Новости партнеров

Против "Газпрома" применили химоружие

Противникам Северо-Европейского газопровода не помогут даже арсеналы Гитлера

Недавний отказ "Газпрома" поднимать со дна Балтийского моря и обезвреживать химическое оружие, затопленное там по решению Потсдамской конференции, вновь привлек внимание к тому, что в ближайшие пять лет станет мощнейшим раздражителем для всех стран, получавших от России плату за транзит газа по своей территории – строительству Северо-Европейского газопровода (СЕГ).

Проекту СЕГ исполнилось уже 8 лет – впервые идея провести в Европу газ, минуя территории третьих стран, появилась в 1997 году. Именно тогда были начаты необходимые изыскания, доказавшие техническую возможность и экономическую эффективность проекта.

Что это?

Если взглянуть на проект с технической точки зрения, то Северо-Европейский газопровод призван обеспечить прямые поставки газа из России в Германию. Но поскольку общих границ у наших двух стран нет, часть газопровода будет проложена по дну Балтийского моря.

У "Газпрома" уже есть опыт прокладки газопроводов по морскому дну – в конце 2002 года в эксплуатацию был сдан пусковой комплекс проекта "Голубой поток", трубопровод которого проходит по дну Черного моря в условиях агрессивной сероводородной среды.

Предполагается, что первая нитка Северо-Европейского газопровода будет готова в 2010 году. Всего будут построены две нитки, а пропускная способность газопровода составит 55 миллиардов кубометров газа в год.

С экономической точки зрения проект является средством избежать транзитных платежей, которые вносят весомый вклад в стоимость каждого кубометра газа, переданного европейским потребителям.

С политической – это способ влияния на страны, которые не охвачены изначальным планом прохождения газопровода, то есть возможность торга с конечными потребителями. Так, по мнению Рольфа Велбертса, главы отдела России и стран СНГ в МИДе Германии, свою долю газа, кроме Германии, почти наверняка получат Финляндия и Швеция. Кроме того, на карте отчетливо видно, что газопровод вполне может дотянуться и до Нидерландов с Великобританией.

Некоторым странам повезло меньше. Именно они заявили решительный протест против планов строительства газопровода.

Экошантаж

Наверное, многие помнят резкую отповедь экологическим организациям, которую Владимир Путин дал 20 июля на заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.

Напомним на всякий случай, что президент тогда, явно продолжая какой-то спор, рассказал собравшимся о давлении экологических организаций на стратегически важные для России проекты.

Путин отметил, что по ряду проектов со стороны конкурентов были предприняты "атаки" по экологической линии. Президент упомянул проблемы с восточным нефтепроводом, присутствием "Лукойла" на Каспии и ряд других.

Однако не имел ли он в виду также проект прокладки Северо-Европейского газопровода?

Действительно, как только проект СЕГ вступил в инвестиционную фазу, со сторон экологических организаций и лидеров сопредельных государств посыпались обвинения в антиэкологичности газопровода.

Недовольные

Назовем всех недовольных поименно. На данный момент в этот список попали: президент Польши Александр Квасьневский, премьер-министр Латвии Айгарс Калвитис и премьер-министр Литвы Альгирдас Бразаускас.

Квасьневский остро отреагировал на заключенный лидерами России и Германии пакт о строительстве СЕГ, назвав его "плохим" с точки зрения экологии и "слабым" с экономической и политической точек зрения. Тут надо уточнить, что Квасьневский, вероятно, имел в виду экономику Польши, зависящую от внешних поставок газа настолько, что депутаты сейма назвали пакт угрожающим безопасности и независимости Польши, а польский премьер-министр Марек Белька предложил разрабатывать собственные месторождения.

Калвитис отметил, что российско-германское решение может создать угрозу региону. А Бразаускас, в свою очередь, заявил, что при проведении работ по прокладке СЕГ страны, подписавшие конвенцию об охране Балтийского моря, и все другие государства будут требовать соблюдения тех требований, что предусмотрены в конвенции. Он назвал Балтийское море общим достоянием, а не собственностью одного или двух государств, и добавил, что постройка СЕГ отдаст Польшу и страны Балтии "на милость России".

В свете нынешних отношений России с Польшей и странами Балтии это, пожалуй, действительно угроза региону.

Ну и, конечно, список недовольных был бы неполным без Украины. Впрочем, об этом уже так много говорилось, что стоит просто напомнить – "Газпром" постепенно наращивает арсенал действенных средств для эффективного общения с руководством соседней страны. В частности, недавняя смена правительства Украины позволила вновь развернуть торг относительно цен на транзит "голубого золота", которые могут быть снижены на условиях "Газпрома".

Постройка СЕГ лишь усилит влияние Москвы на Киев.

Не все так плохо

Впрочем, не стоит думать, будто газопровод оставит Украину и другие "транзитные" страны совсем уж не у дел. Сам "Газпром" признает, что к тому времени, когда будет готова первая нитка газопровода, Европе потребуется дополнительно 100 миллиардов кубометров газа.

Легко подсчитать, что пропускной способности одного СЕГ для перекачки такого объема не хватит, и транзитные контракты будут заключаться по прежнему, а их объем, возможно, даже возрастет.

Другое дело, что СЕГ позволит России ослабить свою зависимость от стран, осуществляющих транзит. Тут можно вспомнить характерное выступление главы "Нафтогаза Украины" Алексея Ивченко, который пообещал России дефолт в случае прекращения поставок газа через территорию Украины, отметив, что сама Украина в то же время сможет просуществовать без российского газа на альтернативных видах топлива.

Подобная бравада опасна, но не тем, что России, у которой Стабфонд больше годового объема украинского экспорта, действительно грозит дефолт, а тем, что несет в себе серьезные риски для бизнеса.

Реально же газ будет поступать во все страны региона, оказавшегося "под угрозой".

Заключение

Недавно журнал "Государственное управление ресурсами" опубликовал статью, в которой говорится о теме кандидатской диссертации Владимира Путина ("Минерально-сырьевые ресурсы в стратегии развития российской экономики"), которую будущий президент защитил в 1997 году. Там есть важная для понимания всей экспортной политики государства фраза: "Российская экономика в XXI веке, по крайней мере в первой половине, по-видимому, сохранит сырьевую направленность".

Это означает только одно – Россия всеми силами пытается сделать экспорт сырья как можно более выгодным, а поставки – как можно более надежными и стабильными. Обеспечивать экспортную стабильность, кстати, можно разными способами – при помощи таможенных ограничений, ценовой политики и совместных проектов с конечными потребителями газа.

Когда речь идет о части пусть не пятидесяти-, но все же многолетней программы экспорта, вряд ли строительство газопровода можно остановить при помощи какого-то химического оружия. Для этого понадобится кое-что посильнее. Например, помощь Ирану в создании газотранспортной инфраструктуры, которая помогла бы стране победившей исламской революции довести трубу до южной Европы. Это было бы действительно страшным ударом по "Газпрому".

Но пока что Иран официально принадлежит к оси зла, и европейские потребители, не торгуясь, покупают газ по 200 долларов за тысячу кубометров.

Экономика17:5814 сентября

«Надо сделать профессионализм модным»

Система подготовки в России нерыночная и не способна реагировать на спрос