Роботы над Вавилоном

В Ираке и Афганистане действуют около 800 беспилотных летательных аппаратов

Как известно, американские вооруженные силы в настоящее время переживают коренную реорганизацию. Это, в частности, нашло отражение в проекте военного бюджета на 2006 финансовый год, который Джордж Буш представил в Конгресс в феврале 2005 года. Комментируя распределение средств, заложенных в разных статьях проекта, министр обороны США Доналд Рамсфелд заявил, что предложенная схема финансирования должна сделать "американские вооруженные силы более мобильными и смертоносными". Отметим, что ключевым пунктом, который находился на первом месте в списке главных направлений развития вооруженных сил США, значится "Разработка различных беспилотных аппаратов, летательных, наземных и морских".

Без сомнения, летательные аппараты для Пентагона в настоящее время являются идеей фикс - о них говорится во всех стратегических планах, их использование предусматривают во время планирования военных операций, учений, тренировок. "Дроны" (от англ. drone - беспилотный самолет) даже пытаются задействовать при охране сухопутной границы. Они также будут неотъемлемым, главным компонентом разрабатываемого в настоящее время в США "оружия будущего" - Future Combat Systems.

FCS - это перспективный боевой комплекс, включающий в себя (в настоящее время) 18 компонентов, среди которых - сверхскоростные каналы передачи данных, связывающие между собой все боевые единицы на поле боя, а также автоматические боевые единицы - танки, ракетные пусковые установки и, разумеется, летательные аппараты. Финансирование программы FCS в проекте бюджета было увеличено на 604 миллиона долларов, и в 2006 финансовом году достигнет 3,4 миллиарда.

Разработки беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) начались в нескольких странах еще в 60-х годах прошлого века. К моменту развала СССР обе сверхдержавы обладали соизмеримым числом проектов и действующих аппаратов. Как в США, так и в Советском Союзе они, в первую очередь, предназначались для разведки и спецопераций в тылу врага. Однако с 1991 года, после того, как советский ВПК оказался на грани развала, разработки российских перспективных летательных аппаратов перестали получать должное финансирование и оказались заморожены. В настоящее время в России существуют и "постсоветские" аппараты, но говорить о воздушной армии действующих беспилотных самолетов не приходится. В США же, напротив, в 90-х годах прошлого века эти программы получили приоритетное финансирование, результатом чего стал целый флот различных БПЛА, которые действуют во всех операциях американских вооруженных сил.

В частности, в небе над Ираком, по данным американской газеты The New York Times, действуют примерно 700 беспилотных летательных аппаратов различных конструкций. Самыми распространенными аппаратами, по данным газеты, являются семь самолетов: Global Hawk, Predator, Hunter, Pioneer, Shadow, Dragon Eye и Raven. Все эти БПЛА управляются по радио операторами, которые находятся в специальных наземных центрах, зачастую - за сотни километров от места действия самолета. Все они также используются, в основном, в разведывательных целях. "Предаторы", правда, еще и периодически стреляют ракетами Hellfire по иракским партизанам.

Между тем в Пентагоне не существует единого органа, который занимался бы беспилотными аппаратами - они "раскиданы" по всем видам ВС. В Министерстве обороны идут настоящие баталии - за право осуществлять управление беспилотными аппаратами бьются военачальники морской пехоты, армии, флота и ВВС. Ведь победитель в этой схватке получит контроль над оружием будущего. Именно он будет определять перспективные направления развития этих аппаратов, координируя технический прогресс согласно нуждам своего вида вооруженных сил. Объединенный комитет начальников штабов посвящает этому вопросу по два заседания в неделю, но окончательное решение будет принято еще не скоро. Сейчас из вышеперечисленных аппаратов только Global Hawk и Predator принадлежат военно-воздушным силам. Hunter, Shadow и Raven принадлежат армии, Pioneer и Dragon Eye - морским пехотинцам. ВМС почти не участвуют в иракской оккупации и поэтому свои беспилотные аппараты в этом регионе массово не используют.

Переоценить значение БПЛА сложно. Тот же Predator, который является самым массовым беспилотным самолетом в мире, способен летать на скорости 120 километров в час на высоте от трех до 4,5 километров над полем боя в течение 24 часов. При этом он будет передавать на землю четкую картинку любого участка территории, над котрой находится. Эта картинка немедленно в режиме реального времени может передаваться на специальные ноутбуки, которыми оснащены полевые командные центры. При необходимости, Predator можно оснастить ракетами Hellfire, и он будет еще и уничтожать по приказу оператора отдельные объекты - здания, укрепления, автомобили, группы людей.

Global Hawk, напротив, действует на большей высоте - вплоть до 18 километров. Это большой, дорогостоящий и тяжелый разведчик, оснащенный новейшей аппаратурой, включая радар с синтезированной апертурой, электронно-оптическую и инфракрасную камеры высокого разрешения, причем все это он может использовать одновременно. Global Hawk имеет широкополосный спутниковый канал связи и канал связи в пределах зоны прямой видимости. Как и все БПЛА, он использует спутниковую систему GPS для ориентации в пространстве. Эта система позволяет ему маневрировать настолько точно, что при посадке он "промахивается" мимо взлетно-посадочной полосы не более чем на полметра. В Ираке действует всего один такой самолет, но и этого вполне достаточно. Он предназначен для стратегической разведки, и использовать его для отслеживания активности мелких групп партизан было бы непозволительной роскошью.

Остальные аппараты, которые используют морские пехотинцы и армия, имеют гораздо более скромные характеристики. Это небольшие машины, которые летают на высоте от нескольких сотен метров до двух километров и запускаются с мобильных установок и небольших аэродромов. Таким образом, как образно заключает журналист The New York Times, небо над Ираком буквально кишит летающими роботами. Однако эта область современной военной техники до сих пор остается относительно молодой - несмотря на то, что беспилотные аппараты воевали еще во Вьетнаме, они пока являются хоть и не экзотикой, но все-таки довольно непривычным видом боевой техники. Нынешняя война в Ираке стала первым конфликтом, в котором беспилотные аппараты стали использоваться в массовых количествах. И она вскрыла некоторые серьезные их недостатки.

Первым недостатком, который, правда, непосредственного отношения к самим аппаратам не имеет, стала нехватка кадров. БПЛА могло бы быть и больше, но... для беспилотных самолетов не хватает "пилотов". Каждым "Предатором", к примеру, управляют два человека, которые находятся на рабочем месте в течение восьми часов. Как утверждают представители ВВС, нехватка персонала составляет около 50 процентов - то есть над Ираком и Афганистаном действует половина аппаратов, которые могли бы там оказаться при достаточном количестве операторов.

Кроме этой, организационной, проблемы, существует еще масса технических, среди которых главной является, как ни странно, отсутствие пилота в кабине. В конце марта два "Предатора" разбились неподалеку от авиабазы под Багдадом, после чего количество потерь этих самолетов за время нынешней кампании составило 25 штук (всего за всю историю было безвозвратно утеряно 46 "Предаторов"). БПЛА гибнут в основном не от огня партизан, а от вполне "гражданских" причин - ошибок операторов и отказов техники. Причем, зачастую роботы не только разбиваются сами, но и сталкиваются с пилотируемыми аппаратами. В ноябре прошлого года вертолет Kiowa был "атакован" небольшим самолетом Raven. В результате нескольких таких аварий никто не погиб, но это вызвало серьезные изменения в порядке использования БПЛА в условиях современной войны. В Афганистане, к примеру, пилотируемые самолеты и вертолеты вообще не летают в районах, где действуют "Предаторы".

Пока что других возможностей повысить безопасность использования БПЛА не найдено. По статистике, приведенной в докладе Исследовательской службы Конгресса США (Congressional Research Service), беспилотные самолеты разбиваются в сто раз чаще, чем пилотируемые машины. Причины этого, по мнению экспертов, заключаются в том, что во время нештатной ситуации пилот может принять нестандартное, но спасительное решение, тогда как большинство технических неисправностей беспилотной машины приводят к ее потере. Оператор не всегда в состоянии оценить нештатную ситуацию и принять правильное решение, особенно при взлете и посадке в сложных погодных условиях.

Но совсем отказаться от использования БПЛА в пользу пилотируемых самолетов и вертолетов в ожидании, пока их конструкцию улучшат, Пентагон уже не в силах. Более того, в настоящее время Министерство обороны США разрабатывает аппараты как в рамках существующих технических заданий, так и концептуально новые.

Одно из новых направлений развития БПЛА - самолеты-истребители себе подобных. Как сообщает Defensetech.org, в настоящее время 32 страны мира разрабатывают более 250 беспилотных самолетов. Пока еще эта армия не может угрожать безопасности США, но в будущем число подобных машин возрастет, причем одной из самых активных в этой области стран является Китай. Именно поэтому Агентство передовых исследований Пентагона (DARPA) занялось созданием оружия противодействия этим аппаратам. Рабочее название проекта - Peregrine UAV Killer. Предполагается, что это будет небольшой, дешевый в производстве летательный аппарат, обладающий, в числе прочих качеств, повышенной прочностью. Он должен будет "уметь" уничтожить любой беспилотный самолет противника. Этот истребитель будет оснащаться глобальной системой навигации и определения положения GPS.

Другое перспективное направление - сверхмалые летающие роботы. Такие БПЛА практически неуязвимы во время полета - на высоте несколько сотен метров уничтожить маленький самолет почти невозможно. Его можно сбить пулей из пистолета, но вот попасть - нереально даже из снайперской винтовки. Самый маленьких из существующих беспилотных самолетов, который действует в Ираке, длиной не более метра. Однако американцы считают, что он все равно остается слишком заметным над полем боя. Поэтому сразу несколько компаний по заказу DRPA работают над проектами сверхмалых самолетов.

Один из них - почти готовый к серийному производству в начале апреля начали испытывать в открытом море неподалеку от калифорнийских берегов. 33-сантиметровый Wasp, который весит всего 200 граммов, можно запускать "с руки" - совсем как игрушечный планер. Этот аппарат оснащен двумя миниатюрными видеокамерами, которые собирают информацию и передают ее оператору в режиме реального времени. Аппаратом, который разработали конструкторы калифорнийской компании AeroVironment управляет бортовой компьютер, который ориентируется при помощи спутниковой системы GPS. Он управляется электромотором, который получает энергию от аккумуляторов, подзаряжающихся во время полета от солнечных батарей.

Это уже не первый миниатюрный самолет-разведчик, созданный в США. DARPA начала программу по созданию подобных аппаратов для нужд Пентагона в середине 90-х. В ее рамках AeroVironment построила 15-сантиметровый самолет Black Widow. Кроме того, над подобными проектами активно работают американские союзники - израильтяне. В апреле Министерство обороны Израиля приняло на вооружение новый беспилотный летательный аппарат разработки специалистов из компании Elbit Systems. Самолет Skylark также может запустить любой военнослужащий "с руки". Несмотря на свои небольшие размеры, этот БПЛА способен следить за территорией размером в 10 квадратных километров, находясь в воздухе не больше 90 минут. Электронная аппаратура способна с высоты в несколько сотен метров "разглядеть" отдельных людей на земле и передать картинку на монитор оператора.

DRPA также работает над созданием беспилотного вертолета. Главный масштабный проект по созданию подобной машины - Unmanned Combat Armed Rotorcraft (UCAR) в настоящее время законсервирован. В рамках этой программы свои концепции разработали ведущие американские авиаконструкторские компании, включая Lockheed Martin и Northrop Grumman. Однако проектно-конструкторские работы в этой области продолжают продолжаются в других компаниях. В рамках программы робокоптера Vigilante недавно были произведены испытательные пуски ракет. Еще одним проектом беспилотного вертолета является новая разработка корпорации Boeing, которая не стала создавать новый аппарат "с нуля", а занялась переделкой существующего вертолета AH-6J Little Bird в беспилотный вариант. Другой аналогичный проект по переделке пилотируемой машины в робокоптер - UH-1 "Huey" близок к стадии испытательных ракетных стрельб. Как ожидается, он будет вооружен управляемыми ракетами, такими как Advanced Precision Kill Weapon System (APKWS).

Впрочем, несмотря на обилие программ по созданию оружия будущего, Пентагон не забывает и о настоящем. Справедливо рассудив, что пока конструкторы будут создавать новые машины, кому-то надо будет проводить боевые операции, военные чиновники приняли решение в пять раз увеличить флот проверенных "Предаторов", которые выпускает компания General Atomics Aeronautical Systems. На эти цели командование ВВС собирается потратить 5,7 миллиарда долларов, закупив 144 новых беспилотных летательных аппарата. Они составят 12 эскадрилий, по 12 единиц в каждой. В настоящее время на вооружении американских военно-воздушных сил находятся три эскадрильи Predator.

Стоимость каждого БПЛА составляет 4,5 миллиона долларов. Кроме самолетов, в рамках программы будет закуплена еще и необходимая инфраструктура - наземные комплексы управления, спутниковые системы и прочие дорогостоящие аппараты, без которой БПЛА не может успешно воевать в воздухе. Обычно ВВС закупает комплекс из четырех машин, к которым прилагается блок управления. Стоимость этого "пакета" составляет 40 миллионов долларов, однако она может быть больше, в зависимости от оборудования, которое установлено на этих аппаратах.

Кроме летательных аппаратов, в США существуют проекты наземных и морских систем, которые смогут обходиться без экипажей. Все они находятся в различных стадиях разработки. Некоторые образцы уже проходят испытания. Конструкторы этих систем также столкнулись с множеством трудностей, которые тормозят развитие военной "роботехники". Главная из них - неспособность компьютера оперативно принимать адекватные решения для возникающих на поле боя проблем. Человеческий мозг продолжает оставаться главным оружием в современной войне. Впрочем, развитие научно-технического прогресса идет такими темпами, что предсказывать будущее очень сложно. Учитывая то, что министерства обороны во всех странах являются главными потребителями высоких технологий, утверждать, что главными действующими лицами в будущих войнах будут люди, довольно сложно.

Павел Аксенов

Другие материалы