Новости партнеров

И снится нам не рокот

Через три года российская космонавтика приобретет новую "стартовую площадку"

11 апреля, за день до празднования 43-го Дня космонавтики, руководство Роскосмоса подписало договор с Европейским космическим агентством, касающийся запусков российских ракет с территории Французской Гвианы. Ракеты-носители "Союз-2" будут с 2008 года выводить на орбиту принадлежащий ESA полезный груз, а отечественная космическая отрасль станет на 120 миллионов долларов богаче.

Гвианский космодром "Куру" - уже пятый "пункт отправления" для российских кораблей. Он был построен в 1968 году - после того, как годом ранее французские власти решили закрыть расположенный в Алжире полигон Хаммагир, где начиналась национальная космическая программа. Место для нового космодрома выбирали в течение двух лет из 14 возможных - и остановились на одном из четырех заморских департаментов Франции, расположенном на северо-восточном побережье Южной Америки, в нескольких градусах дуги от экватора.

Последнее обстоятельство является существенным преимуществом при запуске космических аппаратов. Чем меньше широта, на которой происходит старт, тем больше вклад вращения Земли в начальную скорость корабля. Благодаря этому грузоподъемность ракет-носителей заметно возрастает.

Столь удачно выбранный космодром приобрел статус международного еще до создания Европейского космического агентства, и даже до окончания строительства - в 1965 году. Две стартовые установки с самого начала предназначались для французских ракет Diamant и "всеевропейских" Europa. Запуски и тех, и других к 1975 году были прекращены.

Новое поколение ракет-носителей Ariane использовало инфраструктуру, разработанную для Europa, но должно было оказаться (и оказалось) надежнее и эффективнее предшественников: на счету Europa-1 было четыре неудачных старта, Europa-2 - один, а проект Europa-3 был заморожен на начальных стадиях разработки. Запуски возобновились в 1979 году, и с тех пор Ariane - основное (и единственное) собственное "транспортное средство" ESA.

Следует отметить, что ни один из полетов европейских космических кораблей не был пилотируемым. Первый (если не считать, конечно, советских граждан) европеец - Зигмунд Ян из ГДР - отправился в космос на борту корабля "Союз" в 1978 году. Последующие космонавты ESA также входили в состав экипажей принадлежащих России или США кораблей.

Перемена мест

Увы! он счастия не ищет
И не от счастия бежит.

Проект, предполагающий отправку в космос не людей, но грузов российскими ракетами-носителями, обсуждался в течение последних семи лет. Недавняя авария шаттла Columbia, из-за которой перспективы запуска американских кораблей стали неопределенными, ускорила, возможно, подписание договора с Россией.

Сотрудничество могло сложиться иначе: в мае прошлого года Анатолий Перминов, глава Роскосмоса, заявил, что возможно даже объединение двух космических ведомств - европейского и российского. Споры о статусе, который при этом приобретет новый участник ESA, отложили слияние на неизвестный срок.

Преимущества "экваториального" пуска - весомая причина, чтобы отказаться от российских стартовых площадок, использовавшихся до сих пор. Как утверждают эксперты, при "переезде" с "Байконура" на "Куру" грузоподъемность "Союзов" увеличится с 1,5 до 4 тонн, благодаря чему каждый запуск позволит сэкономить 60 миллионов долларов. Однако, как показывает опыт, освоение новых космодромов оказывалось почти всегда болезненным для советской космонавтики.

"Капустин Яр"

Полигон, который можно считать первым в истории СССР космодромом, был создан с единственной целью - воспроизвести по вывезенным из Германии чертежам и привести в действие "Фау-2". Ее конструктор Вернер фон Браун после войны оказался в Америке - вместе с несколькими учениками и самими ракетами. Испытания в Нью-Мексико заставляли торопиться, поэтому количество сооружений, возведенных возле села Капустин Яр в Астраханской области, свели к минимуму: бараки, бункер, пусковая установка. В 1947 году первая баллистическая ракета, собранная в СССР, достигла высоты в 86 километров, а затем разрушилась в плотных слоях атмосферы.

"Байконур"

Место в 350 километрах от казахского поселка Бойконыр было выбрано в феврале 1955 года: вблизи располагались сразу две транспортных магистрали - железная дорога и река Сыр-Дарья, а предполагаемые траектории ракет проходили над безлюдными районами. Кроме того, здесь эффект от вращения Земли хотя и был слабее, чем на экваторе, но все-таки заметно помогал ракете преодолеть силу притяжения. В июне за местностью закрепили название 5-го Научно-исследовательского испытательного полигона. В декабре строительством нового военного объекта уже занимались примерно 2 тысячи человек.

15 мая 1957 года произошел первый запуск: межконтинентальная баллистическая ракета Р-7, сконструированная под руководством Королева, пролетела 400 километров и взорвалась. Р-7 предназначалась для доставки водородной бомбы, разработанной пятью годами ранее, и поспешность, с которой проводились строительство и испытания, была связана скорее с ядерным, чем с космическим соревнованием сверхдержав.

Повторные испытания - в августе - прошли успешно, и уже 4 октября такая же ракета вывела на орбиту первый искусственный спутник, а 3 ноября стало днем, когда в космос отправили живое существо - собаку Лайку.

Почти каждый результат требовал двух или более попыток. Самая серьезная катастрофа случилась в 1960 году, когда при испытании альтернативы моделям Королева - новой ракеты Р-16 - погибли, по официальным данным, 92 человека, в том числе и маршал Неделин. Аварии продолжались и после триумфального выхода Гагарина в космос.

После распада СССР "Байконур" стал собственностью республики Казахстан. Межправительственный договор, подписанный в 1994 году, зафиксировал парадоксальную ситуацию: главный российский космодром, откуда осуществляются все пилотируемые полеты, был арендован Россией на 20 лет с возможностью продления. Срок окончания аренды перенесли недавно на 2050 год, и теперь ее стоимость составит 5,3 миллиарда долларов.

"Плесецк"

1-й государственный испытательный космодром "Плесецк", построенный в 1960 году в тайге около Архангельска, стал вторым на территории России. Не слишком удобный с точки зрения климата и малости "вращательной добавки" к скорости, он находился намного ближе Байконура к американской территории, и вначале служил местом базирования межконтинентальных ракет. В 1963 году стало очевидно, что "Байконур" перегружен "рутинными" задачами, и северный полигон решили "переквалифицировать" в космодром. Через три года с "Плесецка" стартовала первая космическая ракета - "Восход-2" с искусственным спутником "Космос-112".

В 1980 году на стартовой площадке "Плесецка" во время заправки взорвался корабль "Восток-2M". 48 человек погибли вместе с космическим аппаратом, а год спустя повторения аварии удалось избежать только благодаря случайности.

В настоящее время с "Плесецка" продолжают запускать спутники легкого и среднего класса.

"Свободный"

После выхода "Байконура" из-под российской юрисдикции обнаружили, что эффективной замены казахскому космодрому среди существующих нет. Географические препятствия - удаленность от экватора и населенные пункты вблизи - делали нецелесообразной "перелицовку" Плесецка и Капустина Яра для решения несвойственных им задач. Эти соображения и побудили в 1996 году построить в Амурской области четвертый космодром, который расположен примерно в тех же широтах, что и "Байконур".

Со "Свободного" произвели пока всего несколько запусков, среди которых преобладают коммерческие.

"Куру" - и все-все-все

Новая миссия "Союзов" едва ли оправдает общественные ожидания. Задачи, поставленные перед российской стороной, частично связаны с "громкими" проектами ESA - отправкой корабля на Марс и запуском новых космических телескопов. Но, как сообщает французский телеканал TF-1, примерно в 60 процентах случаев "Союзы" будут выводить на орбиту телекоммуникационные спутники.

Скромная роль, которая отводится российской космонавтике в подобных проектах, плохо увязывается с той державнической риторикой, которой - вне зависимости от его успехов - окружена деятельность космического ведомства.

По данным ВЦИОМ, две трети опрошенных накануне Дня космонавтики согласны с утверждением: "Россия должна делать все возможное, чтобы оставаться великой космической державой".
Вполне может быть, что именно к этому когда-нибудь приведет "курс на выживание", избранный "Роскосмосом" сейчас.

Борислав Козловский

Другие материалы