Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Последние дни ДНЯО

США лучше всех знают, как обезопасить мир от ядерной угрозы

В понедельник, 2 мая, в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке собрались делегации из 188 стран мира, чтобы в очередной раз обсудить вопросы ядерной безопасности на планете. Предполагается, что международная конференция, посвященная выполнению Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), будет работать до 27 мая под председательством бразильского дипломата Сержиу де Кейрош Дуарте. Эта седьмая по счету встреча носит дежурный характер, однако назвать ее ничего не значащим рядовым событием трудно. По сути речь идет о том, удастся ли сохранить ДНЯО в его прежнем виде - ведь один из самых главных и строго соблюдаемых договоров в мире, насчитывающий наибольшее число участников, сегодня выступает не столько гарантией коллективной безопасности, сколько иллюстрацией того, насколько резко поляризовались силы на современной международной арене.

ДНЯО был принят 12 июня 1968 года и вступил в силу 5 марта 1970 года, его участниками стали почти 190 стран. Пять из них - США, Россия, Великобритания, Франция и Китай - на ту пору были официальными обладателями ядерного оружия, и от них договор требовал сокращения смертоносных арсеналов. Остальные 184 страны ядерным оружием не обладали и, по условиям ДНЯО, обязывались никогда к подобной цели не стремиться. Поскольку ДНЯО был принят под эгидой ООН, ответственным за его исполнение стала одна из дочерних структур Организации Объединенных наций - Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), а раз в пять лет страны-участницы договорились встречаться все вместе для обмена мнениями о ходе ядерного разоружения.

Однако сегодня, тридцать пять лет спустя, можно констатировать: ДНЯО если и выполнил роль сдерживающего фактора в деле распространения ядерного оружия на планете, то все же явно недостаточную для того, чтобы считать его по-настоящему эффективным механизмом коллективной безопасности. Он не сумел удержать такие страны, как Северная Корея, Израиль, Иран, ЮАР, Ирак, Пакистан, Индия, Тайвань и Ливия, от попыток овладеть собственным ядерным оружием, причем как минимум трем из них - Индии, Пакистану и Израилю (странам, не подписавшим условия ДНЯО) - это удалось. Тем более договор о нераспространении не привел к сколько-нибудь значительному разоружению пяти ядерных держав, в первую очередь - самих США. И, наконец, в самом договоре обнаружились статьи, позволяющие неядерным странам - членам ДНЯО на вполне легальных основаниях существенно продвинуться на пути к овладению секретом изготовления атомной бомбы, а потом отказаться от своего участия в этом международном соглашении. Именно так поступила Северная Корея, объявившая в 2003 году о своем выходе из
числа стран - участниц ДНЯО.

С другой стороны, несмотря на все несовершенство ДНЯО, другого подобного механизма по урегулированию важнейших вопросов коллективной безопасности в мире не существует. И поэтому седьмая международная конференция, посвященная выполнению Договора о нераспространении ядерного оружия, пройдет своим чередом, а за ней, возможно, в 2010 году соберется и восьмая. Вот только среди участников этих встреч в Нью-Йорке давно уже нет единства не только по конкретным вопросам, но и по самим основополагающим принципам ядерного сдерживания в целом. Недаром генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, открывая в понедельник первое заседание конференции, прямо заявил о "кризисе доверия", охватившем участников ДНЯО. О кризисе свидетельствует и тот факт, что до начала своей седьмой встречи странам - членам ДНЯО не удалось даже договориться о повестке дня конференции, так что теперь на это придется потратить несколько первых дней ее работы.

О том, насколько трудно придется участникам нынешних заседаний в Нью-Йорке, свидетельствует судьба итогового документа прошлой, шестой конференции. Будучи принят в 2000 году, он обязывал пять ядерных держав предпринять 13 "практических шагов" в сторону разоружения. Представители администрации Билла Клинтона поставили под ним свои подписи, но за прошедшие пять лет США не только не выполнили указанные в этом документе шаги, но и предприняли меры к наращиванию своего ядерного потенциала. Так, Джордж Буш, сменивший Клинтона в Белом доме, за отчетный период успел отказаться от моратория на дальнейшее проведение ядерных испытаний, в одностороннем порядке выйти из договора по ПРО, а также внести в Конгресс предложения по модификации уже имеющихся ядерных боезарядов и разработке новых, в частности, малой мощности.

Собственно, представители большинства неядерных государств, собравшихся в понедельник для участия в работе конференции, хотят прежде всего поставить на место Соединенные Штаты, слишком уж явно пренебрегающие своими обязательствами перед международными партнерами по вопросам ядерного сдерживания. Примечательно, что как раз накануне начала заседаний в Нью-Йорке делегации 89 неядерных стран провели собственную встречу в столице Мексики, где приняли специальную декларацию, подчеркнувшую их обеспокоенность чересчур вольными действиями американцев. "Неядерный" демарш в Мехико стал еще одним доказательством того, что у международного сообщества больше нет единого мнения по вопросам коллективной безопасности.

Впрочем, Джордж Буш давно уже не скрывает своего отрицательного отношения к существующим под эгидой ООН международным механизмам урегулирования спорных вопросов. Его логика проста: эти механизмы слишком неэффективны в эпоху глобальной войны, которую цивилизованный мир ведет против международного терроризма. Любым критикам своих действий президент США готов противопоставить главный американский довод последнего пятилетия: международные соглашения, комиссии и конференции, служившие делу поддержания мира и порядка на протяжении второй половины XX века, не уберегли Америку от ужаса 11 сентября 2001 года, а значит, США имеют полное право самостоятельно позаботиться о собственной безопасности невзирая ни на какие моральные издержки.

Поэтому и вопросы ядерного сдерживания вашингтонская администрация предпочитает решать не на международных форумах, подобных нынешнему, а в узком кругу наиболее заинтересованных участников. Помимо активной работы в действующей с середины 1970-х годов Группе ядерных поставщиков (куда входит около сорока наиболее технологически развитых государств мира, владеющих ядерными технологиями) Дждордж Буш в 2003 году выдвинул "Инициативу безопасности в области нераспространения", охватывающую еще более ограниченное число стран.

О том, насколько низко в Вашингтоне ставят нынешнюю, седьмую конференцию по ДНЯО, свидетельствует тот факт, что американскую делегацию на ней возглавляет мало кому известный Стивен Рейдмейкер, средней руки чиновник Госдепартамента США. Собственно, Белый дом ждет от заседаний в Нью-Йорке только одного исхода: международное сообщество должно поддержать США в их политике давления на так называемые страны-изгои - Иран и Северную Корею. В частности, Вашингтон хотел бы превратить "плохое поведение" Пхеньяна в главную тему всей конференции (в отличие от неядерных держав - ожидается, что они не примут активного участия в обсуждении этой темы, чтобы не уклоняться от вопроса о ядерных амбициях самих США). Специально с этой целью накануне открытия конференции американская разведка в очередной раз заявила, что, по ее неподтвержденным данным, корейцы вот-вот создадут собственную атомную бомбу.

Одновременно США обвиняют и Тегеран - в том, что иранское оборудование для обогащения урана (с целью получения мирного ядерного топлива) может быть использовано для производства оружейного плутония. Хотя по условиям ДНЯО все страны-участники имеют право на обогащение урана в мирных целях, Вашингтон предпочел бы найти в статьях договора такие пункты, которые позволили бы вообще лишить Иран права разрабатывать собственные ядерные программы. В качестве обоснования подобных требований помощники Буша указывают, что Тегеран в течение 18 предыдущих лет скрывал от мира свою деятельность в этой области. Кстати, американцы не скрывают, что предпочли бы ограничить право на доступ к установкам по обогащению урана (так называемому оборудованию двойного назначения) вообще для всех, кроме самих себя и еще десятка стран, которые давно используют подобные технологии.

Подобные планы администрации Буша хорошо известны остальным участникам конференции и энтузиазма у них не вызывают. Однако очевидно для них и то, как поступит Джордж Буш, если седьмая конференция по ДНЯО обойдет молчанием вопрос о Пхеньяне и Тегеране и вместо этого подвергнет осуждению политику США в области ядерных вооружений. Еще в феврале 2004 года Буш заявлял, что пример Ирана и Северной Кореи (которые, по данным МАГАТЭ, получили доступ к ядерным технологиям нелегально, от "отца" пакистанской бомбы Абдул Кадир-Хана) демонстрирует полную несостоятельность ДНЯО, а значит, целесообразно было бы вовсе от него отказаться.

По этой причине, кстати, США не поддержали высказанные ранее предложения Канады и ряда европейских стран, включая Францию и Германию, которые пытались изменить условия ДНЯО, дающие любому участнику договора право на свободный выход из него - для этого достаточно лишь предупредить остальные страны за три месяца до даты предполагаемого отзыва своего членства. Вместе с пресловутой IV статьей ДНЯО, позволяющей всем участникам обогащать уран до степени, достаточной для использования его в качестве ядерного топлива (но не начинки для атомной бомбы), это положение создает лазейку для незаконного использования вполне легальных процедур. Пользуясь правом на международное сотрудничество, любая неядерная страна может получить доступ к установкам и технологиям по обогащению урана в мирных целях, а потом выйти из ДНЯО и уже самостоятельно продолжать разработку оружейного плутония. Считается, что именно так в 2003 году и поступила Северная Корея.

Для предотвращения подобных случаев в будущем Канада предложила запретить всем участникам ДНЯО выход из договора. Франция и Германия предложили компромиссный вариант: выйти из договора можно, но при этом все ядерные объекты, построенные в данной стране под его патронажем, должны быть демонтированы. Но Вашингтон полагает, что переписывать положения ДНЯО вообще не имеет смысла - правильнее было бы отказаться от этого устаревшего документа в пользу новых, не столь широких, договоренностей между немногими членами "ядерного клуба". В частности, отвечая критикам, упрекающим США за односторонний выход из договора об ограничении систем противоракетной обороны в 2001 году, Белый дом подчеркивает, что вместо этого был заключен так называемый Московский договор 2002 года (договор об ограничении стратегических наступательных вооружений) и мир, следовательно, все равно стал безопаснее.

А вот предложение главы МАГАТЭ Мохаммеда эль-Барадея объявить пятилетний мораторий на обогащение урана во всем мире заставило США солидаризоваться не только с такими развитыми странами, как Япония и Франция, но даже с... Ираном. Заклятые враги дружно выступили против самой идеи подобного моратория, опасаясь, что она похоронит их проекты по использованию мирного атома. В результате предложение эль-Барадея на седьмой конференции по рассмотрению действия ДНЯО обсуждаться не будет, но Вашингтон всячески избегает напоминаний, что у него теперь есть хотя бы одна точка соприкосновения с официальным Тегераном.

Иран по-своему тоже подготовился к началу конференции в Нью-Йорке. В субботу, 30 апреля, Хассан Рохани, глава делегации, ведущей переговоры с европейскими экспертами по атомной энергетике, заявил, что сотрудничество Ирана с инспекторами из ЕС успехов не принесло и поэтому на следующей неделе Тегеран рассмотрит вопрос о возвращении к программе по обогащению урана в мирных целях. Понимая, что это - лишний повод для США обвинить Иран в намерении разработать собственную атомную бомбу, Тегеран готов выдвинуть на конференции особое предложение - объявить весь Ближний Восток зоной, свободной от ядерного оружия. По сути это завуалированное предложение обменять несозданную еще пока иранскую атомную бомбу на ядерный арсенал Израиля, в существовании которого никто уже не сомневается.

Не отстает от Ирана и Северная Корея, которая, со своей стороны, специально к открытию конференции в Нью-Йорке приурочила пуск ракеты малого радиуса действия, улетевшей в сторону Японского моря. Кроме того, Пхеньян в очередной раз обрушился на Джорджа Буша с новой порцией дежурных обвинений и напомнил, что Северная Корея изыщет возможности дать США адекватный ответ, если те не перестанут чересчур беспокоиться по поводу ядерных амбиций "страны чучхе".

Таким образом, можно уверенно прогнозировать, что нынешняя, седьмая по счету, конференция в Нью-Йорке не решит ни одной из накопившихся проблем в области ограничения ядерных вооружений. Антикорейская и антииранская риторика Белого дома встретит холодный прием у других членов ДНЯО, а их намерение осудить США за пренебрежение международными институтами тоже вряд ли выльется в конкретные резолюции, потому что в противном случае Вашингтон окончательно отвернется от участия в договоре. Иран и тем более не участвующая в работе конференции Северная Корея не откажутся от планов по развитию собственной ядерной энергетики, включая, несомненно, проекты "двойного назначения".

А значит, Белому дому придется, как и в случае с Ираком, самостоятельно позаботиться о собственной безопасности, благо возможности для этого у США есть, как уже успела заметить выступившая на второй день работы конференции госсекретарь Соединенных Штатов Кондолизза Райс.

Мир уже хорошо знает, что означают эти слова.

Дмитрий Иванов

Другие материалы