85 дней тюрьмы за разговор со Скутером

Репортер газеты "Нью-Йорк Таймс" Джудит Миллер назвала человека, который рассекретил агента ЦРУ

Во вторник, 4 октября, репортер газеты "Нью-Йорк Таймс" Джудит Миллер подтвердила то, о чем ранее было известно из анонимных источников. Имя секретного агента ЦРУ назвал ей глава аппарата вице-президента США Дика Чейни Льюис Либби, известный среди журналистов под кличкой Скутер. Однако чиновнику признание Миллер, похоже, ничем не грозит.

Она должна была сломаться первой. Репортер газеты "Нью-Йорк Таймс" Джудит Миллер была единственной женщиной в компании журналистов, проходящих по громкому делу о рассекречивании имени агента ЦРУ. Миллер должна была сломаться хотя бы потому, что она женщина. Но она стала единственным фигурантом, который пошел до конца и сел в тюрьму. Миллер провела за решеткой 85 дней и согласилась раскрыть источник информации только после того, как тот дал личное согласие.

Самый громкий за последние тридцать лет конфликт между властью и прессой в США разразился два года назад после того, как в СМИ прошла серия публикаций, в которых сообщалось имя секретного агента ЦРУ Валери Плейм - жены бывшего дипломата Джозефа Уилсона. Сразу после этого Уилсон заявил, что утечка произошла по вине Белого дома в наказание за критику администрации президента. В частности, Уилсон обвинил Белый дом в подтасовке фактов по ядерной программе Ирака.

Позднее было созвано большое жюри, которому предстояло выяснить, как в СМИ просочилась секретная информация. Сотрудничать с комиссией согласились все замешанные в скандале журналисты. Кроме Миллер - самой невиновной из всех. В отличие от независимого журналиста Роберта Новака или репортера журнала Time Мэттью Купера, она ничего не писала, а лишь собирала материал для будущей статьи. Свой отказ назвать источник информации журналистка объяснила тем, что не получила согласия от своего информатора.

Миллер продолжала хранить молчание даже тогда, когда все тайное стало явным и газеты со ссылкой на анонимные источники, близкие к делу, назвали "стукача" - главу аппарата вице-президента США Дика Чейни Льюиса Либби. Однако слухи оставились лишь слухами до тех пор, пока их достоверность не подтвердила сама журналистка. Это произошло во вторник, когда впервые после продолжительного перерыва Миллер появилась в редакции.

Темная лошадка

В Белом доме, где влиятельность чиновника зачастую зависит о того, как хорошо он может держать язык за зубами, есть совсем немного людей, более влиятельных, чем И. Льюис Либби (I. Lewis Libby). Он работает на Чейни с конца 1980-х годов и внешне мало похож на серого кардинала. У него очень простая улыбка и дорогие костюмы. Он выглядит как простак, у которого неожиданно появилась куча денег. Однако это не мешает ему оставаться "человеком, которого слушает человек, которого слушает президент". Про Либби говорят, что он "темная лошадка". Кстати сказать, до сих пор никто не знает, что скрывает буква "I" в его имени. По мнению большинства журналистов, она расшифровывается как Ирвинг.

Мало кто в Вашингтоне удивился, когда стало известно, что Либби причастен к скандалу. Кроме Миллер, Либби раскрыл имя секретного агента ЦРУ еще по крайней мере трем журналистам: Мэттью Куперу из "Тайм", Гленну Кесслеру из "Вашингтон Пост" и Тиму Рассерту с "Эн-Би-Си Ньюс".

85 дней тюрьмы по ошибке

Любопытно, что теперь адвокаты Либби утверждают, что в трехмесячном заключении Миллер не было никакой необходимости. По словам юриста Джозефа Тейта, который представляет интересы Скутера, журналистке еще год назад дали понять, что она может назвать перед большим жюри имя источника. Иначе считают защитники Миллер. По их словам, адвокаты Либби делали очень двусмысленные заявления, которые говорили, скорей, об обратном - в Белом доме не хотят огласки. Лишь 31 августа, говорит адвокат Миллер Роберт Беннетт, защитники Либби дали понять, что готовы изменить свою позицию.

Юристам Миллер потребовался почти месяц на то, чтобы согласовать с Либби и судом условия освобождения журналистки. По словам Беннетта, она отказывалась от сотрудничества с большим жюри до тех пор, пока Либби лично не даст согласие на это. Переговоры были осложнены еще и тем, что прокурору Патрику Фитцжеральду нужны были не только признательные показания, но и записи журналистки. По словам анонимных источников, близких к следствию, Миллер покинула тюрьму только после того, как Фитцжеральд просмотрел записи, которые были сделаны во время одного из разговоров с Либби в июле 2003 года.

Кроме того, в ходе предварительных совещаний был оговорен круг вопросов, которые большое жюри имело право задавать. Суду разрешалось расспрашивать журналистку только о том фрагменте разговора, когда Либби рассказывал Миллер о Плейм. При этом сотрудница "Нью-Йорк Таймс" могла не отвечать на вопросы по другим темам, которые поднимались во время беседы.

Без вины виноватые

На прошлой неделе Миллер почти три часа рассказывала большому жюри о разговоре двухлетней давности, в ходе которого узнала имя Валери Плейм. Признание Миллер - это последний кусочек "паззла", который вот уже два года пытается разгадать Фитцжеральд. По крайней мере, больше допрашивать некого, а это значит, что настало время прокурора отвечать на вопросы, кто и зачем "слил" имя Валери Плейм. Кроме Либби, в скандале оказался замешан главный советник по вопросам политики, "правая рука" и "мозг" Джорджа Буша, "архитектор обеих его предвыборных кампаний" Карл Роув. Как признался репортер "Тайм", именно Роув был одним из анонимных источников, от кого журналисту стало известно о секретном агенте ЦРУ.

Главная интрига теперь заключается в том, будет ли возбуждено против сотрудников Белого дома уголовное дело и, если будет, то на каком основании: за разглашение секретов, укрывательство и лжесвидетельство или за попытку воспрепятствовать правосудию.

Во вторник в интервью "Си-Эн-Эн" Джудит Миллер сказала, что очень надеется на то, что виновные в разглашении информации будут наказаны. В противном случае ей совсем непонятно, "ради чего она 85 дней просидела в тюрьме". Однако если верить сообщениям СМИ, то судить помощников Чейни вроде как и не за что.

Как стало известно AP от анонимного источника, Роув еще в прошлом году признался большому жюри в том, что узнал имя агента ЦРУ от журналистов. При этом советник Чейни не смог вспомнить имя репортера, который первым сообщил ему о Валери Плейм. Позднее Роув пересказал свою беседу с сотрудником СМИ сначала Новаку, а потом Куперу. Последний решил проверить точность информации Роува, позвонил Льюису Либби. "Да, я тоже об этом слышал", - сказал Либби. Нечто похожее он, по всей видимости, сказал и Миллер. В общем, как ни крути, крайними оказываются журналисты. Им и сидеть.

Интернет и СМИ00:0115 ноября

Страшнее и сильнее

Кража миллиардов, теневые армии и смертельные слухи. В сети стало больше угроз