Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Марш-бросок к Индийскому океану

Индия, Пакистан и Иран хотят присоединиться к ШОС

От Арктики до Индийского океана и от Балтики до Тихого океана. Возможно, именно так будет выглядеть в скором времени крупнейшее геополитическое объединение нашей планеты под названием Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). За четыре года своего существования ШОС, в которую входят Россия, Китай и четыре центрально-азиатские государства, стал привлекать к себе внимание и других стран, которые ищут новые формы интеграции в меняющемся мире.

Индия и Пакистан ищут новых друзей

Если появление Монголии в качестве страны-наблюдателя было вполне прогнозируемым явлением, то повышенный интерес к ШОС со стороны Индии, Пакистана и Ирана открывает перед организацией абсолютно новые горизонты.

Присутствовавший на проходившем в Москве саммите глав правительств ШОС премьер-министр Пакистана Шаукат Азиз недвусмысленно дал понять, что исламская республика намерена стать постоянным членом организации. По его словам, наиболее интересными сферами для Исламабада являются экономическое сотрудничество и борьба с терроризмом.

Азиз подчеркнул, что в данный момент не рассматривается вопрос об участии ШОС в урегулировании пакистано-индийского конфликта из-за Кашмира. Однако он не исключил, что пакистанские военные будут готовы поучаствовать в совместных антитеррористических маневрах, аналогичных тем, что недавно проводили Россия, Индия и Китай.

Между тем индийский министр иностранных дел Натвар Сингх, также принимавший участие в работе саммита, особо упирал на развитие энергетических проектов. Он откровенно заявил, что в ШОС собрались крупнейшие производители и потребители энергоресурсов в мире, имея в виду в первом случае Россию и Казахстан, а во втором - Индию и Китай.

В частности, глава индийского МИДа предложил регулярно проводить встречи министров энергетики стран ШОС и выразил надежду на перспективу строительства газопроводов в Индию из Ирана через Пакистан, а также из Туркмении через Афганистан и Пакистан. Он также подчеркнул необходимость создания транспортного коридора "Север-Юг", который бы позволил создать более короткий и эффективный торговый путь в Россию и Центральную Азию.

Напомним, что между Индией и Россией лежат два китайских региона - высокогорное плато Тибет и пустыни Синьцзяна. Если в случае с тибетцами сепаратистские настроения можно считать практически подавленными, то населяющие Синьцзян уйгуры - тюркоязычный народ, исповедующий ислам - продолжают активно сопротивляться китаизации. Подпольные группировки, которые, как полагают, все в большей степени носят не этнический, а религиозный характер, периодически осуществляют теракты в этом регионе. Кроме того, между Индией и Китаем до сих пор не решены пограничные вопросы в некоторых районах Гималаев, из-за чего в прошлом там происходили вооруженные столкновения между пограничными силами обоих государств.

В этом регионе Китай традиционно поддерживал Пакистан, с которым Индия также находится в состоянии конфликта, а Дели, соответственно, опирался на Москву. Но в условиях глобализации и происходящих в мире геополитических изменений Китай, Индия и Пакистан пытаются диверсифировать круг своих союзников. В руководстве этих стран растет понимание того, что экономические приоритеты гораздо важнее, чем борьба за обладание бесплодными скалами и ледниками, а потому все они пытаются использовать открывающиеся в рамках ШОС возможности для своего усиления мирными средствами.

Китай трясет мошной

Датой создания Шанхайской организации сотрудничества считается 15 июня 2001 года, когда в Шанхае главы шести государств - Китая, России, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана - подписали совместную декларацию. ШОС, прежде всего, задумывалась для стабилизации обстановки в центрально-азиатском регионе, где находившийся на тот момент у власти в Афганистане режим талибов служил рассадником исламского экстремизма, угрожавшего всем членам организации. Кроме борьбы с терроризмом участники ШОС ставили перед собой задачу полнее развивать экономическое и научно-техническое сотрудничество.

Учитывая весьма различные политические системы, существующие в странах ШОС, именно экономические вопросы выходят на первое место в повестке дня организации. Принимая во внимание этот аспект, следует заключить, что Россия - отнюдь не главная в этом межгосударственном образовании. Лидерство на себя все более явно берет Китай.

Этому способствует и экономическая мощь Поднебесной. Так, на нынешнем саммите премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао предложил выделить на реализацию совместных проектов развития в рамках ШОС 900 миллионов долларов. Китай, по его словам, может себе позволить предоставить кредит на эту сумму сроком на 20 лет всего под 2 процента годовых. Фактически это означает, что Пекин предлагает передать ему контроль над экономическим развитием ШОС в обмен на льготное кредитование, что является продолжением инвестиционной экспансии Китая в Центральную Азию.

Российскую сторону перспектива оказаться под столь мощным китайским давлением не очень радует. Михаил Фрадков озвучил позицию Москвы, согласно которой все страны ШОС должны поровну участвовать в подобных проектах, для чего он предложил создать специальный фонд развития. Правда, учитывая несоразмерность экономик участников организации, российский премьер оговорился, что наполнять этот фонд можно не только денежными средствами, но и технологиями, а также интеллектуальными разработками.

Однако, например, Киргизия и Казахстан, высказали гораздо большую заинтересованность в китайских инвестициях, нежели в спонсировании нового фонда. Дополнительные средства нужны им, прежде всего, для развития энергетических проектов, таких как строительство электростанций и нефтепроводов.

ШОС накачивает мускулы

Между тем, хотя многие эксперты расценивают ШОС как противовес, созданный Москвой и Пекином для ограничения влияния в Азии США и Евросоюза, сами члены организации всячески отрицают, что они собрались дружить против какой-либо третьей стороны. По словам исполнительного директора ШОС Чжана Дэгуана, формирование военного блока не входит в задачи организации.

Тем не менее, военная составляющая остается немаловажным аспектом сотрудничества в рамках ШОС. Достаточно вспомнить прошедшие в августе широкомасштабные учения "Мирная миссия" с участием российских и китайских подразделений. А в следующем году в них примут участие и индийские военные.

Кроме проведения маневров ШОС активно работает и на фронте борьбы с терроризмом, что особенно важно для России. Созданная летом 2004 года Региональная антитеррористическая структура уже доказала свою эффективность. По крайней мере, на этом настаивает Чжан Дэгуан. Он отметил, что компетентные структуры постоянно обмениваются информацией о том, "где и как осуществлять спланированные антитеррористические действия", и эта работа уже приносит результаты.

Дэгуан также отметил, что принятая летом этого года на саммите в Астане декларация о сроках пребывания военного контингента США и НАТО на территории ШОС не является ультиматумом, поскольку организация поддерживает усилия международной антитеррористической коалиции в Афганистане.

Сосуществование в рамках одной организации стран, имеющих многочисленные экономические и политические противоречия, делает маловероятным формирование в ее рамках сколько-нибудь прочного и долговременного военно-политического блока. По крайней мере, у них должны быть общие враги, находящиеся вне этих стран. А подобного единодушия в ШОС не наблюдается.

Тем не менее, и в Европе и в Америке не могут не обращать внимание на укрепление нового геополитического клуба, в составе которого в перспективе могут оказаться четыре ядерные державы - Россия, Китай, Индия и Пакистан. Поэтому в Вашингтоне и в европейских столицах внимательно присматриваются к инициативам этой организации.

Но пока что единственная конфликтная ситуация между ШОС и западными странами завершилась для последних благополучно. Базу в Киргизии США удалось сохранить, а размолвка с Узбекистаном произошла совсем по другому поводу, хотя Владимир Путин и поставил андижанские события в один ряд с недавним нападением на Нальчик.