Закрытие Америки

Моральные устои Джорджа Буша сделают Европу центром мировой биотехнологии

Система морально-этических ценностей действующего американского президента Джорджа Буша-младшего вступила в противоречие с ходом развития науки. В результате в США может прекратиться развитие ведущего направления современной биотехнологии – исследования стволовых клеток человека.

Zeitgeist

Стволовыми клетками называются "клетки-предшественники", из которых может сформироваться любая ткань организма. Такая способность есть только у клеток зародыша. В целом, из-за утраты клетками этого свойства, у взрослого человека не могут вырасти новые органы взамен разрушенных болезнью. Клетки зрелого организма не способны "сменить специализацию", а пересадить пациенту ткани другого человека как минимум затруднительно: клетки донора будут подвергаться атаке имунной системы как чужеродные. Только полученные из эмбрионов стволовые клетки могут дать начало тканям, которые возьмут на себя утраченные пациентом функции. Вот почему проблемы исследования стволовых клеток вызывают такой ажиотаж.

Основным источником эмбриональных стволовых клеток являются "лишние" эмбрионы, возникающие в ходе проведения "зачатия в пробирке" (экстрокорпорального оплодотворения). Возникновение избыточного числа зародышей – это не произвол врачей, а медицинская неизбежность: подготовка женского организма к вынашиванию плода, забор яйцеклеток и сперматозоидов – всё это сложные и дорогостоящие процедуры. Сама технология требует, чтобы для обеспечения беременности у страдающей бесплодием женщины эмбрионы готовились с запасом. Это единственная существующая технология, способная обеспечить материнство при целом ряде заболеваний, и против неё во всём мире никто не возражает.

Но "в пробирке" оказывается около шести зародышей. Пересадить женщине их все – значит с гарантией создать условия для выкидыша и неудачи всей процедуры. Поэтому эмбриолог выбирает 2-3 человеческих зародыша и подсаживает в матку будущей матери (где ещё один-два, с большой вероятностью, тоже погибнут). Оставшиеся эмбрионы неизбежно погибнут в тот момент, когда им потребуются более совершенные условия, чем можно обеспечить в лаборатории. Обычно их тотчас уничтожают или замораживают, чтобы подсадить той же женщине, если данная попытка забеременеть завершится выкидышем, то есть гибелью подсаженных эмбрионов.

Оставшиеся эмбрионы можно использовать для терапевтических целей. Например, вырастить клетки, синтезирующие инсулин, и вылечить с их помощью диабет. Для этого нужно раздробить зародыш на отдельные клетки. Таким образом из эмбриона так же не разивается человек, но он исчезает с лица земли не бесследно, а принося пользу людям.

Angst

С точки зрения многих религиозных и этических систем, разделение эмбриона на отдельные стволовые клетки может быть истолковано как убийство человеческого существа.

Такую позицию разделяет Джордж Буш. На этом основании президент США ещё в 2001 году ввел запрет на использование бюджетных средств для финансирования соответствующих разработок.

Согласно данным опросов общественного мнения, в настоящее время около 70 процентов американцев считают оправданным использование стволовых клеток человека в научных исследованиях. В их число входят и многие сторонники Республиканской партии, к которой принадлежит Джордж Буш. Активным сторонником развития медицины стволовых клеток в США является вдова президента США Рональда Рейгана. Много лет перед своей кончиной президент Рейган находился в состоянии полного распада личности, обусловленного больезнью Альцгеймера, которую, как полагают учёные, можно лечить стволовыми клетками. Поддерживает терапевтическое использование стволовых клеток и губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер. В открытом письме Бушу Шварценеггер подчеркнул, что «в случае вето Америка будет отброшена назад на пути научного прогресса».

Неделю назад Сенат Конгресса США одобрил законопроект, разрешающий использование бюджетных средств для финансирования исследований стволовых клеток человеческих эмбрионов. Палата представителей Конгресса США поддержала эту законодательную инициативу в мае прошлого года. Женщинам, прибегающим к экстракорпоральному оплодотворению, разрешалось добровольно жертвовать "лишние" эмбрионы для научных целей.

Но президент был непреклонен. В минувший четверг, впервые за время нахождения у власти, Джордж Буш воспользовался своим правом вето и заблокировал принятый парламентом закон. Буш предложил учёным сконцентрироваться на поиске способов получения стволовых клеток из организмов взрослого человека. У взрослых нет клеток, аналогичных по свойствам зародышевым тканям. Пока мы не знаем, как заставить клетку, скажем, слизистой оболочки или глаза вдруг приобрести свойства зародышевой. Как отметил сенатор-республиканец Майк Касл (Mike Castle), инициатива Буша – уловка, позволяющая противникам терапевтического клонирования заявлять, что они являются его сторонниками.

Преодолеть вето Палате представителей Конгресса не удалось, не хватило 51 голоса. Как утверждают представители демократов и даже некоторые республиканцы, через 30 месяцев, когда у Америки будет новый президент, вето может быть отозвано. Демократическая партия намерена включить пункт о разрешении использования стволовых клеток в свою предвыборную програму.

Наблюдатели также отмечают, что дискуссия вокруг терапевтического клонирования может быть выгодна Бушу ещё и тем, что она отнимает эфирное время у запутанных проблем Ближнего Востока и Центральной Азии.

Снятся ли Евросоюзу электрические овцы?

Параллельно вопрос об использовании стволовых клеток решался в Европе. Знаменитый британский астрофизик и космолог Стивен Хокинг (Stephen Hawking), парализованный из-за заболевания нервной системы, выступил с заявлением, в котором просил руководство ЕС не следовать "реакционному примеру", подаваемому президентом США. То, что для получения стволовых клеток нужно разрушить человеческий эмбрион, по мнению Хокинга, не является проблемой, потому что эти зародыши и так бы погибли. С точки зрения морали, считает учёный, это эквивалентно пересадке сердца от жертвы ДТП.

Заявление Хокинга было сделано в преддверии заседания Совета Европы, на котором восемь стран-членов Евросоюза планировали выступить против финансирования структурами ЕС использования в научных целях клеток из "лишних" эмбрионов. Германия, Словакия, Словения, Польша, Мальта, Люксембург, Австрия и Литва, выступавшие совместно могли собрать 90 голосов, необходимых для того, чтобы блокировать финансирование.

В ходе консультаций Германию, Словению и Люксембург удалось убедить сдаться перед лицом прогресса. Европейские политики приняли следующее компромиссное решение: до 2013 исследования с использованием готовых линий человеческих стволовых клеток будут финансироваться. Дробить эмбрионы тоже можно, но только на деньги стран, это разрешающих.
box#2087077

Соответствующая программа ЕС на период 2007—2013 годов имеет бюджет в 50,4 миллиардов евро. Однозначно запрещается только репродуктивное клонирование – то есть попытки вырастить нового человека "неестественным" образом - и внесение методами генетической инженерии изменений в человеческий геном, то есть выращивание эмбрионов с заранее запрограммированными свойствами.

Самое очевидное последствие этого ужесточения законодательных норм – "утечка мозгов" из США в Европу. Американцы, "работающие в этой области, уже начали прибывать в Соединенное Королевство, – заявил Лорд Сейнсбери, министр Великобритании по делам науки. – Ученые из других частей света, которые в противном случае поехали бы в Америку, вместо этого приедут в Соединенное Королевство". Вслед за профессорами потянутся и пациенты со своими деньгами.

Проблема нераспространения

Технологический прогресс необратим, это очевидно. Даже из Европы кто-то обязательно уедет в какую-нибудь страну с ещё более либеральным законодательством: соблазн клонировать человеческую особь – как овечку Долли – или попытаться "сконструировать" ребёнка с (ограничимся самым безобидным примером) заданным цветом глаз может быть оказаться слишком велик. Состоятельных же заказчиков на работы по выведению Голема найти будет несложно.

Клеточная биология и генная инженерия – высокотехнологичные и дорогостоящие сферы, но ни по масштабам исследовательских центров, ни по требуемым суммам они не идут ни в какое сравнение, скажем, с ядерными технологиями. И если даже такая нищая и пребывающая в многолетней изоляции страна, как Северная Корея, сумела развить у себя атомную индустрию, то уж появление в "странах-изгоях" свободных от морали центров по клонированию – только вопрос времени.

С этой точки зрения, любое ограничение развития биотехнологии в цивилизованных государствах – ещё один шаг, приближающий нас к киберпанковской реальности подпольной биотехнологической индустрии.

Евгений Паперный