Новости партнеров

Судебный тупик

Оглашение приговора по делу Ходорковского и Лебедева отложено на три недели

Чудны дела твои, Господи. Суд над Михаилом Ходорковским, Платоном Лебедевым и Андреем Крайновым, длившийся с июня 2004 года и привлекший к себе внимание всех, кто хоть как-то интересуется положением дел в России, не смог завершиться приговором в назначенный срок. С утра 27 апреля под стенами московского Мещанского суда собралась целая демонстрация в поддержку бывшего главы НК "ЮКОС" и председателя совета директоров МФО "МЕНАТЕП". Прибыли и адвокаты подсудимых. Всех их встретил листок бумаги, прикрепленный к ограде здания: "Оглашение приговора по уголовному делу Ходорковского, Лебедева, Крайнова переносится на 16 мая 2005 года".

Неожиданность подобного поворота событий заключается в том, что все были уверены: приговор подсудимым давно вынесен, а сам суд - не более чем пустая формальность, призванная продемонстрировать иностранным инвесторам и правозащитникам, что современная Россия пока еще живет по демократическим нормам. Злые языки утверждали даже, что приговор был вынесен задолго до того, как "дело Ходорковского" вообще попало на стол к судьям, и родился он не в сознании независимого судьи, а в головах высокопоставленных чиновников из администрации президента. Кстати, сам главный подсудимый именно так и описал логику и хронологию своего дела в своем последнем слове, произнесенном 11 апреля.

Говорить так Ходорковскому позволял откровенно надуманный, с его точки зрения, характер обвинений, предъявленных всем трем подсудимым, а также набор беззастенчиво сфальсифицированных доказательств якобы криминальной деятельности акционеров НК "ЮКОС". Кстати, сам ход судебной процедуры, неоднократно описанный в самых различных российских и зарубежных СМИ, не оставлял сомнений в том, что Мещанский суд "играет в одни ворота": за год судебных разбирательств практически все ходатайства и замечания по процедуре и существу дела, поданные судьям со стороны обвинения, были удовлетворены, а со стороны защиты, соответственно, - отклонены.

Особый и вполне предсказуемый характер протеканию судебного разбирательства по данному уголовному делу придавала и драматичная судьба некогда главного нефтедобывающего актива "ЮКОСа" - компании "Юганскнефтегаз". Хотя Михаил Ходорковский сложил с себя полномочия главы "ЮКОСа" вскоре после своего ареста в конце октября 2003 года и формально перестал ассоциироваться с опальной нефтяной компанией, всем было ясно, что ЮНГ никогда не был бы продан за бесценок никому не известной компании "Байкалфинансгруп", созданной всего за несколько дней до аукциона, если бы не уголовное преследование олигарха. Никто не сомневался в том, кто стоял за новоиспеченным хозяином ЮНГ, и никто не удивился, когда выяснилось, что 60 процентов былых нефтяных запасов "ЮКОСа" отошли компании "Роснефть", принадлежащей российскому государству.

Наконец, в исходе судебного решения не оставляла никакого сомнения и позиция президента РФ Владимира Путина. Долгое время глава России старательно делал вид, что никакого "дела "ЮКОСа" на свете не существует и уж, во всяком случае, его лично и вообще высшего эшелона российской власти оно не касается. Лишь после начала суда, спустя год после ареста Платона Лебедева и более полугода - Михаила Ходорковского, Владимир Путин обронил вскользь, что "официальная власть России, правительство Российской федерации не заинтересованы в банкротстве такой компании, как "ЮКОС". Поначалу все приняли слова президента за некие гарантии безопасности, неожиданно выданные опальной НК, но позже оказалось, что Путина просто не поняли. По мере того, как разбирательство в Мещанском суде двигалось к своему финалу, позиция президента становилась все более и более отчетливой. Уже начиная с последней "большой пресс-конференции" Владимира Путина в Кремле стало ясно: судьба Ходорковского и компании предрешена.

Тем более что, согласно одной из версий, такой немилости в глазах власть предержащих Ходорковский удостоился за свои якобы непомерные политические амбиции. Он, дескать, летом в год своего ареста поддерживал оппозиционные Кремлю партии как левой, так и правой ориентации, и за это его посадили. Подобные умозаключения представляются чрезвычайно упрощенными, но нельзя отрицать одно важное обстоятельство. За месяцы, проведенные в СИЗО №4 на территории московской тюрьмы "Матросская Тишина", Ходорковский, вне зависимости от своих изначальных намерений, приобрел значительный политический капитал, и выпустить его из тюрьмы сейчас значит собрать вокруг бывшего главы "ЮКОСа" значительные политические силы, оппозиционные нынешней политике Кремля.

Итак, в том, что приговор по делу Ходорковского-Лебедева-Крайнова будет обвинительным, до самого недавного времени не сомневался никто. Российская власть в лице администрации президента, налоговых органов, различных министерств и даже органов правосудия почти два года последовательно громила "ЮКОС" и преследовала Михаила Ходорковского с Платоном Лебедевым не для того, чтобы в конце концов их оправдать (Крайнов в эту компанию попал по сути случайно - не повезло человеку в своей предыдущей коммерческой практике пересечься с людьми, на которых впоследствии должна была обрушиться такая гроза). К тому же фигурант другого, также связанного с "ЮКОСом", уголовного дела - Алексей Пичугин - уже получил весьма суровый приговор. 24 марта 2005 года суд приговорил Пичугина к 20 годам лишения свободы по обвинению в совершении двойного убийства и покушении на еще одно убийство. И судей не смутило, что Пичугин был признан виновным в убийстве людей, тела которых до сих пор не найдены, - тем самым было наглядно продемонстрировано, что шутить с "юкосовцами" никто не намерен.

Поэтому споры по поводу приговора, который должна была огласить председательствующая на суде Ирина Колесникова, если и велись, то исключительно в связи с длиной предполагаемого срока тюремного заключения, "маячившего" подсудимым. Как известно, государственный обвинитель, сотрудник Генпрокуратуры РФ (еще одного очень активного игрока в этом деле) Дмитрий Шохин попросил суд приговорить Крайнова, как частично раскаявшегося и согласившегося сотрудничать со следствием, к условному заключению сроком на пять с половиной лет, а вот Ходорковского и Лебедева, как злостных нарушителей семи статей уголовного кодекса РФ и вообще лиц подозрительных, не желающих признавать свою якобы безукоризненно доказанную вину, посадить на десять лет каждого.

Но "дело "ЮКОСа" к весне этого года приобрело такой общественный и международный резонанс, что, несмотря на всю предвзятость "басманного правосудия", у наблюдателей появились веские причины сомневаться в том, что суд удовлетворит требования прокурора в полной мере. Наиболее вероятным представлялось компромиссное решение: Ирина Колесникова назначит Ходорковскому и Лебедеву наказание в виде лишения свободы с таким расчетом, чтобы осужденные, прежде всего первый из них, смогли выйти из мест лишения свободы не раньше второй половины 2008 года, когда в России уже состоятся следующие президентские выборы. С учетом срока, уже проведенного подсудимыми под стражей, речь, видимо, могла идти примерно о пяти годах лишения свободы.

И вдруг, вопреки всем этим убедительным доводам и причинам - бумажка на ограде здания суда и еще три недели ожидания. Естественно, все принялись гадать, что за этим стоит.

Один из адвокатов Михаила Ходорковского Генрих Падва сразу заявил, что подобный оборот событий - самое обычное дело в его практике. "Судьи просто не успели написать приговор", - говорил Падва журналистам, окружившим его возле здания Мещанского суда, и пояснял, дело, мол, большое, заключение по нему должно быть объемным, вот Ирина Колесникова с помощниками и не справились.

Другой адвокат подсудимого, Юрий Шмидт, усмотрел в происходящем очередные происки власти. Не может быть, утверждал он, чтобы судьи не знали о том, что приговор не будет готов к сроку. Скорее всего, решение о переносе оглашения приговора на 16 мая ответственные лица приняли еще до того, как 11 апреля суд удалился на совещание, пообещав решить судьбу подсудимых 27 апреля. Правда, с какой целью надо было поступать именно так, Юрий Шмидт объяснить затруднился.

Сделать это за него попытались журналисты, предположившие, что обвинительный приговор по "делу "ЮКОСа" смажет торжественный характер празднования 60-летия Победы СССР над гитлеровской Германией. Специально на это юбилейное мероприятие в Москву собираются приехать высокопоставленные гости, и негоже, дескать, давать им повод для совсем не праздничных заявлений.

Но подобное объяснение представляется не слишком убедительным. Главным образом потому, что если бы кто-то действительно синхронизировал торжественные мероприятия в Москве с ходом судебного процесса над Ходорковским, то о том, чтобы юбилей Победы не совпал с приговором, можно было позаботиться гораздо раньше и не оставлять толпу мучающихся от любопытства журналистов лицом к лицу с непонятным листком бумаги на ограде. Да и раньше российская власть, в лице, например, того же Владимира Путина, не стеснялась высказывать иностранцам свою точку зрения на то, почему Ходорковский непременно должен сидеть в тюрьме.

Куда более вероятной кажется другая версия, озвученная в среду некоторыми наблюдателями и политиками, в частности - депутатом Государственной Думы Владимиром Рыжковым. Эти люди сопоставили неожиданное объявление на воротах Мещанского суда с недавним посланием президента Федеральному собранию РФ, которое многие уже расценили как "амнистию капиталов" и отход от методов, погубивших "ЮКОС", в отношениях власти с бизнесом. Выступая перед членами верхней и нижней палат российского парламента, Владимир Путин, в частности, призвал обуздать бюрократию и не позволять налоговикам терроризировать бизнес, возвращаясь к "одним и тем же проблемам" - а ведь, как все помнят, именно этот принцип МНС (впоследствие ФСНС) и Генпрокуратура положили в основу обвинений и против "ЮКОСа", и против Михаила Ходорковского.

А значит, своим посланием Путин сделал серьезное предупреждение тем, кто уже вписал имена Ходорковского и Лебедева в текст обвинительного приговора. Если это действительно так, то, как отметил Владимир Рыжков, власть нашла в себе силы проявить гуманизм, и послание президента обществу - "не пустые слова". О необычном характере шестого по счету послания президента днем раньше высказался и известный политолог, президент Института национальной стратегии Станислав Белковский, также заметивший, что оно свидетельствует о готовности Владимира Путина едва ли не на сто восемьдесят градусов повернуть вектор исторического развития России. Все то, что признавалось легитимным и необходимым России вчера, уже не будет таковым завтра: вместо разгрома заговора олигархов - робкая попытка предложить им неустойчивое перемирие.

О подобных тенденциях, намечающихся в российских властных структурах, за неделю до ожидавшегося приговора по делу Ходорковского-Лебедева-Крайнова заявил и глава РАО "ЕЭС" Анатолий Чубайс в интервью газете "Известия". Отметив тот несомненный вред, который "дело "ЮКОСа" причинило инвестиционному климату в России, известный демократ и опытный политик отметил, что в настоящее время наблюдается обратная тенденция - власть подает бизнесу сигналы, свидетельствующие о ее, власти, намерении вернуться к "доюкосовскому" уровню доверительности в отношениях с коммерсантами.

Сегодня еще никто не знает, какой приговор Ходорковскому, Лебедеву и Крайнову огласит Ирина Колесникова 16 мая (или через один-два дня - предполагается, что чтение приговора по столь объемному делу займет значительное время). Но если перенос сегодняшнего заседания действительно был прямо или косвенно связан с теми словами, которые Путин произнес в понедельник с трибуны Федерального собрания, то работников Мещанского суда остается только от всей души пожалеть. Оправдательный приговор Ходорковскому будет выглядеть не пощечиной - настоящим пинком под зад всей Генпрокуратуре во главе с Владимиром Устиновым. Кроме того, оправдательный приговор вызовет чересчур серьезные последствия в российской политической жизни и бизнес-сообществе. Ведь оставшиеся на свободе акционеры "ЮКОСа" не отказались от своих планов взыскать с организаторов продажи "Юганскнефтегаза" и его нынешних владельцев многомиллиардные компенсации. Триумфальный выход Ходорковского и Лебедева из СИЗО станет мощным аргументом в этом споре.

Поэтому представить себе такое развитие событий трудно. Приговор Ходорковскому, Лебедеву и Крайнову, по логике вещей, должен быть обвинительным хотя бы настолько, чтобы все представители власти, за последние два года имевшие отношение к "делу "ЮКОСа", смогли сохранить лицо. Как этого добиться в новых, изменившихся условиях?

Видимо, над этим судьи и будут ломать головы до своего следующего заседания.

Дмитрий Иванов

Другие материалы
Экономика00:01Сегодня
Анатолий Чубайс

Нанотолий

Чубайс хотел создать российский Apple, но что-то пошло не так