Мосгорсуд тряхнул стариной

Судебная инстанция приструнила СМИ дедовским способом

Во вторник, 23 августа, Мосгорсуд утвердил "Правила аккредитации представителей СМИ ". По мнению наблюдателей, документ составлен таким образом, что теперь журналисты не смогут без ведома пресс-службы Мосгорсуда работать в здании на Богородском валу. А адвокаты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева уверяют, что документ направлен против их подзащитных.

Впрочем, на первый взгляд, документ, оказавшийся в распоряжении газеты "Коммерсант", составлен в соответствии с буквой закона и даже преследует благие цели. Теперь представители СМИ, которые согласятся играть по правилам Мосгорсуда, будут получать полную и достоверную информацию о том, что происходит в его стенах. Избранных будут снабжать полезной информацией: статистикой, справочными материалами, а также аналитикой. Даже причина, по которой журналистов могут лишить аккредитации, кажется вполне оправданной - если "распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство организации, аккредитовавшей журналиста, что подтверждено вступившим в законную силу решением суда".

Гуманно руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева обещает поступить и по отношению к тем, кто захочет остаться независимым или покинет пул. По ее словам, документ "не лишает неаккредитованных журналистов права посещать Мосгорсуд и выполнять свои профессиональные обязанности". Они и дальше смогут присутствовать на всех открытых судебных процессах, как того требует федеральное законодательство.

Удивление вызывают лишь несколько пассажей документа. "Правила аккредитации..." требуют от журналистов, чтобы те за день до интересующих их слушаний предупреждали пресс-службу Мосгорсуда о намерении посетить заседание. Кроме того, представители прессы обязаны "использовать только документально подтвержденные факты... не распространять информацию негативного характера, содержащую бездоказательную критику судей, работников аппаратов судов".

Как пишет "Коммерсант", документ составлен таким образом, что отныне журналисты, освещающие деятельность Мосгорсуда, вообще не смогут работать в здании на Богородском валу без ведома пресс-службы. У изгоев будет право только "на получение информации о деятельности Мосгорсуда".

Гораздо менее категоричен генеральный секретарь Союза журналистов России Александр Яковенко. По его мнению, введение в Мосгордуме новых правил аккредитации - факт сам по себе "нормальный, не хороший и не плохой", и лишь время расставит все по своим местам. "Если кто-то из журналистов будет отлучен от информации из-за этих правил, можно будет однозначно интерпретировать это явление как незаконное и не соответствующее Конституции", - говорит Яковенко в эфире "Эха Москвы".

Согласно российской Конституции (часть 1, статья 123), гласность судебного разбирательства - один из основных принципов нашего, самого гуманного в мире, правосудия. Закон требует, чтобы на судебное заседание допускались все желающие. Исключение из правила - закрытый процесс, который допустим только в двух случаях: когда речь идет о защите прав личности или об обеспечении государственной безопасности. И при любом раскладе приговоры и решения судов объявляются публично.

На бумаге российские законы, регулирующие работу журналистов в судах, даже либеральнее европейских и американских. Так, в США закрытыми могут быть еще и процессы, касающиеся бытовых споров. Однако по совершенно мистическим причинам судебные скандалы, вроде юкосовского, почему-то случаются именно у нас. В 1997 году Фонд защиты гласности выявил 17 случаев нарушения судами прав журналистов (это почти пять процентов от зафиксированных тогда нарушений прав журналистов). С тех пор сотрудникам СМИ легче не стало. Впрочем, на страницы газет и журналов попадают далеко не все из них, а только самые громкие - такие как процесс Дмитрия Холодова. В 2000 году Московский военный окружной суд принял решение об отстранении представителей СМИ от его освещения. По мнению судьи Владимира Сердюкова, некоторые журналисты субъективно и тенденциозно освещали процесс. Особенно сильно Сердюкова возмутило то, что в ряде публикаций и телевизионных репортажей разглашались показания обвиняемых и упоминались имена свидетелей, что, по мнению судьи, могло воспрепятствовать установлению истины. При этом само разбирательство оставалось открытым.

Комментируя последнюю инициативу Мосгорсуда, эксперты обращают внимание на странное стечение обстоятельств. "Настораживает, что правила аккредитации принимаются в момент, когда через Московский городской суд проходит целая серия дел явно заказных, явно политических", - говорит генсек Союза журналистов. В первую очередь, имеется в виду судебный процесс над экс-главой "ЮКОСа" Михаилом Ходорковским и руководителем "МЕНАТЕПа" Платоном Лебедевым. Кстати сказать, адвокаты, которые ведут это дело, уже поспешили заявить о том, что новые правила направлены, прежде всего, против них.

"Я не исключаю, что появление такого документа - это подготовка к процессу по делу "ЮКОСа" в Мосгорсуде, - заявил адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт. - Когда появляются какие-то особенные правила, это вообще не бывает случайным". Так же считает его коллега - адвокат главы "МЕНАТЕПа" Платона Лебедева Евгений Бару. В самом Мосгорсуде настаивают на версии случайного стечения обстоятельств. "Разумеется, создание пресс-службы, и появление правил аккредитации никак не связано с рассмотрением какого-либо определенного дела, в том числе и дела Ходорковского", - заявила "Интерфаксу" Усачева.

Но если правы все-таки адвокаты, а не пресс-секретарь, то зрелище получается довольно печальное - российские суды медленно, но верно скатываются к порядкам, существовавшим в начале XIX века, когда судопроизводство в нашей стране было тайным, и профессора права души в нем не чаяли. "Гласность судопроизводства содействует укрытию следов преступлений, потворствует сговору подсудимых и приводит к тому, что среди молодежи распространяются сведения о способах совершения преступлений… самый низкий злодей сходит с суда с титлом человека невинного, к явному соблазну и негодованию целого народа". Даже не верится, что профессор уголовного и полицейского права в Санкт-Петербургском университете Яков Иванович Баршев написал эти строки еще в позапрошлом веке. Уж больно свежо звучит.

Андрей Ломкин

Миссионерская поза

Он обдирал христиан, утаил изнасилование и отмотал срок. А теперь вернулся

Русский разгуляй

Бабулька чеканит капустой, водка льется рекой: лучшая реклама к чемпионату мира