Новости партнеров

Ни войны, ни мира

Обмен невыполнимыми ультиматумами привел ситуацию в Газе к полному тупику

Срок выполнения ультиматума, выдвинутого правительству Израиля боевиками палестинских группировок "Комитеты народного сопротивления" "Исламская армия" и "Бригады Иззеддина аль-Кассама", истек. Иерусалим отказался выполнять требования похитителей капрала Гилада Шалита, и теперь, по выражению террористов, его дело "закрыто". Правда, в действительности самая активная стадия этого кризиса только начинается.

Палестинцы и израильтяне продолжают разговаривать друг с другом на разных языках. Единственное, что сближает их, - это манера выражать свои мысли и идеи. И те, и другие выдвигают противной стороне заранее невыполнимые предварительные условия и не скупятся на угрозы.

Боевики требуют освободить из тюрем тысячу заключенных-арабов, а израильтяне настаивают на безусловном освобождении своего солдата. В случае невыполнения своих пожеланий первые обещают "больше ничего не сообщать о тяжелораненом солдате", а вторые - "усилить давление на террористов".

Фактически это означает, что террористы готовы и дальше настаивать на своих требованиях и изводить израильское правительство и общественное мнение одним только фактом пленения гражданина этой страны.

А Израиль и далее будет давить - правда, не столько террористическую инфраструктуру, сколько простых жителей сектора Газа. Местное население и так уже неделю живет без света и водопровода - электростанции взорваны израильтянами, а насосы работают на электричестве. Еда и предметы первой необходимости поступают в Газу с перебоями.

Боевикам, которые никогда не были среди особо нуждающихся, проблемы их соотечественников лишь на руку: чем больше трудностей испытывает народ, тем сильнее его ненависть к Израилю. Так что ВВС ЦАХАЛа своими ударами только повышают популярность экстремистов среди палестинцев.

Расчет Израиля на то, что недовольное население потребует у правительства, сформированного движением ХАМАС, сделать все возможное для освобождения Гилада Шалита, видимо, не оправдывается. Жители Газы, измученные необходимостью постоянно находиться в зоне боевых действий, все больше склоняются к мнению, что за их страдания необходима расплата. Причем платить, по их мнению, должны не террористы, спровоцировавшие агрессию, а Израиль, чьи бомбы и снаряды ухудшают условия их жизни.

Учитывая то, что родственники значительной части населения Газы находятся в израильских тюрьмах, освобождение тысячи заключенных палестинцы считают вполне справедливой ценой за жизнь пленника. Экстремистские группировки, разумеется, изо всех сил поддерживают в согражданах это мнение и уверяют, что своими "героическими" действиями приближают час возвращения узников домой.

Правительство Израиля во главе с Эхудом Ольмертом в сложившейся ситуации вынуждено и дальше идти по пути оказания психологического давления на палестинцев. Главной целью при этом избрано правительство автономии, которое является наиболее удобным и даже очевидным объектом давления: все министры и премьер пришли к власти благодаря движению ХАМАС, у которого в Израиле крайне нехорошая репутация.

Восемь палестинских министров были взяты под стражу, офисы премьера и министра внутренних дел уничтожили точечными ракетными ударами, и всему правительству скопом постоянно грозят физическим уничтожением.

При этом Иерусалим руководствуется достаточно четкой логической цепочкой: правительство было сформировано ХАМАСом, победившем на выборах; ответственность за пленение солдата взяли на себя группировки, теснейшим образом связанными с этим движением. Соответственно, правительство, ставшее во главе ПА, должно в полной мере нести ответственность за действия похитителей.

Однако подобная логика не учитывает того, что сам ХАМАС - это, скорее, конгломерат различных объединений без четкой иерархии, нежели четко структурированная организация, лидер которой может отдавать приказы "по команде". Центров силы в ХАМАСе несколько.

Причем неформальное лидерство в движении постоянно оспаривается различными кланами, каждый из которых движим собственными понятиями о дозволенных методах борьбы и целях движения в целом. Для любой террористической или экстремистской организации такая "сетевая" структура является залогом ее выживания. В противном случае ликвидация или поимка руководителей привела бы к гибели всей системы.

В данном случае организацию убийства двух израильских военнослужащих и пленение третьего осуществил глава политического бюро ХАМАСа Халед Машаль, который живет в Сирии. В последнее время он стал быстро терять влияние в организации, так как по причине своей удаленности не имел доступа к реальным рычагам власти. Однако денег и авторитета ему хватило на организацию нападения, в ходе которого двое израильтян были застрелены и еще один - похищен.

Прекрасные (с точки зрения нападавших) результаты проведенной ими операции многократно усилили позиции наиболее радикального крыла ХАМАСа и поставили под сомнение политику премьера Исмаила Хании, который в своих интервью многократно высказывался за решение проблем с Израилем путем диалога.

Израильское руководство знает, что именно Машаль стоял за похищением капрала Шалита. Но "дотянуться" до него не может. Поэтому отвечать за произошедшее вынуждены те, кто поближе - министры и депутаты, пришедшие во власть благодаря ХАМАСу.

Поддаться давлению со стороны Израиля и потребовать освобождения Шалита означало бы немедленную политическую смерть палестинского правительства, на что, оно, конечно, пойти не может. Поэтому Хания и его команда пытаются лавировать: с одной стороны они призывают похитителей не причинять вред пленнику, а с другой - обращаются к Израилю, прося его прислушаться к требованиям террористов.

В результате Израиль требует отдать Шалита у тех, кто не отдавал приказа на его захват. Палестинское правительство, связанное своей агрессивной риторикой и раздавленное энергичными действиями Иерусалима, не в состоянии повлиять на похитителей.

Все стороны конфликта готовы слушать и слышать только себя и требуют от остальных безусловного внимания и подчинения. Жители сектора Газа продолжают страдать от блокады и ждать войны, а жизнь 19-летнего Гилада Шалита висит на волоске, который может оборваться в любой момент.

Мир00:0431 августа

«Сначала убьют ваших мужчин, а потом и вас»

Черные тигрицы воевали в джунглях и взрывались в толпе. А теперь сидят на кухнях