Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Извращенная мифология терроризма

Заркави становится международным террористом номер один

После недавних терактов в Аммане, организация которых приписывается Абу Мусабу Заркави, в мире заговорили о появлении нового Осамы бин Ладена. Да и сам Заркави с готовностью поддерживает миф о своих вездесущести и всемогуществе. С одной стороны, он набирает очки в глазах антизападно настроенных мусульман, когда берет на себя ответственность за все мало-мальски крупные теракты в Ираке и публикует грозные заявления, в которых грозит покарать "неверных", американцев, отступников и так далее и тому подобное.

С другой стороны, этот миф всячески поддерживают США, создавая из Заркави образ врага, действиями которого можно объяснить все проблемы, возникающие у Вашингтона в Ираке. Всегда удобнее указать пальцем на конкретного человека, который к тому же именует свою организацию "Аль-Каеда в Ираке", чем ссылаться на абстрактных боевиков, относящихся к десяткам группировок, которые возникают из ниоткуда и в никуда пропадают.

Мифологичность образа Заркави подчеркивает и то, что он, в отличие от бин Ладена, не записывает видеообращений. Мир знаком с ним только по аудиозаписям и текстам, размещенным в Интернете. Неизвестен ни точный его возраст, ни даже то, является ли он калекой. По одним данным, он потерял ногу во время американских налетов на Афганистан в конце 2001 года, по другим - ногу ему ампутировали в Багдаде летом 2002 года. Но эти сведения, как и почти всю информацию, касающуюся Заркави и его деятельности, приходится сопровождать словами "якобы" и "предположительно", потому что достоверных сведений о нем, похоже, нет даже у ЦРУ.

Заркави: молодые годы

В биографии Заркавии до его появления в Ираке очень много пробелов и неясностей. Известно, что родился он в Иордании в семье беженцев из Палестины. Его настоящее имя Ахмед Фадиль Назаль аль-Халайли, а псевдоним Абу Мусаб Заркави он взял по названию родного города Зарка.

Район, где жили палестинские беженцы, был неблагополучным в криминальном плане, и Заркави была уготована судьба мелкого преступника. Собственно в подростковые годы он и был начинающим бандитом, как о том вспоминают люди, знавшие его в детстве.

В середине 1980-х годов он оказывается в Афганистане в рядах моджахедов, сражающихся с советскими войсками. Там он, по-видимому, знакомится с идеями исламского фундаментализма, а также с основателями "Аль-Каеды" - Осамой бин Ладеном и Айманом Завахири.

После вывода советских войск из Афганистана Заркави возвращается в Иорданию с идеей свержения королевской власти и создания исламского халифата. В 1993 году его арестовывают и приговаривают к 15 годам тюрьмы за попытку государственного переворота. В заключении, по некоторым данным, он подвергался пыткам, что, в общем, является обычной практикой в пенитенциарных заведениях стран третьего мира.

В 1999 году Заркави выходит на свободу по амнистии и покидает Иорданию. Об этом периоде его карьеры также известно мало деталей. Предположительно, он ездит по всему ближневосточному региону, работая над созданием террористической сети "Аль-Каеды". По одним сведениям, он действует по личному указанию бин Ладена, по другим - по своей собственной инициативе, являясь для бин Ладена скорее партнером и соперником, чем подчиненным.

Заркави подозревают в причастности ко всем громким терактам того времени - взрывам американских посольств в Кении и Танзании, атаке на американский эсминец "Коул" в порту Адена и к терактам 11 сентября 2001 года. В чем конкретно проявлялась его причастность впрочем, также неизвестно.

Обращает на себя внимание, что немецкие спецслужбы раскрыли подпольную ячейку исламистов, которые утверждали, что они подчинялись напрямую Заркави. По этим данным, Заркави создавал такие группы среди выходцев из Иордании, которые разделяли идеи радикального ислама, но не хотели работать с "Аль-Каедой". При этом немецкие спецслужбы отмечали, что полученные ими сведениями противоречат американским данным, согласно которым Заркави с самого начала действовал от имени и по поручению бин Ладена.

В конце 2001 - начале 2002 года Заркави предположительно находится в Афганистане. Когда американцы начинают военную кампанию против талибов, ему удается уйти в Ирак через Иран. Летом 2002 года он находится на лечении в Багдаде, где ему ампутируют ногу и изготавливают протез. Впрочем, сведения об инвалидности Заркави так и не получили документального подтверждения.

В октябре 2002 года в Аммане в результате теракта гибнет американский дипломат Лоренс Фоули. В причастности к его убийству подозревают Заркави, которого иорданский суд заочно приговаривает к смертной казни. В том же месяце Wаshington Post публикует список нового руководства "Аль-Каеды", в котором фигурирует и Заркави. Отмечается, что все эти люди выдвинулись на первые позиции после разгрома баз "Аль-Каеды" в Афганистане.

Но опять же, если считать, что "Аль-Каеда" не имеет четкой структуры, а, скорее всего, представляет собой конгломерат независимых друг от друга ячеек, то непонятно, по какому принципу считать, что тот или иной человек является руководителем "Аль-Каеды". Одна из версий может заключаться в том, что "Аль-Каеда" является личным и самым раскрученным проектом бин Ладена, а другие борцы за исламскую идею периодически объединяют с ним свои силы для выполнения разовых акций, но в остальном действуют самостоятельно.

Заркави в Ираке

Новый этап в биографии Заркави совпадает с началом американского вторжения в Ирак. Среди обвинений в адрес Саддама Хусейна, которые озвучил с трибуны ООН тогдашний американский госсекретарь Колин Пауэлл, упоминались и связи иракского лидера с международным терроризмом. Якобы Заркави давно и прочно к этому времени обосновался в Ираке, откуда и руководил террористической деятельностью в других странах.

Опять же существует и другая версия, по которой Заркави был командирован бин Ладеном в Ирак, когда стало ясно, что вторжение США неизбежно. Ему было поручено организовать партизанское движение против оккупантов и не дать американцам установить мир в Ираке. Если это действительно так, то со своей задачей Заркави на данный момент успешно справляется.

Сразу после падения режима Хусейна Заркави начинает диверсионно-террористическую деятельность против войск коалиции и представителей новой гражданской администрации Ирака. Для этого он создает группировку "Тавхид ва джихад", которая позднее будет переименована в "Аль-Каеду в Ираке". Для поддержания нестабильности в Ираке Заркави использует самое испытанное средство - террор. Он направлен и против иракцев, сотрудничающих с оккупационными властями, и против иностранных организаций, работающих в стране.

В августе 2003 года в Багдаде взрывают миссию ООН. При этом гибнет представитель ООН в Ираке, бразильский дипломат Сержиу Виейра ди Меллу. Ответственность на себя берет группировка Заркави. После этого "Тавхид ва джихад" регулярно признается в большинстве терактов, происходящих в Ираке, а позднее и в похищениях и убийствах иностранцев.

В октябре 2003 года американцы объявляют награду в 5 миллионов долларов за информацию о Заркави. В феврале 2004 года эта сумма вырастает до 10 миллионов, а в июне 2004 года стоимость головы Заркави поднимается до 25 миллионов долларов. Столько же американцы предлагают за бин Ладена.

В феврале 2004 года американцы сообщают, что ими будто бы перехвачено письмо от Заркави к заместителю бин Ладена Айману Завахири, в котором наместник "Аль-Каеды" в Ираке предлагает разжечь вражду между суннитами и шиитами. С тех пор действительно стали чаще происходить теракты, направленные именно против шиитского населения Ирака.

Базы Заркави находятся главным образом в суннитских регионах Ирака - на западе страны. Одним из оплотов боевиков стал город Фаллуджа, за который в течение ноября 2004 года шли ожесточенные бои. В результате город был почти полностью разрушен, многие боевики убиты, а остатки группировки были вынуждены перебазироваться в другие регионы Ирака.

Несмотря на урон, нанесенный ноябрьским штурмом Фаллуджи, к февралю 2005 года группировка Заркави насчитывает, по некоторым данным, до полутора тысяч человек. В ее состав входят как иракцы, так и граждане арабских и других мусульманских стран. Иракскую "Аль-Каеду" считают самой подготовленной и опасной группировкой боевиков, среди которых есть квалифицированные специалисты по минно-взрывному делу, работе с отравляющими веществами, организации диверсионной деятельности, и прочее, и прочее.

С лета 2005 года Заркави начинает расширять сферу своих действий за пределы Ирака. В августе 2005 года "Аль-Каеда в Ираке" берет на себя ответственность за обстрел американских военных кораблей в иорданском порту Акаба. В ноябре в Аммане происходят взрывы в трех гостиницах, которые Заркави также берет на себя. Он обвиняет короля Иордании в сотрудничестве с неверными и обещает отрезать ему голову.

На западе Ирака тем временем группировке удается создать некое подобие исламской республики в ее талибском варианте. В нескольких городах власть фактически контролировалась боевиками. Американцам потребовался почти месяц, чтобы до некоторой степени вернуть контроль над регионом багдадскому правительству. Между тем американская военная разведка к настоящему времени оценивает численность армии Заркави уже в 16 тысяч человек.

Новый бин Ладен или иракский Басаев?

О реальных масштабах деятельности Заркави приходится судить лишь по заявлениям его группировки и тому, что ему приписывают американские источники. Факт, однако, остается фактом - террористическая активность в Ираке не спадает. Кто реально осуществляет многочисленные теракты и диверсии, установить в точности невозможно. Однако несомненно, что вся эта деятельность координируется из одного или нескольких центров.

Аналитики порой диаметрально расходятся в своих оценках фигуры Заркави и его места в иерархии международных террористов. Одни полагают, что он уже фактически занял место бин Ладена как главный идеолог и практик джихада. В пользу этой версии приводят довод о том, что Заркави находится в гуще событий - он занят реальной борьбой против Америки и Запада. Поэтому он чаще фигурирует в сводках информационных агентств, постоянно публикует заявления в Интернете и завоевывает все большую популярность среди экстремистов. Кроме того, у Заркави больше непосредственно ему подчиненных боевиков, нежели у бин Ладена, да и финансирование лидер "Аль-Каеды" в Ираке получает регулярно и в необходимом объеме.

С другой стороны, ряд экспертов полагает, что роль Заркави сильно преувеличена. Он действительно пытается поднять свой престиж в исламском мире, проводя грамотную пиар-кампанию и заявляя о причастности ко всем возможным терактам. Но проверить его утверждения невозможно.

Свою лепту в раскрутку имиджа Заркави как главного врага свободного Ирака вносят и американцы. Одно дело признать, что им приходится иметь дело с массой несвязанных между собой группировок и ячеек боевиков, а другое - указать на одного главного виновника всех бед и несчастий. Да и с одним явным врагом всегда проще бороться, чем с кучей тайных недругов.

Американцы утверждают, что на поимку Заркави отряжены целых две команды спецназа, которые уже несколько раз были близки к ликвидации лидера террористов. Последнее сообщение такого рода пришло 20 ноября из североиракского города Мосул, где блокированные в одном из домов боевики совершили коллективное самоубийство, подорвав себя, чтобы не попасть в плен американцам.

Появились предположения, что среди погибших боевиков может находиться и Заркави, однако американское командование в Ираке крайне осторожно комментирует подобную трактовку событий в Мосуле.

Кстати, ситуация с главным иракским террористом в некоторых чертах напоминает историю с поисками в Чечне Шамиля Басаева. И тот и другой вроде бы одноногие, а, значит, их дееспособность весьма существенно ограничена. Оба с охотой берут на себя ответственность за громкие теракты. И оба они назначены американскими и российскими властями главными виновными в дестабилизации обстановки, соответственно, в Ираке и Чечне.

И за Басаевым, и за Заркави гоняются опытные спецназовцы, но никак не могут поймать или уничтожить террористов. Еще одна особенность: по воспоминаниям людей, знавших их еще до начала террористической деятельности, ни Басаев, ни Заркави не отличались особыми интеллектуальными данными и лидерскими качествами. Однако обоим удалось возглавить разветвленное и многоуровневое террористическое подполье в Чечне и Ираке. Так, по крайней мере, утверждается.

Если в реальности существования Басаева никто не сомневается, так как он периодически дает телевизионные интервью из чеченских лесов, то, как выглядит Заркави, известно лишь из старых файлов иорданской полиции. В результате мифологизация образа главного иракского террориста иорданского происхождения начинает зашкаливать за разумные рамки.

Кроме того, заявления Заркави не слишком проясняют цель его гиперактивности. Порой складывается впечатление, что джихад он понимает не как борьбу правоверных против неверных, а как войну всех против всех. И в этом отношении его логика напоминает логику большевистских лидеров начала XX века, которые тоже считали, что сначала нужно разрушить все до основания, а потом уже думать, что строить на освободившемся месте.

Похоже, что в лице Заркави миру явился новый вид террористов, которые готовы осуществлять террор ради самого террора. Они действуют по принципу - сначала что-нибудь взорвать, а потом уже придумать объяснение, зачем это было нужно. Если это так, то Ирак с помощью США стал инкубатором для гораздо худшей разновидности экстремизма, чем те, с которыми мир сталкивался ранее.