Новости партнеров

Альма-матер новейшего российского образования

МГУ по-прежнему остается ведущим российским вузом. Надолго ли?

Летняя кампания по приему абитуриентов в высшие учебные заведения страны еще не закончилась, но в главном вузе России - Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова - вступительные экзамены уже завершены. Официальное зачисление новой партии студентов-первокурсников МГУ произойдет в начале августа, но это уже бюрократические детали, а в целом все абитуриенты результаты свои знают, прием окончен и можно подводить итоги.

Нынешние правила поступления в российские вузы, установленные Министерством образования и науки, позволяют абитуриентам за лето сделать несколько попыток. Для этого, во-первых, был продлен срок подачи документов, который теперь составляет 25 дней (с 20 июня по 15 июля), а во-вторых, многие вузы готовы принимать от абитуриентов не подлинный аттестат о среднем образовании, а заверенную у нотариуса копию. Известно, что в рамках подобной практики иные выпускники участвуют аж в трех экзаменационных "волнах", а приемные комиссии некоторых коммерческих вузов готовы рассматривать результаты абитуриента, полученные им на вступительных экзаменах в другом, государственном вузе, куда он не прошел по конкурсу. Однако все эти ухищрения не для МГУ. Здесь берут только подлинники документов, прием которых заканчивается к 1 июля, и экзамены тут проходят в первую очередь - с 1 по 20 июля.

Одним из важных показателей престижности вуза считается конкурс на его вступительных экзаменах. В МГУ в этом году он составил более пяти человек на место - при плане приема 3670 первокурсников было подано 19700 заявлений от абитуриентов. В число выделенных мест входят как бесплатные (бюджетные), так и платные (коммерческие), поэтому не стоит думать, будто готовность платить деньги решает все и может заменить знания, проверяемые на экзаменах - число коммерческих мест ограничено, а проходной балл на них, как правило, несильно отличается от проходного балла на бюджетные места. Кстати, если еще в прошлом году минимальная стоимость годичного обучения на любом из факультетов МГУ составляла три тысячи долларов США, то в этом она была повышена до 3,9 тысяч.

Но пять человек на место - это усредненный показатель, который в МГУ от факультета к факультету весьма разнится. Например, на открытом два года назад факультете мировой политики он составил 18 человек на место, но и план приема там был невелик - всего 15 бюджетных мест. А среди "традиционных" факультетов рекордсменом в этом году неожиданно оказался экономический, причем его показатель "прыгнул" вверх более чем в полтора раза - если в 2004 году конкурс туда составлял 6,77 человека на место, то в этом он дошел до 11 человек. Но в приемной комиссии МГУ отмечают, что на ряде факультетов конкурс в этом году, напротив, понизился, например, на ВМиК (вычислительная математика и кибернетика) и мехмате, а заметнее всего - на факультете иностранных языков и регионоведения. Если в прошлом году конкурс там доходил до 16 человек на место, то в этом сократился вдвое - до восьми.

О чем, однако, говорит повышение или понижение интереса абитуриентов к тому или иному факультету? Можно ли считать, что преимущественное стремление вчерашних выпускников стать экономистами сигнализирует о нехватке в стране специалистов этого профиля? Как утверждают чиновники из Министерства образования и науки, это отнюдь не так. Напротив, госзаказ на экономистов в этом году был сокращен на 4,4 процента из-за регулярного, из года в год повторяющегося, перепроизводства кадров. А вот госзаказ на специалистов по информационным технологиям и связи, или занятым в промышленности и сфере услуг, напротив, был повышен, что, однако, не сказалось на популярности соответствующих факультетов. Иными словами, выбирая будущую специальность, абитуриенты и их родители ориентируются вовсе не на потребности страны и зачастую даже не на пристрастия самого выпускника (мало кто из старшекласников твердо знает, что он хочет быть, например, юристом, философом или биоинженером). Главную роль играет общее представление о престижности намеченного вуза и о "модности" будущей специальности, а вот соображения о том, что из-за высокой конкуренции в избранной области устроиться на работу по специальности после окончания вуза будет трудно, в расчет принимаются редко.

Действительно, МГУ не зря называют ведущим вузом страны. Причем это оценочное суждение в июне текущего года получило воплощение в цифрах рейтинга, который составило новое агентство "РейтОР" (рейтинг образовательных ресурсов). Оно примечательно тем, что судит о вузах не по традиционным показателям, таким как число преподавателей с научными степенями, оснащенность библиотек, количество квадратных метров аудитории на одного учащегося и так далее, а по иным, более показательным критериям. В расчет берутся средний уровень заработной платы выпускников, оценки преподавательского сообщества страны, оценки работодателей и целый ряд других, столь же жизненных показателей. Так вот, по оценкам "РейтОРа", которыми остались довольны как чиновники Министерства образования и науки, так и сами работники вузов, МГУ занял первое место, хотя, например, и отстал от соперников по такому важному показателю, как уровень средней заработной платы выпускников. Пятерка лидеров этого рейтинга в 2005 году выглядит так:

Вузы Рейтинг по уровню средней заработной платы выпускников Рейтинг предпочтения выпускников Рейтинг государственной удовлетворенности Рейтинг по оценкам работников вузов Рейтинг работодателей Рейтинг представителей общественных организаций и СМИ Рейтинг "РейтОР"
МГУ им. М.В.Ломоносова 9 1 1 2 1 1 1
МГТУ им. Н.Э.Баумана 5 2 2 3 2 2 2
Российская экономическая академия им. Г.В.Плеханова 4 3 8 1 3 3 3
Финансовая академия при правительстве РФ 2 5 12 4 4 4 4
МГИМО (университет) 1 4 19 7 5 5 5

Несомненно, МГУ имени Ломоносова есть чем гордиться. Один из старейших университетов России, основанный 250 лет назад, воспитавший и принявший в своих стенах сотни выдающихся ученых, в том числе с мировым именем, и сегодня остается лидером российского образования. Однако нешуточная борьба за первенство, развернувшаяся в образовательном сообществе страны в последние годы, равно как и само появление вышеупомянутого рейтинга, созданного по заказу Минобрнауки, примечательны - эти факты свидетельствуют о важных тенденциях в развитии нынешнего российского общества.

Согласно опросу, который в мае текущего года провел Фонд "Общественное мнение", число россиян, полагающих, что специалистов с высшим образованием в стране сегодня больше, чем нужно, по сравнению с 2001 годом выросло на 11 процентов и достигло 38 процентов от общего числа респондентов. Соответственно, на 15 процентов сократилось количество тех, кто говорил о недостатке в России дипломированных специалистов, - с 36 до 21 процента. При этом многие недовольны состоянием высшего образования в стране: 79 процентов опрошенных заявили, что сегодня нельзя поступить в вуз "без значительных денежных затрат", 50 процентов поставили качество советского высшего образования выше качества соответствующего образования в современной России, причем последнее, по мнению 37 процентов опрошенных, существенно ниже мирового уровня.

Но 78 процентов тех же самых россиян, отвечавших на вопросы ФОМа, заявили, что вузовский диплом по-прежнему необходим для успеха в жизни. Это противоречие: с одной стороны, вузов слишком много и учат они плохо, но, с другой стороны, диплом все равно нужен, - говорит само за себя. Низкое качество образования и невостребованность выпускников оцениваются жителями нашей страны с точки зрения неких абстрактных идеальных критериев; необходимость свидетельства о высшем образовании - с точки зрения субъективной выгоды.

Министерство образования и науки, которым с февраля прошлого года управляет Андрей Фурсенко, давно осознало суть этого противоречия и активно превращает систему высшего образования России в нечто вроде средства социализации граждан. Отсюда стремление приблизить образование "к жизни", а заодно - оценивать качество работы вузов в суммах, которыми работодатели готовы ежемесячно вознаграждать их выпускников. Сами по себе качество образования, фундаментальная академическая подготовка, теоретическая наука отходят при этом на задний план. Главным "заказчиком" будущих специалистов становится работодатель, главным критерием уровня их образованности - способность зарабатывать деньги, главной целью учебы - умение устроиться в жизни. В такой ситуации диплом Московского университета сам по себе, вне зависимости от факультета и полученных за годы учебы знаний, считается хорошей путевкой в жизнь. Пусть в стране перепроизводство экономистов - выпускники МГУ все равно будут востребованы. "Марка" вуза оказывается важнее профессии.

Не секрет, что разрыв между современными российскими вузами и послевузовской трудовой деятельностью, и в советское время (с его политикой госзаказа и обязательного распределения молодых специалистов) весьма широкий, за последние пятнадцать лет увеличился еще больше. Далеко не все выпускники институтов и университетов, в том числе и МГУ, сегодня идут работать по специальности. С одной стороны, ничего страшного в этом нет - базовая подготовка, полученная в Московском университете, позволяет обладателю его диплома с высокой долей вероятности найти себя во многих сферах деятельности. Но с другой, университет, ориентированный на заработную плату выпускников, теряет свое главное свойство, отличающее его от прочих вузов и обеспечивающий (пока обеспечивающий) его лидерство - не просто передавать знания, но и заниматься их приращением, "двигать науку".

Стремление чиновников из Министерства образования и науки перестроить систему российских вузов под условия Болонской конвенции (введение бакалавриата и магистратуры и другие новшества), сделать ее необременительной для бюджета и приспособить к материальным запросам сегодняшнего дня, вполне понятно. Но как в такой ситуации должны вести себя сами вузы, тот же МГУ?

Виктор Антонович Садовничий, давший в начале лета онлайн-интервью посетителям интернет-сайта РИА "Новости", так ответил на вопрос о своих достижениях на посту ректора лучшего вуза страны: "За последнее время МГУ открыл 13 новых факультетов. Полностью переоснастил приборный парк, построил несколько корпусов. Количество обучающихся выросло в 2 раза и достигает сейчас 40 тысяч. Сохранены и развиваются все научные школы. Университет строит медицинский центр, 4 новых учебных корпуса. И такого развития, какое происходит сейчас в университете, в его истории еще не было".

Новой здание Фундаментальной библиотеки МГУ на Воробьевых горах, фото Юлии Вишневецкой, Лента.Ру
Новой здание Фундаментальной библиотеки МГУ на Воробьевых горах, фото Юлии Вишневецкой, Лента.Ру

Трудно спорить с тем, что бурное строительство, развернутое на обширных территориях университета, разбросанных по всей Москвы, пойдет ему на пользу. Но вот эти 13 новых факультетов по маловразумительным направлениям вроде мировой политики - в последнее время даже ученая степень такая появилась, кандидат или доктор политических наук(?!) - они-то какое имеют отношение к приращению нового академического знания? Или взять строительство Интеллектуального центра на Воробьевых горах, напротив Главного здания МГУ. Несомненно, появление еще одной университетской библиотеки следует приветствовать. Но размах, с которым это здание стоимостью 200 миллионов долларов США было возведено аккурат к 250-летию МГУ, пока явно не соответствует его способности выполнять свою главную задачу - служить центром научного знания. Книгохранилища центра, по утверждению создателей, расчитаны на пять миллионов томов. Интересно, откуда их собираются взять? Из фондов уже существующих библиотек МГУ? Но в чем смысл такой "перестановки"?

Своими постоянными выступлениями, направленными против введения ЕГЭ в качестве пропуска во все вузы России и против обязательного установления двухступенчатой системы высшей школы, Виктор Садовничий завоевал себе репутацию стойкого борца с реформами Министерства образования и науки, лидера "ректорской оппозиции", которая борется за сохранение академического образования в его прежнем, еще советском виде. И действительно, во многом благодаря его усилиям МГУ пока оказался в минимальной степени затронут новшествами Андрея Фурсенко и его предшественника на посту министра, Владимира Филиппова. Но сражаясь с "рыночным образованием" в своих публичных выступлениях, Садовничий на деле давно уже движется по пути, указанному его идеологическими противниками. Другой вопрос, есть ли у него возможность этого не делать - хозяйство сегодняшнего МГУ огромно, штат, по меркам того же Министерства образования, непомерно раздут, и ректор постоянно чувствует, как к университету тянутся руки чиновников, желающих сделать его более управляемым и прибыльным для государственной казны. В таких условиях хочешь - не хочешь приходится вступать в конкурентную борьбу за абитуриентов и поддерживать их приток любыми средствами - только таким способом Садовничий и весь профессорско-преподавательский штат университета могут доказать, что исповедуемая ими система преподавания по-прежнему востребованы обществом.

Пока престиж университета и, главное, все еще неисчислимые людские ресурсы России (а в МГУ, согласно официальным данным, каждый год принимают до 60 процентов иногородних студентов) позволяют им справляться с этой задачей. Что-то будет дальше?

Дмитрий Иванов