Россия-Грузия, 1:1

Соревнования по переталкиванию военных баз через границу

За последние дни Россия и Грузия провели настоящее спортивное состязание по широко известному в мире виду спорта - переталкиванию военных баз из одной страны в другую. Играли на грузинском поле. Роль спортивного снаряда выполняли две российских военных базы - в Батуми и Ахалкалаки, костяк команд составляли парламенты двух стран с участием представителей МИД и Минобороны. Правила спортивной игры просты - надо сделать так, чтобы эти самые снаряды оказались на поле противника. Изначальная диспозиция, как известно, была такова: обе базы находятся на грузинском поле. Если Грузия избавится от баз до начала 2008 года, то она становится победителем. Если же России удастся удержать своих военных на месте в течение четырех лет, то победа достанется Москве. Согласно правилам, сами базы не могут участвовать в игре, несмотря на то, что они могли бы стать одним из решающих аргументов в споре. Действуют только политики.

В понедельник Грузия объявила о предварительной победе - капитан грузинской сборной спикер парламента Нино Бурджанадзе заявила, что Россия предложила ничью, которую можно считать грузинской победой. Она рассказала, что из Москвы в Тбилиси поступило некое предложение, настолько заманчивое, что скорее всего Тбилиси согласится его принять. Якобы Россия согласилась уступить в главном - вывести базы из Грузии до 2008 года. "Основные разногласия были по поводу окончательного срока вывода баз. Наше требование было - 2008 год. И насколько я понимаю, российская сторона идет на этот срок, что для нас приемлемо", - сказала Бурджанадзе.

Чуть позже в тот же день спикера "поправил" председатель комитета по международным отношениям парламента Грузии Котэ Габашвили, который объяснил, что Москва, говоря о 2008 году, имела в виду год 2009-й. То есть компромисс действительно явился таковым - не четыре года, как хотела Россия, но и не два с половиной, на чем настаивала Грузия.

Впрочем, ни Бурджанадзе, ни Габашвили не смогли раскрыть все детали московского предложения, объяснив лишь, что они достаточно заманчивы и что Грузия будет их обсуждать.

Эти и многие другие аналогичные заявления прозвучали в "день Х" - 16 мая. Как известно, в этот день должно было вступить в силу знаменитое постановление грузинского парламента от 10 марта, фактически объявлявшее блокаду российских баз, если на переговорах о сроках их вывода не будет достигнут прогресс. На тот случай, если российская делегация не проявит уступчивость и не согласится на грузинские условия, парламент в своем мартовском постановлении предложил:

  • Министерству иностранных дел Грузии - приостановить выдачу въездных виз для российских военных
  • Министерству финансов - установить задолженность российских баз и объектов на территории Грузии в отношении госбюджета (эта задолженность впоследствии должна была быть расценена как государственный долг России)
  • Министерствам обороны и внутренних дел - разработать и обеспечить специальный режим передвижения по территории Грузии личного состава российских вооруженных сил, техники, вооружения и принадлежащих им грузов, а также осуществить контроль за ними
  • Министерству охраны окружающей среды и природных ресурсов - подсчитать и оценить экологический ущерб, нанесенный деятельностью российских военных баз, и вписать полученную сумму в госдолг России (всего вместе с задолженностью баз - около миллиарда долларов).

    В постановлении также указывалось, что российские базы с 16 мая будут функционировать в "режиме вывода", который включает в себя как вышеописанный "специальный режим передвижения", так и запрет на проведение учений на территории Грузии.

    Вступить-то это постановление в силу, конечно, должно было, но вот вступило ли? Ведь вообще-то вводить против России подобные санкции совершенно незачем - они и так уже действуют. По крайней мере, отчасти. Председатель комитета по внешним связям парламента Грузии Константин Габашвили объяснил, что российские базы давно функционируют в режиме вывода. Посудите сами: о проблемах с получением виз для российских военнослужащих Москва говорит уже несколько месяцев, так что о полноценной ротации военнослужащих говорить не приходится; учения российский контингент также не проводит - недавно подобные маневры были отменены в Батуми по требованию грузинских властей; Минфин Грузии также достаточно давно ведет подсчет долгов российских военных. Даже штаб Группы российских войск в Закавказье, который расположен в Тбилиси, уже две недели как отключен от воды за неуплату по счетам. Так к чему были все эти угрозы?

    Самое странное, что никто из представителей грузинских властей не смог толком объяснить, действуют ли в отношении российских баз какие-либо официальные санкции. Вместо этого политики в Тбилиси утверждали, что необходимости в них, в сущности, уже и нет, так как Москва и так пошла на попятную на переговорах. Правда, объяснить, как именно Москва стала пятиться, никто также не смог - все ссылались на "предложения России, которые можно обсуждать", но при этом никто толком не мог рассказать, что же именно она предложила. Очень похоже, что грузинская сборная долго не могла определиться, как вести себя в ситуации, когда противник не отступил в испуге перед атакой спортсменов, а принял "встречный бой".

    Дело было так. 12 мая Нино Бурджанадзе провела мощную атаку на российские позиции - объявила о готовности ввести в действие постановление от 10 марта. В тот же день министр финансов Грузии Валерий Чечелашвили поддержал спикера, рассказав, что его ведомство уже готовит счет России (правда, о "стоимости" пребывания российских военных говорилось уже давно и цифра в один миллиард долларов, которая включает в себя претензии Минфина и Министерства охраны окружающей среды, сама по себе новостью не стала).

    Ответный ход предприняло Минобороны РФ. Оно расценило высказывания Бурджанадзе, а также само постановление, как "ультиматум". "Язык ультиматума и шантажа просто неуместен в решении столь сложных и многогранных вопросов", - заявил начальник пресс-службы Минобороны полковник Вячеслав Седов. Это заявление стало как бы разведывательной операцией. За ней последовал мощный контрудар.

    На следующий день после того, как Бурджанадзе напомнила о близости "дня Х", Госдума приняла обращение к президенту и правительству России. Она рекомендовала ввести экономические и политические санкции в отношении Грузии, в частности - ограничить поставки энергоносителей. Расценив "ультиматум" как "угрозу здоровью и имуществу российских военнослужащих, а также членов их семей, а возможно, и их жизни", Госдума предложила президенту и правительству принять экстренные меры "в соответствии с принципами и нормами международного права" по противодействию планам грузинских властей. Приведем перечень ответных мер, за которые ратовала Госдума:

  • Отозвать российского посла из Тбилиси для консультаций
  • Немедленно прекратить выдачу въездных виз гражданам Грузии, направляющимся в Россию, а также ужесточить меры по депортации граждан Грузии, находящихся на территории РФ без виз или с нарушениями правил регистрации
  • Впредь осуществлять поставки энергоносителей и электроэнергии в Грузию по мировым ценам, а также уменьшить объемы этих поставок
  • В случае, если грузинские власти еще больше обострят обстановку вокруг российских баз, осуществить иные, еще более жесткие меры по защите жизни и здоровья российских граждан, обеспечению безопасности российских военных баз, сохранности российской военной техники, боеприпасов, военного имущества, обеспечение стабильности и безопасности в этом регионе.

    Такой вот ответный ход. Собственно, в постановлении грузинского парламента санкций, которые могли бы грозить российским военнослужащим, не было. Грузия лишь пообещала ввести для них "особый режим передвижения". Что это такое, грузины объяснили сразу - российским военным откроют только те дороги, которые ведут в Армению и Россию, выходите на здоровье! Однако Госдума, видимо, чтобы усилить эффект от своего выступления, представила ситуацию так, будто грузинский спецназ уже готовит штурмовые лестницы, чтобы карабкаться на стены российских баз. Встретив такое мощное контрнаступление российской сборной, грузины отступили...

    В течение последующих дней, вплоть до 16 мая, грузинские игроки выступили на этой политическо-спортивной арене с множеством заявлений, продемонстрировав, как уже говорилось выше, царившую в их стане полную неразбериху. В частности, это касалось отношения к постановлению-"ультиматуму". Общая мысль, которую так или иначе выразили все ораторы, сводилась к тому, что "постановление, конечно же, принято, но исполнять его никто не собирается, а даже если и собирается, то российским базам ничто не угрожает, да и Москва все равно предложила нам такое, от чего мы не сможем отказаться, а Госдума напрасно нервничает".

    Игроки обменялись лишь двумя довольно серьезными ударами - грузинский парламент принял на рассмотрение Концепцию национальной безопасности страны, в которой российские базы были поставлены в один ряд с мировым терроризмом, а российский МИД пообещал поставить заслон на пути потока денег, идущих в Грузию от ее диаспоры в России. По данным российских властей, этот поток является довольно весомой статьей грузинского бюджета, и, потеряв его, Грузия начнет испытывать финансовые трудности наравне с энергетическими. Впрочем, эти атаки остались без последствий - никто из оппонентов в майках с официальным номером никак их не прокомментировал.

    Важной тактической победой россиян стало то, что Грузия отказалась от обвинений России в сознательном затягивании переговоров. А ведь именно этот аргумент был главным во время принятия постановления парламента и в других грузинских заявлениях вплоть до 12 мая. Более того, оказывается, переговоры вовсе не забуксовали, а Грузия охотно готова обсуждать предложения России. Кроме того, компромисс, на который пошла Москва, не совсем сбалансирован - 3,5 года все-таки ближе к тем четырем, на которых настаивала Россия, чем к двум с половиной, о которых твердила Грузия. В целом "по очкам" Россия переиграла противника, получив некоторое преимущество.

    Есть и еще одно обстоятельство. По окончании апрельских переговоров между руководителями МИД двух стран, Сергеем Лавровым и Саломе Зурабишвили, когда стороны определили общие принципы будущего (неподписанного 9 мая) соглашения о сроках вывода баз, глава грузинской делегации процитировала французскую поговорку: "Дьявол кроется в деталях".

    Детали соглашения, то есть то, о чем не хотят говорить парламентарии, утверждающие, что Россия пошла на компромисс, могут оказаться совершенно неожиданными. Дипломатический язык сложен и позволяет разместить в договорах и соглашениях массу подводных камней, которые направят общее течение процесса в непредсказуемую сторону. О чем договорятся Грузия и Москва, кто победит в этом состязании, покажет время. В дипломатическом спорте ничья может обернуться и полным поражением одной из сторон. Главное, чтобы в играх политиков спортинвентарь не пострадал...

    Павел Аксенов

  • Наука и техника00:0630 ноября 2017
    Красноармейцы в финском плену. Лагерь в области Париккала

    «Красноармейцы — голодные и нищие колхозники»

    Сталин обрек тысячи солдат на мучительную смерть и подарил Финляндию Гитлеру