателем за организованным Кремлем "обменом мнениями".

Решение ПАСЕ о месте проведения мероприятия вызвало недоумение правозащитников. 25 января 2005 года семь российских и международных правозащитных организаций обратились к Парламентской ассамблее с письмом, в котором попытались настоять на переносе круглого стола в Страсбург и участии в нем "умеренных сепаратистов". В том же духе высказался и "главный идеолог" ичкерийцев Мовлади Удугов, заявивший, что ПАСЕ "помогает Кремлю сломить чеченское сопротивление".

Самое удивительное, что в целесообразности проведения круглого стола без участия Ахмеда Закаева и прочих представителей Аслана Масхадова сомневались и сами члены ПАСЕ. Например, постоянный докладчик Ассамблеи по проблемам прав человека в Чечне Рудольф Биндиг заявил в январе, что "если чеченские националистические силы с самого начала исключаются из числа приглашенных, то вновь возникают сомнения в продуктивности таких мероприятий".

В это время представители руководства Чечни регулярно делились с общественностью своим горячим желанием принять участие в круглом столе. "Нам есть, что рассказать на этом форуме, есть, что продемонстрировать мировому сообществу", говорил Алу Алханов, еще не зная, какой сюрприз ожидал его впереди.

Сюрприз этот заключался в переносе места проведения круглого стола из Москвы в Страсбург. Такое решение ПАСЕ приняла 23 октября, за день до того, как Страсбургский суд по правам человека обязал РФ возместить моральный и материальный вред шестерым чеченцам, пострадавшим в ходе боевых действий 1999-2000 годов.

Само собой, всем будущим участникам "форума" показалось, что свое решение члены ПАСЕ приняли, чтобы позволить политическим противникам нынешнего руководства Чечни приехать на круглый стол. Это вызвало гнев Алу Алаханова и других "пророссийских чеченцев". Президент ЧР в сердцах даже предложил делегатам ПАСЕ приехать вместе с Закаевым в Грозный, что в свете нынешней ситуации в Чечне прозвучало как злая шутка.

Начались разговоры об отказе чеченской делегации от участия в круглом столе. ПАСЕ вновь оказалась главным сторонником чеченского сепаратизма и первой организацией в ряду "клеветников России". Но тут погиб Аслан Масхадов.

Возмутительный цинизм

Возможно, именно смерть президента Ичкерии заставила ПАСЕ полностью отказаться от идеи проведения каких-либо переговоров (сейчас действительно непонятно, кто может представлять на них сепаратистов) и, соответственно, от приглашения представителей Ичкерии на круглый стол.

Однако существуют и другие объяснения. Депутат Константин Косачев, например, уверяет, что "террористов" на встречу просто не позвали, так как того требовала пресловутая поправка. А организатор круглого стола - швейцарец Андреас Гросс, наоборот, рассказал журналистам, что встречался с Ахмедом Закаевым и лидерами чеченской эмигрантской диаспоры, но те отказались приезжать на мероприятие. В то же время замглавы МИД Ичкерии Усман Ферзаули сообщил "Газете.Ру", что его личный отказ связан с отсутствием соответствующих распоряжений президента Сайдуллаева, а Ахмед Закаев рассказал "Коммерсанту", что после гибели Масхадова Ичкерия не готова к выдвижению мирных инициатив.

Скорее всего, все факторы: и отсутствие у Ичкерии достаточно легитимного политического представительства, и давление официальных чеченских властей, и отсутствие у европейских политиков серьезных причин для создания лишней напряженности в отношениях с РФ, - повлияли на формат круглого стола. В любом случае, 21 марта оказалось, что официальная позиция ПАСЕ по Чечне мало в чем противоречит позиции Кремля. Кстати, это значит, что на парламентариях Совета Европы отныне лежит часть ответственности за ситуацию в республике.

Остается добавить, что мнение менее высокопоставленных европейцев о чеченской проблеме не изменилось. 22 марта между Россией и Польшей разгорелся дипломатический скандал, вызванный с решением муниципалитета Варшавы назвать одну из площадей города именем Джохара Дудаева. В связи с этим решением МИД РФ направил в МИД Польши официальную ноту протеста, а польские дипломаты заявили, что не могут влиять на решения местных органов власти.

Какой возмутительный цинизм!

Елена Любарская

Другие материалы
Спорт00:01Сегодня
Паоло Росси

Вышел и забил

Его бросили в тюрьму и лишили футбола. Он вышел и стал чемпионом мира