Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Иванов против "дедушек"

Как и почему Сергей Иванов будет решать проблему армейской преступности

Реформа Российской армии, которую затеял Генштаб с одобрения Минобороны, забуксовала сразу после ее объявления. Не прошло и месяца, как общество буквально потрясла волна скандалов, связанных с дедовщиной в вооруженных силах. Свой вклад в эту волну внесла и Генпрокуратура в лице ее главы Владимира Устинова, который расписал на коллегии своего ведомства положение в армии таким образом, что, по логике вещей, министру обороны оставалось только подать в отставку. Однако Сергей Иванов остался управлять обороной страны. И даже разработал ряд мер, чтобы поправить положение с неуставными отношениями в армии.

Отношение общества к дедовщине и преступности в армии изменилось не враз. Правозащитные организации, отстаивающие права призывников и солдат, появились задолго до января 2006 года. Да и дедовщина, как масштабное явление - тоже не продукт демократических реформ 90-х годов. Но почему-то лишь после того, как рядовой из роты обслуживания Челябинского танкового института Андрей Сычев попал в больницу, где ему были ампутированы ноги, общество потребовало радикальных мер, чтобы исправить положение в армии.

На самом деле нынешний виток общественного внимания к проблеме дедовщины продолжается, как минимум, с мая 2005 года. Тогда Главная военная прокуратура открыто выступила против Минобороны, заявив, что уровень армейской преступности резко возрос за последние годы. В мае 2005 года политические аналитики пришли к выводу, что тот скандал был инициирован ГВП и стал следствием интриг между двумя ведомствами. Логично предположить, что и нынешняя история также стала результатом противостояния военных юристов и генералов.

Возможно, появление такого количества публикаций о дедовщине связано с назначением Иванова на должность вице-премьера правительства, возможно - в связи с началом реформы, которая затронет не только армию, но и российскую промышленность. В любом случае, это не привело к отставке министра обороны. Иванов решился провести достаточно серьезную реформу армии, чтобы искоренить дедовщину.

О планах по реформе вооруженных сил и о причинах неудовлетворительного положения в области дисциплины министр доложил Госдуме 15 февраля.

Они сами пришли

Прежде всего, Иванов заявил, что армия сама по себе не является виновником преступности. Вооруженные силы, как полагает министр,

"на сегодняшний день являются одним из самых законопослушных институтов" государства. В армии, считает Иванов, даже лучше, чем на гражданке - "армия учит, как спрыгнуть с БТР и как сгруппироваться, а гражданка - нет".

Интересно, что слова министра о том, как замечательно служить армии, напрочь расходятся со статистикой, которую приводят правозащитники, депутаты и юристы. По из сведениям, прошлый год побил все рекорды по количеству правонарушений в вооруженных силах. Даже по официальной статистике, в 2005 году было зафиксировано 20390 преступлений, связанных с неуставными отношениями.

При этом правозащитники полагают, что это лишь верхушка айсберга, а основная масса правонарушений не находит отражения ни в каких отчетах. Генпрокуратура и Госдума также придерживаются этого мнения. По данным Генеральной прокуратуры, такого количества преступлений не было ни в царской, ни в советской армиях, которые были по численности намного больше, чем нынешняя российская.

Причинами современной армейской преступности министр назвал самих призывников, которые, в свою очередь, по его мнению, стали жертвами "моральной патологии общества". Общество, считает Иванов, буквально зомбирует призывников программами телепередач, которые изобилуют "сплошными "зонами", ментовскими войнами, чрезвычайными происшествиями, разбавлены выпусками новостей с изображением катастроф и кровавых преступлений". Причем, по словам министра обороны, портиться будущие призывники начинают еще с детского сада.

Другими словами, несчастные офицеры просто не могут ничего поделать с озверевшими от телевидения монстрами, которые два раза в год приходят в казармы.

Напомним, Генпрокурор Владимир Устинов, выступавший несколько дней назад на коллегии Генпрокуратуры, заявил, что именно равнодушие офицеров является одной из причин дедовщины.

Далее министр и вовсе усомнился в том, что проблема дедовщины в российской армии существует. "Большинство частей не вызывает у нас больших вопросов, потому что в них на протяжении уже нескольких лет не фиксировалось, не происходило никаких нарушений.

А есть проблемные части, в них мы будем работать вместе с Генпрокуратурой", - сказал Иванов. Впрочем, как искоренить проблему, которая существует в формате "кто-то кое-где у нас порой", Иванов знает. И знанием этим он поделился с депутатами.

Воспитатели-информаторы и сержантская полиция

В первую очередь министр считает необходимым создать в армии институт воспитателей-психологов, а также перевести сержантов и мичманов на контракт. От предложенной президентом военной полиции министр отмахнулся, сказав, что она не сможет изменить сложившуюся ситуацию. Поэтому создавать ее будут долго и осторожно. Возможно, и вовсе никогда не создадут, так как, по словам министра, "военная полиция не является волшебной таблеткой от всех преступлений и происшествий".

Возможно, он действительно прав - еще одна структура, подчиняющаяся Минобороны (ранее Иванов исключил возможность того, то военная полиция может быть создана в структуре другого ведомства), не сможет действовать без оглядки на офицеров, которые стараются скрыть происшествия, а не расследовать их.

Что касается воспитателей, то их, как сообщалось ранее, будут готовить в специальных вузах. Первый из них, созданный на базе Екатеринбургского артиллерийского института, начнет подготовку воспитателей для службы в армии уже с 1 января 2007 года.

Еще одним источником воспитателей для армии могут стать дисциплинарные батальоны. Иванов предложил расформировать их, а высвободившихся офицеров направить в части для ведения воспитательной работы. Правда, в этом случае, возможно, их придется переучивать еще дольше, чем абитуриентов, поступивших в "воспитательный вуз" - методы работы с личным составом дисбата могут оказаться для солдат хуже, чем издевательства "дедов".

На самом деле Иванов уготовил воспитателям роль штатных осведомителей руководства Минобороны о происходящем в частях. "Замы по воспитательной работе имеют право напрямую докладывать, не спрашивая разрешения своего командира", - заявил министр, говоря о будущих

полномочиях воспитателей. Насколько они будут полезны в качестве педагогов, сказать сложно, но вот наличие таких информаторов за спиной командиров, которые обычно стараются скрывать проблемы, а не решать их, возможно, окажется полезным.

Для самих командиров Иванов ранее разработал четкий перечень преступлений, о которых необходимо немедленно докладывать в Минобороны или Генштаб. До этого он пообещал ужесточить ответственность за сокрытие таких фактов. Эти меры очевидно призваны уничтожить армейскую "круговую поруку", которая, по мнению правозащитников, не дает возможности расследовать случаи преступлений в армии.

Министр также пообещал своим офицерам не только кнут, но и пряник. "Если ты все доложил по-честному, то за правду не наказывают, а если сокрыл, то ответственность ужесточается", - сказал Иванов.

Что касается института профессиональных сержантов, то они и должны стать той самой военной полицией, которую не хочет создавать Иванов. По словам вице-премьера, когда сержант будет служить на контрактной основе, он "будет ночевать в казарме", а "основное количество преступлений в казармах происходит именно в ночное время". При этом он не преминул отметить, что военная полиция круглосуточно дежурить в казармах не сможет.

По данным Минобороны, в настоящее время в вооруженных силах служат 109 тысяч сержантов и старшин. Около 23 тысячи из них служат по контракту, а еще примерно 25 тысяч перейдут на контрактную основу до 2008 года. Таким образом, в будущем необходимо перевести на контракт еще 59 тысяч 700 человек. По подсчетам министерства, на эти цели потребуется 31 миллиард рублей.

Политзаказ

Говоря о политическом заказе как о причине появления публикаций о преступлениях в армии, Сергей Иванов сказал, что это не может помешать ему в работе. "Меня мой рейтинг не очень интересует. Я пекусь о том, чтобы повышался престиж военной службы, повышалось денежное довольствие военнослужащих", - признался министр. Однако он не преминул дать отпор политическим оппонентам, пригрозив им ответственностью перед законом.

"Вынужден констатировать: нынешняя волна антиармейских настроений буквально захлестнула все российское общество. Стремление некоторых, с позволения сказать, "болельщиков за общее дело" сделать себе имя за счет искусственного раздувания скандала зачастую переходит все грани разумного", - сказал министр.

"Более того, уже появились открытые призывы к акциям неповиновения и бойкоту весенней призывной кампании. Думаю, что такие факты могли бы стать объектом пристального внимания конституционно-правовых органов на предмет соответствия их российскому законодательству в области обороны и безопасности", - заявил Иванов.

Политический заказ, дело конечно, не очень чистое и хорошее, но, как известно, лучшее средство от похмелья - воздержание. А от подобных "заказных волн" - наведение настоящего порядка в армии.

Павел Аксенов

Наука и техника00:02 7 октября

«Я точно не гений!»

Хидео Кодзима о русских фанатах, вызывающей Death Stranding и одиночестве